Оператор нового морского месторождения углеводородного сырья

Последний раз обновлено:

Оператор нового морского месторождения углеводородного сырья — организация, которая одновременно удовлетворяет следующим условиям (ст. 25.7 НК РФ):

  • в ее уставном капитале прямо или косвенно участвует организация, имеющая лицензию на пользование недрами на новом морском месторождении, либо организация, являющаяся взаимозависимым лицом с таким лицензиатом;
  • она осуществляет хотя бы один из видов деятельности, связанной с добычей углеводородного сырья на новом морском месторождении;
  • она осуществляет деятельность, указанную в предыдущем условии, на основе договора с владельцем лицензии  — операторского договора. Он должен предусматривать выплату оператору вознаграждения, размер которого зависит в том числе от объема добытого углеводородного сырья на соответствующем морском месторождении и (или) выручки от его реализации.

Владелец лицензии на пользование недрами должен в течение 10 рабочих дней с даты заключения операторского договора уведомить об этом свою налоговую инспекцию. Вместе с уведомлением он должен представить заверенную копию операторского договора и копию лицензии на пользование участком недр (п. 3 ст. 25.7 НК РФ). После этого организация признается оператором нового морского месторождения.

Если операторский договор заключен до 1 января 2014 года, то владелец лицензии должен представить в налоговый орган перечисленные документы в течение 30 дней с этой даты.

На одном месторождении может осуществлять деятельность только один оператор.

Операторы месторождений и владельцы соответствующих лицензий определяют налоговую базу при осуществлении деятельности, связанной с добычей углеводородного сырья на новом морском месторождении, отдельно от налоговой базы, определяемой при осуществлении иных видов деятельности. Если деятельность ведется на нескольких месторождениях, то налоговая база определяется отдельно по каждому из них.

Прибыль от добычи углеводородного сырья на новом морском месторождении, не уменьшается на суммы убытков от осуществления такой деятельности в отношении иных месторождений, а также от осуществления иных видов деятельности.



Полная версия этой статьи доступна только платным пользователям бератора

Оператор нового морского месторождения углеводородного сырья

Чтобы получить доступ, просто оформите заказ на бератор:

  • Мы откроем вам доступ сразу после оплаты
  • Вы получите бератор по очень выгодной цене
  • Все новые возможности бератора вы будете получать бесплатно!

Оператор нового морского месторождения углеводородного сырья Оператор нового морского месторождения углеводородного сырья

Практические вопросы в области налогообложения, возникающие при реализации российских арктических шельфовых проектов

Оператор нового морского месторождения углеводородного сырья

Андрей Панин, Партнер, Deloitte Россия

XXI век мировое сообщество именует «веком Арктики». Экономический, военно-политический, научный интерес к Арктике растет, а ледовый панцирь сокращается.

При этом арктическая зона не имеет специального международного правового режима, установленного отдельной международной конвенцией по примеру Антарктики.

На данный момент приарктические государства (Россия, США, Канада, Дания, Норвегия) не подписали такого документа, ограничившись рядом международных деклараций.

30 сентября 2013 г. Президент РФ подписал Закон о стимулировании деятельности по добыче углеводородного сырья на российском континентальном шельфе № 268-ФЗ (вступил в силу с 1 января 2014 года). По сути указанным Законом был установлен специальный налоговый режим для проектов по добыче углеводородного сырья на континентальном шельфе.

Данный Закон ввел в российское законодательство ряд терминов и определений, служащих основой правового регулирования и налогообложения проектов по добыче полезных ископаемых на шельфе, а также ряд особенностей исчисления налогов, связанных с деятельностью на континентальном шельфе (налог на прибыль, НДС, НДПИ и т.д.).

Вместе с тем, Закон оставил ряд вопросов нерешенными, включая правовой режим и особенности налогообложения для российских и иностранных подрядчиков и субподрядчиков, принимающих участие в российских шельфовых проектах, некоторые особенности учета доходов и расходов для целей расчета налога на прибыль участниками деятельности на континентальном шельфе, вопросы по трансфертному ценообразованию и многие другие.

Структурирование деятельности с целью соответствия российскому законодательству и определения оптимальной позиции по налоговым вопросам для компаний, работающих на арктическом шельфе

I.          Структурирование деятельности с целью соответствия российскому законодательству

  • С 1 января 2014 года в российское законодательство введены новые определения, такие как «промышленная разработка месторождения углеводородного сырья», «новое морское месторождение углеводородного сырья», «оператор нового морского месторождения», «искусственные острова», «искусственные сооружения и установки» (1).
  • В частности, морское месторождение углеводородного сырья определяется как «месторождение углеводородного сырья на участке (участках) недр, расположенном (расположенных) полностью в границах внутренних морских вод и (или) территориального моря РФ и (или) на континентальном шельфе РФ либо в российской части (российском секторе) дна Каспийского моря».
  • Новым морским месторождением признается морское месторождение, дата начала промышленной добычи углеводородного сырья на котором приходится на период с 1 января 2016 года (2) (далее – «Новое месторождение»).
  • Закон вводит также определенные условия, при одновременном выполнении которых организация признается Оператором Нового месторождения, а именно:
  • В уставном капитале организации прямо или косвенно должен участвовать Владелец лицензии либо организация, являющаяся взаимозависимым лицом с Владельцем лицензии;
  • Организация осуществляет хотя бы один из видов деятельности, связанной с добычей углеводородного сырья на Новом месторождении (собственными силами или с привлечением подрядных организаций);
  • Организация осуществляет деятельность, связанную с добычей углеводородного сырья на Новом месторождении, на основе договора, заключенного с Владельцем лицензии. Такой договор должен предусматривать выплату Оператору вознаграждения, размер которого зависит, в том числе, от объема добытого углеводородного сырья на соответствующем морском месторождении углеводородного сырья и (или) выручки от реализации этого сырья.

Организация признается оператором Нового месторождения с момента заключения операторского договора. Не допускается наличие одновременно более одного оператора на Новом месторождении углеводородного сырья.

Владельцы лицензии, в свою очередь, являются пользователями недр, в связи с чем необходимо также учитывать законодательные ограничения, такие как (3):

  • Пользователями недр могут быть только компании, опыт работы которых на российском континентальном шельфе не менее 5 лет

Льготный период

В России формируется благоприятная законодательная база для многократного наращивания объема промышленного производства и социально-экономического развития в Арктике. В планах «Газпром нефти» активное участие в реализации амбициозных проектов в Арктической зоне и формирование стратегического присутствия в регионе

Новый мир за пять дней

5 марта 2020 года Президент России указом утвердил документ «Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2035 года», определяющий освоение Арктики как приоритетную задачу на ближайшие десятилетия. Ожидается, что до конца весны будет утверждена Стратегия развития арктической зоны России до 2035 года.

Согласно проекту этого документа, подготовленного Минвостокразвития России, к 2030 году доля нефти, добываемой в Арктике, должна достичь 22% от общего объема добычи нефти в России, а к 2035 году — 25%. В декабре 2019 года правительство также утвердило план развития инфраструктуры Северного морского пути (СМП) на период до 2035 года.

Исполнение этого плана должно позволить реализовать поставленную Президентом России амбициозную цель по увеличению объема перевозок по СМП к 2024 году до 80 млн т — что в 4 раза больше по сравнению с объемами 2018 года. И основной прирост перевозок в этот период ожидается за счет роста объема транспортировки углеводородного сырья, добываемого в Арктике.

А по арктическим меркам, 2024 год — это всего лишь через пять дней, пусть и полярных.

Для «Газпром нефти» лидерство в освоении Арктики — также стратегическая задача. За счет заполярных активов компания рассчитывает значительно увеличить ресурсную базу и создать мощный задел для поддержания стабильных объемов добычи и их дальнейшего роста.

Для оптимизма есть все предпосылки: «Газпром нефть» уже успешно реализовала несколько проектов за полярным кругом, в том числе по освоению арктического шельфа: «Газпром нефть» — единственная из российских компаний ведет добычу в этой зоне.

Накопленные компетенции работы в сложнейших северных условиях с достижением отличных результатов и соблюдением строжайших экологических нормативов позволяют компании привлекать в проекты партнеров и инвесторов — внутри нефтегазовой отрасли, среди федеральных и региональных органов власти, научных центров.

Для реализации арктических проектов, осложненных санкциями, создание многосторонних партнерств и разделение рисков, в том числе с игроками из других отраслей, подрядчиками и поставщиками — одно из условий успеха.

Другое не менее важное условие для развития Арктики — налоговые преференции со стороны государства. Они уже начинают претворяться в жизнь.

 18 марта 2020 года Президент Российской Федерации подписал Федеральный закон «О налоговом стимулировании поиска и оценки, разведки и добычи углеводородного сырья на отдельных территориях Арктической зоны России».

Это первый документ пакета из четырех законопроектов, создающих прямые практические последствия для инвестиционных проектов в российской Арктике, который официально открывает новую эпоху в ее освоении

Поддержка для шельфа

В первую очередь зеленый свет получит разработка шельфовых запасов. Хотя определенные преференции для освоения арктического шельфа уже существуют, нефтяники неоднократно отмечали их недостаточность.

Режим новых морских месторождений, введенный с 2014 года, предполагает дифференциацию льготных условий по НДПИ и экспортной пошлине по четырем категориям сложности морей: первая (к примеру, Балтийское море) — наиболее благоприятные условия добычи углеводородов и менее преференциальный режим; четвертая (к примеру, Карское море) — наоборот. При этом для ряда арктических проектов (в частности, в Печорском и Охотском морях) реальные условия разработки запасов не позволяли обеспечить рентабельную добычу в условиях применения налоговых льгот для второй и третьей категории морей, к которым они были отнесены.

Принятый Федеральный закон устанавливает более привлекательные налоговые условия разработки новых морских месторождений, расположенных в Баренцевом, Белом, Печорском, Охотском морях, промышленная добыча на которых ранее не велась. Теперь новые месторождения в этих морях отнесены к четвертой категории сложности. Это означает снижение ставки НДПИ на нефть с 15% до 5% и увеличение срока действия льготы с 7 до 15 лет.

Добыча на суше

Федеральный закон предусматривает распространение налога на дополнительный доход от добычи углеводородного сырья (НДД) его взимают с дохода от добытой нефти за вычетом расчетной экспортной пошлины и расходов на транспортировку, а также фактических капитальных и операционных расходов, связанных с разработкой участка недр.

В отличие от НДПИ, НДД взимается с финансового результата, а не с выручки, и позволяет платить только в том случае, если разработка месторождения оказалась прибыльной. на участки недр, расположенные севернее 70° северной широты в границах Красноярского края, Якутии, Чукотского автономного округа, на которых до 2019 года не велась промышленная добыча.

Для данных участков в режиме НДД предусмотрена отдельная пятая группа с правом добровольного перехода на НДД. Для вошедших в пятую группу НДД участков действует льготный коэффициент по НДПИ на нефть (Кг): 0 на 12 лет с года превышения степени выработанности запасов 1% и далее — с ежегодным увеличением коэффициента на 0,2 в течение 5 лет.

Введение данной льготы фактически означает обнуление налоговой ставки на этапе от поиска и оценки до истечения 12 лет с начала промышленного освоения участка.

Дополнительно предусматривается предоставление налогового вычета по НДПИ при добыче нефти на участках недр, расположенных в границах Красноярского края в диапазоне между 67° и 69° северной широты, в объеме профинансированных расходов на строительство и реконструкцию дорожной, транспортной, инженерной и энергетической инфраструктуры, используемой для добычи нефти на участках пятой группы НДД. В указанной конструкции налоговый вычет применим только для Ванкорской группы месторождений (разрабатывает «Роснефть»). Однако «Газпром нефть» будет прорабатывать возможности распространения данных вычетов на более широкий перечень проектов.

Газовый вопрос

Получат господдержку и новые проекты, связанные с производством сжиженного природного газа (СПГ), а также газо- и нефтехимии. Мера как нельзя своевременная, если учесть, что по прогнозам экспертов спрос на СПГ и продукцию нефтехимии будет только расти, а российские нефтяники и газовики не раз говорили о возможности развития в Арктике СПГ и нефтехимических кластеров.

Федеральным законом предусмотрено расширение периметра действия нулевого НДПИ на газ и конденсат, используемых в качестве сырья для производства СПГ (льгота сейчас применяется для проекта «Ямал СПГ»).

Новая льгота будет действовать на всей территории Арктической зоны РФ кроме Республики Карелия и Мурманской области и предполагает освобождение от НДПИ газа и конденсата, направленных на производство СПГ или продукции газо- и нефтехимии на мощностях, начавших работу не ранее 2022 года.

Дополнительно для поддержки развития нефтехимического кластера рассматривается механизм введения отрицательного акциза на этан и сжиженный углеводородный газ, который позволит уравнять налоговые компоненты себестоимости различного сырья для нефтехимии. Принятие соответствующих налоговых стимулов ожидается в 2020 году.

Развитие региона

Полноценное освоение Арктики невозможно силами одних лишь добывающих компаний. Поэтому Федеральным законом вводится дополнительный налоговый режим и для прочих проектов в Арктике — «резидент Арктической зоны Российской Федерации (АЗРФ)».

Статус резидента могут получить компании, ведущие деятельность исключительно на территории АЗРФ и заключившие соглашение о реализации инвестиционного проекта на сумму более 10 млн рублей. Для резидентов АЗРФ предусмотрено применение льготных ставок налога на прибыль (0% — в федеральной части и пониженные ставки в региональной части) в течение 10 лет с момента получения первой прибыли.

Дополнительно рассматривается возможность снижения для создаваемых резидентами АЗРФ новых рабочих мест ставки страховых взносов с 30% до 7,6%.

При этом данный режим неприменим для проектов по добыче полезных ископаемых, производству СПГ и продукции газо- и нефтехимии.

Читайте также:  Одностороннее изменение условий договора

Синергетический эффект

Первый шаг к созданию в Арктике зоны наибольшего благоприятствования для компаний, заинтересованных в ее развитии, сделан. Но осваивать такой сложный регион можно только общими усилиями. В «Газпром нефти» уверены, что для этого нужно продолжить работу над созданием и настройкой системы специальных юридических и фискальных инструментов стимулирования инвестиций в Арктику.

В частности, необходимо развитие существующего инструмента инфраструктурного налогового вычета с целью его распространения на арктические проекты за пределами Ванкорского кластера и расширения перечня фискальных платежей, из которых он может быть произведен — как на федеральном, так и на региональном уровне.

Важно обеспечить развитие новых юридических инструментов для эффективного (в том числе и с точки налогообложения) распределения рисков и выгод при инвестировании в сложные проекты, например, соглашений о сервисных рисках и об управлении финансированием деятельности при разработке месторождений углеводородного сырья.

Необходимо стимулирование инвестиций в развитие технологий и производство оборудования для работы в Арктике — в т. ч. за счет развития механизма учета соответствующих затрат на НИОКР и приобретение прав на готовые технологии с повышающим коэффициентом для целей налога на прибыль.

А для развития ресурсной базы нужно стимулировать инвестиции в геолого-разведочные работы на всей территории АЗРФ, включая входящие в нее морские акватории.

«Эффективное сотрудничество бизнеса и государства — ключевой фактор развития Арктического региона, только при помощи государственно-частных партнерств и системно выстроенной коммуникации возможна реализация инвестиционных проектов национального масштаба, — считает директор по развитию стратегических инициатив „Газпром нефти“ Алексей Малютин. — Для „Газпром нефти“ Арктика — один из приоритетов стратегического развития. Компания активно сотрудничает с федеральными и региональными органами власти как в части общих вопросов развития региона, так и в части поддержки существующих и перспективных проектов. Кроме того, эксперты „Газпром нефти“ участвовали в подготовке Стратегии развития Арктической зоны РФ до 2035 года, Стратегии развития ЯНАО, формировании мер стимулирования поиска, оценки, разведки и добычи углеводородного сырья на отдельных территориях Арктической зоны РФ. В дальнейшем „Газпром нефть“ планирует развивать выстроенную систему коммуникаций и принимать активное участие в развитии региона».

Оператор нового морского месторождения углеводородного сырья Инесса Яшнева,начальник налогового департамента

«Газпром нефти»:

Налоговый режим на сегодняшний день является одним из ключевых инструментов проведения государственной политики в экономике.

Наряду с другими мерами поддержки налоговые преференции оказывают благоприятное воздействие на инвестиции компаний и способствуют экономическому развитию новых территорий.

Масштабные фискальные стимулы для инвесторов в Арктику, несомненно, соответствуют стратегическим интересам России в этом сложном регионе.

Новое морское месторождение углеводородного сырья, оператор нового морского месторождения углеводородного сырья — НалогОбзор.Инфо

Новое морское месторождение углеводородного сырья – месторождение, соответствующее двум параметрам:

1. Месторождение расположено:

  • либо в границах внутренних морских вод РФ;
  • либо в границах территориального моря РФ;
  • либо на континентальном шельфе РФ;
  • либо в российской части (секторе) дна Каспийского моря.

2. Дата начала промышленной добычи углеводородного сырья на данном месторождении приходится на период с 1 января 2016 года.

Это следует из положений пунктов 4–6 статьи 11.1 Налогового кодекса РФ.

Начиная с 1 января 2014 года операторы месторождений, а также организации, получившие лицензии на пользование месторождениями, могут самостоятельно квалифицировать их как новые морские месторождения углеводородного сырья.

Для этого степень выработанности запасов всех видов углеводородного сырья (кроме попутного газа), добываемых на этом месторождении, должна быть менее 1 процента. О своем решении оператор (владелец лицензии) должен уведомить налоговую инспекцию.

Об этом сказано в статье 5 Закона от 30 сентября 2013 г. № 268-ФЗ.

  • Оператор нового морского месторождения углеводородного сырья – организация, которая одновременно удовлетворяет следующим условиям:
  • 1) в уставном капитале организации прямо или косвенно участвует организация, владеющая лицензией на пользование участком недр, в границах которого предполагается осуществлять поиск, оценку, разведку и (или) разработку нового морского месторождения углеводородного сырья, либо организация, являющаяся взаимозависимым лицом с организацией, владеющей такой лицензией;
  • 2) организация осуществляет хотя бы один из видов деятельности, связанной с добычей углеводородного сырья на новом морском месторождении углеводородного сырья, собственными силами и (или) с привлечением подрядных организаций;

3) организация осуществляет деятельность, связанную с добычей углеводородного сырья на новом морском месторождении, на основе договора, заключенного с владельцем лицензии.

При этом такой договор должен предусматривать выплату организации-оператору вознаграждения, размер которого зависит в том числе от объема добытого углеводородного сырья на соответствующем морском месторождении углеводородного сырья и (или) выручки от реализации этого сырья.

Организация признается оператором нового морского месторождения углеводородного сырья с даты заключения операторского договора, если налоговый орган был уведомлен о заключении данного договора. Уведомить налоговый орган должна организация – владелец лицензии в течение 10 рабочих дней с даты заключения договора.

  1. Организация утрачивает статус оператора нового морского месторождения углеводородного сырья при наступлении наиболее ранней из следующих дат:
  2. 1) даты прекращения действия операторского договора, предусмотренной указанным договором;
  3. 2) даты истечения срока лицензии на пользование участком недр, в границах которого расположено указанное новое морское месторождение углеводородного сырья, или прекращения права пользования таким участком недр по иным основаниям, предусмотренным законом;
  4. 3) даты ликвидации организации – владельца лицензии на пользование участком недр, в границах которого расположено указанное новое морское месторождение углеводородного сырья.

Об этом сказано в статье 25.7 Налогового кодекса РФ.

Добытчикам нефти и газа на шельфе дали скидку по налогам — РБК

Ставка НДПИ составит 10% для сырья, добытого на новых морских месторождениях, расположенных на 50% и более территорий Черного моря (на глубине более 100 м), северной части Охотского моря и южной части Баренцева моря. Норма будет действовать до 31 марта 2037г.

Ставка НДПИ составит 5% для сырья, добытого на новых морских месторождениях, расположенных на 50% и более территории Карского моря, северной части Баренцева моря, Восточной Арктики. Норма будет действовать до 31 марта 2042г.

Для участков недр, которым до 1 января 2009г. выдана лицензия на право пользования, а также степень выработанности запасов которых на 1 января 2015г. меньше или равна 5%, будет применяться нулевая ставка НДПИ. Норма будет применяться до достижения накопленного объема нефти — 35 млн т при условии, что срок разработки запасов участка недр не превышает 7 лет, начиная с 1 января 2015г.

Кроме того, новый закон уточняет понятие морского месторождения углеводородного сырья.

Это участок недр, расположенный полностью в границах морского дна внутренних морских вод или на территории моря или континентального шельфа РФ. Сюда же относится российская часть дна Каспийского моря.

При этом под новым морским месторождением углеводородного сырья предлагается понимать то, на котором дата добычи сырья приходится на период с 1 января 2016г.

В понятие также включены месторождения, для которых по состоянию на 1 января 2016г. дата начала промышленной добычи не определена.

Степень выработанности запасов каждого вида углеводородного сырья рассчитывается налогоплательщиком самостоятельно на основании данных утвержденного государственного баланса полезных ископаемых как частное от деления суммы накопленной добычи сырья (включая потери при добыче) на его начальные запасы.

Кроме того, закон вносит отдельные поправки в действующую редакцию закона «О таможенном тарифе».

Так, от вывозных таможенных пошлин освобождаются товары, полученные при разработке нового морского месторождения углеводородного сырья, расположенного полностью в Азовском море, на 50% и более площади шельфа на территории Балтийского моря, на 50% и более площади на территории Черного мора (глубина до 100 м включительно), российской части дна Каспийского моря, Печорского или Белого моря, южной части Охотского моря (южнее 55 градуса северной широты), включая шельф острова Сахалин. Норма будет действовать до 31 марта 2032г.

Месторождения, расположенные в южной части Баренцева моря (южнее 72 градусов северной широты), в море Лаптевых, Восточно-Сибирском море, Чукотском море и Беринговом море, предлагается освободить от вывозных таможенных пошлин на период до 31 марта 2042г.

Уточняется, что в случае принятия налогоплательщиком решения о прекращении работ на участке недр в связи с экономической нецелесообразностью или геологической бесперспективностью вся сумма понесенных расходов относится к расходам по деятельности, связанной с добычей углеводородного сырья на новом морском месторождении. При этом оговаривается, что при повторном получении прав пользования недрами на данном участке вся сумма ранее понесенных расходов также может быть отнесена к той же группе расходов.

Документ вводит понятие оператора нового морского месторождения углеводородного сырья. Чтобы стать таким оператором, организация должна отвечать ряду требований.

В частности, в уставном капитале организации прямо или косвенно должна участвовать организация, владеющая лицензией на пользование участком недр, в границах которого предлагается осуществлять разработку нового месторождения.

Также организация должна осуществлять хотя бы один из видов деятельности, связанный с добычей углеводородного сырья собственными силами или с привлечением подрядных организаций и пр. Оператором нового морского месторождения может быть также иностранная организация.

Данный закон был принят Госдумой 11 сентября 2013г., одобрен Советом Федерации 25 сентября с.г. и должен вступить в силу с 1 января 2014г.

Какой экономический ответ России пугает Запад

Жесткая санкционная война Запада с Россией может привести к не менее жесткому экономическому ответу Москвы. Причем такому ответу, который еще шесть дней назад казался фантастическим.

Однако теперь отказ России оплачивать западные долги и продавать нефть и газ Европе выглядят вполне рабочими сценариями.

На данный момент транзит газа через Украину продолжает идти и даже вырос в два раза.

Пока Россия ответила лишь на часть санкций Запада, где это сделать наиболее просто. Например, в ответ на запрет ЕС летать российским бортам, Москва сразу же запретила полеты европейским перевозчикам и добавила запрет пролетать над российской территорией. Это сделает полеты из Европы в Азию более долгими и дорогими.

С ответными санкциями там, где это сделать тяжелее, потому что они неприятно бьют и по российскому бизнесу, Москва не спешит. Лучше лишний раз просчитать все последствия.

Например, на запрет продавать России и обслуживать самолеты Airbus сложно ответить симметрично. «Это фактически лишает российский рынок около 40% пассажиропотока. В ответ можно запретить поставки титана Европе, так как титан, который нужен в производстве «аэробусов», на две трети российского происхождения», – рассуждает аналитик EXANTE Владимир Ананьев.

Ответа на санкции против крупнейших банков России и российских резервов пока не последовало. Здесь Москва бросила все силы на смягчение последствий на экономику и рубль от экономических ограничений Запада. Ответить здесь, не задев себя же, тоже тяжело.

Россия может отказаться платить по внешним долгам, допускают в Oxford Economics.

По их оценке, платежи российских заемщиков по долговым обязательствам в твердой валюте в этом году составляют около 55 млрд долларов, а суверенные облигации составляют 2,6 млрд долларов.

Если Россию лишают доступа к накопленным ею валютным резервам на 640 млрд долларов и к платежным системам SWIFT, то Россия вполне может перехотеть платить по своим долгам.

«Логика такая: зачем отправлять деньги за рубеж, если там заморозили наши активы? Формально это будет означать дефолты наших эмитентов. Хотя в рыночных условиях без санкций ничего подобного не произошло бы.

Но в таких конфликтах экономическая логика уже не работает.

Противостояние может разрастись до разрыва всех экономических связей с Западом: арест всего российского за рубежом и арест всего иностранного в России», – говорит Ананьев.

Впрочем, вместо кардинального ответа можно использовать тактику постепенного нарастания ударов. Например, в арсенале России есть экспортные товары, без которых экономика Европы и жизнь европейцев могут серьезно ухудшиться. В числе относительно сильных ответных мер может стать запрет России на экспорт в ЕС удобрений.

«В мире цены на удобрения растут. Поэтому запрет на их экспорт станет настоящим подарком для аграриев и местных потребителей. Он сдержит цены внутри страны, а с другой стороны – резко увеличит затраты европейских сельскохозяйственных компаний. Это выльется в еще большую продовольственную инфляцию в странах Европы»,

Читайте также:  Обязанности по односторонней сделке

– говорит Ананьев.

Европа также очень ценит российские металлы. А это значит, что можно шаг за шагом вводить запрет на экспорт того или иного металла.

«Запрет на экспорт палладия ударит по европейскому автомобилестроению, так как этот металл используется в катализаторах для очистки выхлопных газов.

В то же время запрет на экспорт никеля и кобальта негативно скажется на и без того недешевом производстве электромобилей», – отмечает Ананьев.

Вероятно, в этой логике власти могут придумать еще ряд подобных запретов на экспорт важных для европейцев товаров из России.

Отказ России поставлять нефть и газ

Самым жестким ответом России на западные санкции может стать отказ поставлять российские углеводороды – нефть, газ и уголь.

Это серьезный козырь в рукаве Москвы, который, по сути, помогает сдерживать европейских политиков от тотальных экономических санкций. Под ограничения попадают не все российские банки, от SWIFT отключают тоже не всех.

Экспортные операции усложняются, но даже при жестких санкциях Брюссель оставляет окно возможностей для вполне нормальной взаимной торговли.

Российские углеводороды вообще вышли за скобки всей это геополитической ситуации. Брюссель ограничился, по сути, формальным отзывом сертификации «Северного потока – 2» в первый же день спецоперации России, и на этом – всё. Но этот газопровод еще не был запущен, поэтому «остановить» его – самое легкое для Европы.

Другие газопроводы продолжают работать и качать газ в Европу. Более того, российский газ продолжает идти по украинской газотранспортной системе без перебоев, о чем отчитывается сам украинский оператор ГТС.

«Поставки российской нефти Urals тоже идут как ни в чем не бывало. Публикации иностранных СМИ, что якобы российскую нефть уже боятся покупать (в частности, Китай), не соответствует действительности. Это была спекуляция, просто боялись, что деньги за товар застрянут из-за санкций. Но страхи быстро прошли.

Статистика показывает, что и вчера, и сегодня закупки российской нефти даже увеличились.

Отгрузка нефти идет в нормальном графике и по ВСТО, и через порт Козьмино, и через Новороссийск, и через Усть-Лугу», – говорит эксперт Финансового университета при правительстве РФ и Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

Поставки газа в Европу не просто идут по украинской трубе, они еще и выросли. Европейцы увеличили заявки на поставку, и Газпром начал качать по украинской трубе вместо 50 млн кубометров газа в сутки, как было до начала спецоперации России на Украине, все 109 млн кубометров газа в сутки, рост в два раза,

замечает эксперт. Это тот обязательный максимум, который фиксируется в контракте.

«Европа стала больше закупать импортного газа по экономическим причинам. У них истощились подземные хранилища, там почти ничего нет. Поэтому европейцы переходят на текущий импорт. Европейцы пытаются вывести поставки углеводородов за скобки санкций», – считает эксперт ФНЭБ.

А вот Россия может остановить поставки углеводородов в качестве ответной меры, если посчитает западные санкции для российской экономики катастрофическими, считает Юшков. «Если раньше эта мера выглядела фантастической и бредовой, то теперь такой вариант можно рассматривать как рабочий, но все-таки на крайний случай», – говорит эксперт.

«Игра уже идет без правил. Самый пессимистичный сценарий конфликта – это арест Западом всех счетов и собственности всех российских резидентов. Тогда ответ может быть абсолютно любым, вплоть до отказа поставлять энергоресурсы» – говорит Ананьев.

Это, безусловно, самый крайний шаг, на который Москва пойдет. Потому что он серьезно бьет не только по Европе и мировой экономике, но и по самой России.

После санкций Запада против российских резервов, Центробанк России частично теряет свою роль как поставщика валюты на внутренний рынок. Вместо него теперь экспортные компании должны насыщать российский рынок валютой и, по сути, отвечать за курс рубля. Для этого от них потребовали продавать 80% своей валютной выручки.

«Экспортеры углеводородов становятся донорами валюты на российский рынок. Эту валюту потом будут скупать компании, которые будут закупать импортные товары. Этот факт тоже указывает на то, что сценарий остановки экспорта углеводородов не рассматривается как основной», – считает Юшков.

Если он сработает, то случится Армагеддон. Пострадает не только Россия и Европа, но и вся мировая экономика. И как в любом противостоянии будут те, кто на этом неплохо заработает.

«Остановка поставок нефти в США и Евросоюз на первом этапе вызовет глобальный дефицит черного золота. Дальше начнется глобальная перестройка рынка. Россия направит всю свою нефть на азиатские рынки, чтобы сохранить объемы экспорта. А те поставщики, которые были на азиатском рынке, отправят свою нефть на европейский и американский рынок для замещения российского сырья.

Но пока это перераспределение поставок нефти произойдет, на мировом рынке произойдет шок и цены взлетят до 150-200 долларов за тысячу кубометров»,

– говорит Юшков.

Это ударит не только по мировой энергетике, но и по всей мировой экономике. «С такими ценами на нефть многие товары станет вообще невыгодно возить морем или на дальние расстояния, потому что себестоимость доставки серьезно возрастет, фрахт танкеров подорожает», – отмечает эксперт ФНЭБ.

Проблемы с перебоями поставок и ростом цен на продукты питания, с которыми столкнулся мир во время пандемии, могут показаться совсем не проблемами в сравнении с тем, что наступит в мире.

Остановка поставок газа в Европу является еще более катастрофичной по последствиям для обеих сторон. Россия не сможет перекинуть западносибирский газ, который идет по трубам в Европу, на другие рынки сбыта. Газопровода на такой объем в Китай или в другие страны Азии нет.

Чтобы отправить газ танкерами по морю, его нужно сжижать, но у России нет для этого столько СПГ-заводов, да и газовозов тоже. Это значит, что России придется остановить добычу. «В западном направлении, если без Турции, идет порядка 150 млрд кубометров газа из России. Куда мы денем столько газа, если не будем поставлять его в Европу? Никуда. Нам придется остановить добычу.

Это значит, что мировой рынок лишится этих объемов, и сразу возникнет провал газа в балансе Евросоюза», – говорит Юшков. 

«Кто бы что ни говорил, но Европе неоткуда будет взять такие объемы газа. Мир не в состоянии увеличить добычу на 150 млрд кубов. Европейцы будут пытаться перейти на другие источники энергии.

Попытка перейти на уголь провалится, так как Россия для ЕС является еще и крупнейшим поставщиком угля.

Они будут пытаться запустить все, что возможно: все остановленные атомные станции, закрытые месторождения угля в Германии и Польше.

Но это не спасет: Европа погрузится во тьму. Электроэнергия будет подаваться по часам порционно и только отдельным потребителям. Если это произойдет во время отопительного сезона, то европейцы останутся еще и без отопления. Мировой энергетический кризис 1973 год покажется цветочками»,

– рассуждает Юшков.

Что касается СПГ, то Азия просто так не отдаст необходимый и законтрактованный ею газ. Начнется ценовая война за поставщиков, которые неплохо на этом заработают. Но уход с рынка 150 млрд кубометров российского газа потребители точно почувствуют. Больше рисков, что европейские, а не азиатские.

На Европу приходится около 70% поставок российского газа и 50% нефти. Углеводороды приносят почти половину доходов бюджету. Это будет серьезный удар по России.

«Но когда идет экономическая война, автомобили, полеты за рубеж становятся не нужны, на передний план выходят базовые потребности вроде еды, света в домах и топлива.

И Россия всем этим обеспечена, в отличие от большинства стран мира и Европы.

Наличие ресурсной базы позволяет наладить любое производство, для этого потребуется время и организация, но это хотя бы реально, тогда как без сырья любая промышленность становится бесполезна», – заключает Ананьев.

Новый глобальный проект для России — Газета.Ru

Правительство одобрило пакет законопроектов о налоговых стимулах для инвесторов, планирующих реализовать новые проекты в Арктике. Речь, в частности, идёт о проектах, связанных с добычей углеводородного сырья, производством СПГ и строительством портов.

Как отмечает Минвостокразвития, стимулы предусмотрены для инвестпроектов на суше, которые будут реализовываться в восточной части Арктики, где есть хороший ресурсный потенциал, но ее освоение в текущих налоговых условиях непривлекательно, так как доходность от вложений ниже нуля.

«Для таких проектов мы предусматриваем новую, пятую категорию месторождений в рамках налога на дополнительный доход, — отметил глава Минвостокразвития Александр Козлов, что предполагает НДПИ 0% в течение первых 12 лет, начиная с 13 года по 17 год — поэтапный выход на полную ставку НДПИ. В результате получим запуск трех новых крупных нефтяных месторождений с инвестициями порядка 10 трлн руб».

Один из главных проектов, на который в значительной мере ориентированы грядущие изменения в законодательстве, – «Восток Ойл».

Он включает месторождения «Роснефти», в частности активно разрабатываемый Ванкорский кластер, и «Нефтегазхолдинга» на севере Красноярского края.

Проект призван способствовать решению задач, объявленных стратегическими для страны, – освоению Арктики и развитию Северного морского пути.

Ресурс глобальной конкурентноспособности

По данным Минприроды, разведанные запасы российской Арктической зоны составляют 7,3 млрд тонн нефти и более 50 трлн м3 природного газа. Суммарные извлекаемые ресурсы российской Арктики оцениваются в 106 млрд тонн нефтяного эквивалента.

Многие эксперты склонялись к мысли (некоторые склоняются и сейчас), что в нынешней геополитической ситуации и при текущих ценах на нефть освоение Арктики надо отложить на потом, сосредоточившись на повышении эффективности добычи в традиционных регионах и разработке ТРИЗ.

Однако, как отмечает директор ИМЭМО РАН Фёдор Войтоловский, «сейчас есть понимание того, что Арктика — это ресурс глобальной конкурентоспособности страны на будущее, причем, понимание — на уровне руководства страны».

«Естественно, — продолжает эксперт, — всегда есть скептики, которые говорят о текущей цене и о возможном прогнозе цены на нефть.

Но очень важно, вырабатывая государственную политику по развитию арктических месторождений, по формированию инфраструктуры, учитывать, что это не вопрос сегодняшнего дня. Это — вопрос стратегический.

И те же американцы прекрасно понимают, что на долгосрочную перспективу именно арктические месторождения станут одним из ресурсов конкурентоспособности России как мирового производителя нефти и газа».

«Арктика – это один из важнейших неразработанных, нетронутых резервуаров углеводородов, — отмечает заместитель директора Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко.

 — Понятно, что это регион очень сложный для добычи и транспортировки углеводородного сырья. Но вариантов нет.

Следует напомнить, что в свое время, когда в Западной Сибири начиналась разработка гигантских нефтегазовых месторождений, этот регион также считался крайне сложным, потребовал колоссальных инвестиций, но, тем не менее, был освоен.

И, откровенно говоря, страна до сих пор живет на тех самых инвестициях, которые были сделаны в шестидесятые-семидесятые годы во время освоения Западной Сибири.

Точно таким же образом, сейчас инвестируя в Арктику, мы обеспечиваем будущее страны, может быть, на пятьдесят-шестьдесят, а то и сто лет вперед.

Потому что, нефтегазовые месторождения в арктической зоне – гигантские, и это достояние, которое необходимо не только для России – понятно, что России, прежде всего, — но это достояние, которое будет востребовано во всем мире.

Потому что, на самом деле, углеводородное сырье истощается, при этом весь мир и вся мировая энергетика всё равно будет нуждаться в углеводородном сырье, несмотря на развитие «зеленой энергетики» и возобновляемых источников. Так что Арктика необычайно важна с этой точки зрения».

Читайте также:  Лицензия на нарезное оружие

Проект-локомотив

Поскольку Севморпуть почти вдвое короче традиционных маршрутов экспорта углеводородов на привлекательный рынок АТР, его развитие было объявлено одной из ключевых задач освоения Арктики.

Согласно «майскому указу» Владимира Путина, к 2024 году грузопоток по СМП должен вырасти до 80 млн тонн в год. Чтобы решить эту задачу необходимо было выдвинуть проект-локомотив, что и сделала крупнейшая нефтяная компания страны.

«Роснефть» совместно с «Нефтегазхолдингом» (НГХ) предложила создать инфраструктуру для поставок по СМП нефти с их северных месторождений.

Речь идет о прокладке нефтепровода от Ванкорского кластера «Роснефти» через Пайяхскую группу месторождений НГХ на Таймыре до бухты «Север», где будет построен нефтеналивной терминал.

После реализации первой очереди проекта, получившего название «Восток Ойл»,  его добыча может составить 50 млн тонн в год, после второй – 100 млн тонн. Легкая и малосернистая нефть месторождений, входящих в проект, превосходит по качеству как Brent, так и поставляемый по ВСТО сорт ESPO.

Предполагается, что реализация проекта позволит создать в Арктике новую нефтегазовую провинцию попутно загрузив и Севморпуть, и целый ряд смежных промышленных отраслей.

По оценкам КРМG, мультипликативный эффект составит 30 трлн рублей до 2038 года, эксперты считают реальным увеличение рабочих мест до 30 тысяч в течение 10 лет.

В регионе, где отсутствует всякая инфраструктура, предстоит построить 5,5 тыс. км трубопроводов, автодороги, линии электропередач, морской порт.

Углеводородный потенциал нового проекта «Роснефть» оценивает в 37 млрд барр н.э. «Восток Ойл» обладает масштабной ресурсной базой, — заявил Игорь Сечин на встрече с индийскими партнёрами. — В перспективе здесь будет создан новый кластер мирового уровня».

«Восток Ойл» включает ресурсную базу крупнейших месторождений Ванкорского кластера (Ванкорского,  Сузунского, Тагульского и Лодочного), а также перспективных нефтеносных площадок на севере Красноярского края, таких как Паяхская группа месторождений и Западно-Иркинский участок. В «Роснефти» отмечают, что «кластерный подход к освоению этих месторождений позволит максимально эффективно реализовать их добычной потенциал и обеспечит значительную синергию».

Ресурсы будущего

К началу прошлого года совокупные извлекаемые запасы Ванкорской группы составляли около 750 млн тонн жидких углеводородов и почти 500 млрд м3 газа.

Эта солидная ресурсная база сегодня позволяет «Роснефти» рассматривать Ванкорский кластер как часть еще более масштабного арктического проекта, в который, в первую очередь, войдут Паяхские месторождения.

В июне Госкомиссия по запасам полезных ископаемых утвердила извлекаемые запасы Пайяхи в объеме 1,2 млрд тонн нефти. Столь значительных объемов в последние годы в России на баланс не ставилось.

Несомненно, сам этот факт повышает значимость Пайяхи в глазах и профильных министерств, и потенциальных инвесторов. Таймыр, который в перспективе должен стать ключевой ресурсной базой проекта «Восток Ойл», считается одним из самых перспективных нефтеносных регионов.

В прошлом году Роснефть приобрела лицензию на Западно-Иркинский участок, в пределах которого находится часть Пайяхского месторождения. Его вероятные запасы 500 млн тонн условного топлива.

В декабре «Роснефть» сделала новые приобретения на Таймыре, выиграв аукцион на Мезенинский, Северо-Джангодский и Янгодский участки.

Компания победила в ожесточенной борьбе «Сургутнефтегаз» и Красноярскую НГК и объяснила победу наличием у нее «максимальных возможностей для синергии и наиболее эффективной схемы развития участков».

Оценка этих участков, которая базируется на результатах ГРР в данном регионе, составляет 177 млн тонн и 448 млрд м3 соответственно.

Аналитики считают, что при использовании танкеров ледового класса транспортировка нефти «Восток Ойл» в страны АТР по СМП вдвое дешевле нынешнего варианта ( – по трубе Ванкор – Пурпе и далее по ВСТО до дальневосточного порта Козьмино).

«В числе ключевых преимуществ транспортировки морем — минимизация рисков потерь при транспортировке сырья по сравнению с трубопроводными поставками и возможность обеспечить сохранение качества нефти.

Учитывая последний инцидент с нефтепроводом «Дружба», это весомый аргумент», — говорит  директор Инфо-ТЭК Терминал Рустам Танкаев.

По его словам, высокое качество сырья «Восток ойл» и гарантия его стабильности позволит «Роснефти» реализовывать нефть со значительной премией по отношению к нефти сорта Brent.

Суперверфь

В 2017 и 2018 годах «Роснефть» подписала с дальневосточной верфью «Звезда» договоры на строительство 12 танкеров-челноков усиленного ледового класса (Arc6-Arc7) для вывоза нефти с ее арктических месторождений.

Кроме того, в 2017 году «Роснефтефлот», ССК «Звезда» и «Таймырнефтегаз» (ныне входит в НГХ) договорились о строительстве еще 10 танкеров Arc-7.

Их планируется использовать для вывоза нефти Пайяхи из устья Енисея и перевозки по СМП как в западном, так в восточном направлении.

«Роснефть» считает близость к Северному морскому пути дополнительным конкурентным преимуществом проекта.

«Использование этого уникального транспортного коридора, — говорят в компании, — открывает возможность поставок сырья с месторождений «Восток Ойл» сразу в двух направлениях: на европейские и азиатские рынки.

Транспортировка нефти будет осуществляться танкерами ледового класса Arc 7 при частичном сопровождении ледоколами с последующей перевалкой на типовые нефтяные танкеры».

По словам Игоря Сечина,  с учетом больших объёмов добычи в рамках проекта «Восток Ойл» целесообразно использование собственного флота. Это гарантирует своевременную транспортировку и нивелирует зависимость от ставок фрахта на рынке».

Важнейшую роль в создании современного ледового и танкерного флота в России играет судоверфь «Звезда» — первый центр высокотехнологичного судостроения в России и одна из ведущих верфей в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

  Технологические возможности судоверфи позволяют строить все существующие и перспективные виды судов, в том числе высокотехнологичные атомные ледоколы, танкеры, газовозы, крупнотоннажные суда, морские буровые, разведочные и добычные платформы, корабли и суда обслуживающего флота, в первую очередь, ледового класса.

В настоящее время на верфи строится 8 судов: 4 судна снабжения и 4 танкера класса «Афрамакс» (головное судно будет сдано в эксплуатацию уже в ближайшее время).

«Северный морской путь, — уверяет заместитель директора Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко, — можно сделать экономически выгодным, доступным для перевозчиков маршрутом. Для этого потребуются специальные суда гигантского водоизмещения.

Прежде всего, речь идёт, о высокотехнологичных газовозах и танкерах ледового класса. Кроме как на судоверфи «Звезда», строить крупнотоннажные суда в России больше негде. У нас просто нет других таких судостроительных мощностей.

Для реализации проекта «Восток-ойл» помимо сверхгазовозов и танкеров понадобятся также платформы, суда обеспечения, вертолетная техника, вся наземная инфраструктура. И важно иметь в виду, что это не просто инвестиции в сырье, в углеводороды.

Это — инвестиции в реальные инновации, потому что и транспортная, и добычная инфраструктура проекта потребуют высокотехнологичных разработок, которые будут способствовать развитию судостроения, машиностроения, металлургии, химической и других отраслей промышленности».

«Предполагается, что на «Звезде» будут построены двести плавсредств, — говорит директор ИнфоТЭК Терминал Рустам Танкаев. – Это не только суда, но и платформы для бурения и эксплуатации месторождений в арктической зоне. Это — самые технологически сложные и абсолютно неосвоенные другими нашими верфями виды морской техники.

Фактически, для освоения Арктики необходимо создание новой отрасли промышленности – тяжелого судостроения и базой для неё станет «Звезда».

«Звезда» — это далеко не только верфь, но в будущем и металлургический комбинат, и транспортная инфраструктура, и мощности по строительству и эксплуатации атомных реакторов (напомню, что на «Звезде» будут строиться атомные ледоколы следующего поколения – поколения «Лидер».

Налоговые стимулы

«Чтобы у российской нефтяной отрасли были преимущества в конкурентной борьбе на мировых рынках, ей необходимо обеспечить государственное стимулирование, — отмечает директор Центра политической информации Алексей Мухин. — Без стимулов не будет инвестиций, а наиболее перспективные проекты требуют огромных капиталовложений.

Речь об арктических месторождениях с прямым каналом сбыта по северному морскому пути и колоссальной ресурсной базой. Российские нефтяники давно уже связывают большие надежды с этими циклопическими месторождениями, однако следует понимать, что без привлекательного и предсказуемого налогового режима инвесторов им не найти.

Ведь добыча в Арктике – это не только буровые установки и промысловые объекты, это — морские терминалы, резервуарные парки, аэродромы, автодороги, ледоколы, нефтетанкеры и газовозы ледового класса – сложная и очень дорогая инфраструктура и техника.

К тому же, нельзя забывать, что в Арктике добиться приемлемого уровня доходности на вложенный капитал можно лишь в рамках интегрированных проектов с длинным жизненным циклом. Такие проекты, повторюсь, требуют колоссальных инвестиций и серьёзной государственной поддержки».

«Без государственного стимулирования, предполагающего создание особых фискальных условий, компании не смогут обеспечить необходимый для арктических проектов объём инвестиций, —  подчёркивает старший аналитик «БКС Премьер» Сергей Суверов.

 — А это поставило бы под угрозу выполнение задачи Президента по достижению до 2024 года показателя в 80 миллионов тонн грузопотока по Северному морскому пути.

Только в случае создания максимально комфортного налогового режима, в том числе введения нулевой ставки НДПИ для проектов по добыче углеводородов в Арктической зоне и интегрированных с ними проектов-доноров, Россия сможет приступить к полномасштабному освоению месторождений в Арктике. Это, в свою очередь, будет иметь значительный мультипликативный эффект для национальной экономики».

«Источником финансирования новых проектов в Арктике могли бы стать успешные действующие проекты, входящие с ними в единый кластер, — говорит управляющий партнер аналитического агентства WMT Consult Екатерина Косарева.

 — Очевидно, что от таких проектов-доноров потребуются колоссальные капложения в инфраструктуру и проведение геологических работ, необходимых для освоения новых месторождений.

Очевидно также, что эти затраты можно компенсировать с помощью льготной ставки НДПИ».

«В случае с Ванкорским кластером и формирующемся на его основе арктическим сверкластером, который будет создан в рамках проекта «Восток ойл», — поясняет Рустам Танкаев, — работает единый хозяйственный комплекс.

Этот комплекс далеко не полностью расположен за полярным кругом, но это — единый механизм, единый экономический организм, который нельзя разрывать.

И в отношении этого комплекса в целом должны действовать условия хозяйственной деятельности, характерные именно для арктического региона».
 

«Даже сам внешний вид арктических малых городов, таких, как Тикси, Диксон, очень показателен, — продолжает Танкаев. – Они, фактически, находятся в разрушенном состоянии.

Реальное же восстановление арктической инфраструктуры возможно только в том случае, если система налогообложения будет приведена в соответствие с условиями хозяйственной деятельности. Если с нефтяников начнут брать налоги с момента начала строительства, то они никогда ничего не построят, это совершенно очевидно.

Добычные проекты в Арктике требуют сложнейших, зачастую революционных и крайне затратных технологических решений. Когда вы строите базу на Марсе, то рассчитывать на то, что вы при этом еще и будете платить какие-то налоги — по меньшей мере, наивно, если не сказать глупо.

Только если создать предсказуемые и неизменные налоговые и регуляторные условия, начнется реальное современное освоение Арктики, которое может дать гигантские прибыли нашей стране».

  • «Если говорить об освоении Арктики, — рассуждает директор ИМЭМО РАН Фёдор Войтоловский, — очень многое будет зависеть от тех решений, которые у нас будут приняты, от того, как мы сможем выстроить государственную политику, насколько мы сможем обеспечить импортозамещение, в какой степени мы сможем найти поставщиков оборудования и тех, кто будет готов нам предоставить соответствующие технологии, и в какой степени мы сможем развить собственные технологии и создать комплексы собственного оборудования, развить соответствующую техническую инфраструктурную базу для освоения месторождений.
  • Если нам это удастся – это сделает Россию технологическим лидером.

Данная задача, на мой взгляд, приоритетная, потому что технологии, связанные с добычей, с транспортировкой углеводородного сырья в Арктике по своей сложности близки к космическим технологиям. Освоение этих месторождений позволит получить выгоды, не только связанные с развитием нефтегазовой отрасли, но системные выгоды на уровне страны».

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *