Признание обмена жильем, предоставленным по договорам социального найма, недействительным

  • В ___________ районный суд г. Архангельска
  • Адрес: ________________________________
  • Истец: ________________________________
    Адрес: ________________________________
  • Ответчик: _____________________________
    Адрес: _______________________________
  • Госпошлина:___
  • ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ
  • о признании недействительным обмена жилыми помещениями, предоставленными по договорам социального найма
  1. Не нашли ответ на Ваш вопрос?
  2. Позвоните нашему юристу!
  3. Архангельск: (8182) 47-15-16, +7 902-286-15-16
  4. Санкт-Петербург: +7 981-761-00-72

_____ (ФИО) (далее – Истец) в соответствии с договором социального найма от «__»______ __ г. № __ являлся нанимателем жилого помещения, расположенного по адресу: ________. _____ (ФИО) (далее – Ответчик) в соответствии с договором социального найма от «__»______ ___ г. № ___ являлся нанимателем жилого помещения, расположенного по адресу: ___________.

«__» ____ __ г. между Истцом и Ответчиком с согласия третьих лиц был заключен договор обмена жилыми помещениями, предоставленными по договорам социального найма, и заключены новые договоры социального найма.

  • При вселении в обмениваемое жилое помещение, расположенное по адресу: ______, Истец обнаружил, что Ответчик ввел его в заблуждение( либо, не исполнил условия договора), а именно:
  • (указать в чем заблуждался Истец относительно качеств жилого помещения, которые значительно снижают возможности его использования по назначению, либо указать какие условия договора не были выполнены)
  • В ходе обмена истцу были причинены следующие убытки: _______ (указать какие именно убытки были причинены) (Расчет – Приложение № 7).

На изложенного, руководствуясь ст.ст. 15, 178 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 75 Жилищного кодекса Российской Федерации,

ПРОШУ:

  1. Признать обмен жилыми помещениями между Истцом и Ответчиком по договору № ___ от «__» ____ ____ г. недействительным.
  2. Переселить Истца и Ответчика в ранее занимаемые ими жилые помещения с заключением соответствующих договоров социального найма.
  3. Взыскать с Ответчика в пользу Истца убытки, возникшие вследствие такого обмена в сумме ____ (____) рублей.

Приложение:

  1. Копия договора обмена жилых помещений, предоставленных по договорам социального найма, N ____ от «___»__________ _____ г.
  2. Копия договора социального найма от «___»_________ ____ г. N ____.
  3. Копия договора социального найма от «___»__________ ____ г. N ____.
  4. Акт осмотра жилого помещения, расположенного по адресу: ___________.
  5. Квитанция об уплате государственной пошлины.
  6. Копии искового заявления для Ответчика и третьих лиц.
  7. Расчет суммы убытков.

«__» ___ 20__ г.         _________ / __________

Адвокат помог сохранить квартиру, ранее полученную умершим свекром доверительницы по договору соцнайма

Как стало известно «АГ», Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда вынесла апелляционное определение (есть у редакции) о признании незаконным распоряжения столичного Департамента городского имущества об отмене его решения о предоставлении жилья по договору социального найма.

С 2003 г. гражданка И. проживала вместе со своим супругом и его родителями в столичной квартире. В августе 2006 г. и.о. префекта Западного административного округа г. Москвы издал распоряжение о переселении жителей из пятиэтажных домов, в одном из которых проживала эта семья.

В октябре следующего года Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы (ныне Департамент городского имущества) заключил со свекром женщины договор краткосрочного найма жилого помещения без права постоянной регистрации.

Мужчина принял в срочное возмездное пользование трехкомнатную квартиру в новостройке. 19 ноября 2007 г. префект Западного административного округа г. Москвы издал распоряжение № 6627-РПЖ о предоставлении свекру И.

вышеуказанного жилья по договору социального найма, условия которого обязывали столичные власти оформить предоставление такого жилья в установленном порядке на семью из четырех человек.

В 2008–2010 гг. гражданка И. потеряла всех членов своей семьи: супруга, свекра и свекровь. В августе 2009 г. у нее родился сын. Мать с сыном продолжили проживать в новой квартире, при этом женщина единолично несла бремя содержания жилья. Далее И. самостоятельно обратилась в Департамент с заявлением о заключении договора социального найма, однако ведомство отказало ей.

В связи с этим женщина подала в Дорогомиловский районный суд г. Москвы иск к Департаменту о понуждении к заключению договора социального найма.

В рамках спора представители ответчика приобщили к делу копию распоряжения Департамента жилищной политики и жилищного фонда Москвы от 24 октября 2014 г. № П57-7663 касательно отмены распоряжения префекта Западного административного округа г.

Москвы от 19 ноября 2007 г. Истица утверждала, что не знала о существовании такого документа.

Далее адвокат «Адвокатской консультации № 63» МРКА Борис Юрченко, представлявший интересы И. в суде, обратился в Пресненский районный суд г. Москвы с административным иском (имеется у редакции) к Департаменту городского имущества об оспаривании распоряжения № П57-7663. В административном иске отмечалось, что И.

, у которой не было никакого иного жилья, продолжает жить с сыном в ранее полученной ее свекром квартире. «В соответствии с п. 2 ст. 672 ГК РФ в случае смерти нанимателя или его выбытия из жилого помещения договор заключается с одним из членов семьи, проживающих в жилом помещении. В соответствии с п. 2 ст.

686 ГК РФ в случае смерти нанимателя или его выбытия из жилого помещения договор продолжает действовать на тех же условиях, а нанимателем становится один из граждан, постоянно проживающих с прежним нанимателем, по общему согласию между ними.

Если такое согласие не достигнуто, все граждане, постоянно проживающие в жилом помещении, становятся сонанимателями», – отмечалось в административном иске.

В нем также подчеркивалось, что смерть свекра истицы не могла послужить основанием для отмены распоряжения № 6627-РПЖ, а ответчик не предлагал И. заключить договор соцнайма квартиры в новостройке с момента заключения краткосрочного договора социального найма с ее свекром.

14 апреля 2021 г. Пресненский районный суд г. Москвы отказал в удовлетворении исковых требований. В решении суда (есть у «АГ») указывалось на отсутствие юридически значимых обстоятельств, при которых требования административного истца подлежит удовлетворению.

При этом суд со ссылкой на доводы ответчика счел, что договор социального найма на предоставленное при переселении жилье не заключался, в связи с незаключением такого договора и изменением состава семьи ранее изданное распоряжение № 6627-РПЖ было отменено распоряжением № П57-7663 законно.

Тем самым суд счел, что оспариваемое распоряжение полностью соответствует действующим нормам права и требованиям НПА.

Адвокат Борис Юрченко обжаловал решение первой инстанции как необоснованное. В апелляционной жалобе (имеется у редакции) он указал, что в решении первой инстанции перечислены доводы истца и ответчика, но не указаны мотивы, по которым суд принял доводы ответчика и отклонил доводы истца.

Читайте также:  Требования к должностным лицам кооператива

Также первая инстанция, по мнению апеллянта, не отразила результаты оценки доказательств, на которые ссылалась И. в обоснование своих требований, и не указала мотивы, по которым они отвергнуты.

Кроме того, в обжалуемом решении суд первой инстанции не указал мотивы, по которым он не применил законы, на которые ссылалась истица.

Адвокат, помимо прочего, напомнил, что принцип недопустимости произвольного лишения жилища предполагает, что никто не может быть выселен из жилого помещения или ограничен в праве пользования им, в том числе в праве получения коммунальных услуг, иначе как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены ЖК РФ, другими федеральными законами (ч. 4 ст. 3 ЖК РФ). «При этом судам следует учитывать, что положения ч. 4 ст. 3 ЖК РФ о недопустимости произвольного лишения жилища, под которым понимается лишение жилища во внесудебном порядке и по основаниям, не предусмотренным законом, действуют в отношении любых лиц, вселившихся в жилое помещение», – подчеркивалось в жалобе.

30 августа Судебная коллегия по гражданским делам Мосгорсуда вынесла апелляционное определение об отмене решения нижестоящего суда и признании незаконным распоряжения Департамента № П57-7663.

В судебном акте подчеркнуто, что принцип недопустимости произвольного лишения жилья неразрывно связано с правом на жилище, гарантированным российской Конституцией. «Решение о предоставлении семье И. жилого помещения по договору социального найма взамен сносимого было принято 19 ноября 2017 г.

Вместе с тем Жилищный кодекс РФ не предусматривает оснований, порядка и последствий признания решения о предоставлении жилого помещения по договору социального найма недействительным», – указал Мосгорсуд.

Апелляция добавила, что в отношении требования о признании недействительным решения о предоставлении гражданину жилья предусмотрен трехгодичный срок исковой давности, течение которого начинается со дня исполнения соответствующей сделки.

Соответственно, орган, принявший решение о предоставлении жилья по договору социального найма, не вправе по своему усмотрению отменить его, поскольку этот вопрос решается в судебном порядке, а не путем издания административно-властного распоряжения. Только суд может установить наличие или отсутствие нарушений при издании соответствующего распоряжения.

В свою очередь, смерть членов семьи И. не свидетельствует о незаконности предоставления жилья по договору социального найма 19 ноября 2007 г.

В комментарии «АГ» адвокат Борис Юрченко сообщил, что органы госвласти и органы местного самоуправления зачастую произвольно во внесудебном порядке отменяют решения о предоставлении гражданам жилых помещений по договорам социального найма, тем самым нарушая их жилищные права, установленные Конституцией и Жилищным кодексом РФ.

«При этом в настоящее время судебная практика по вопросам оспаривания данных решений органов государственной власти и органов местного самоуправления является неоднозначной. Как правило, суды отказывают в удовлетворении исков о признании данных решений незаконными, о чем, в частности, свидетельствует обжалованное решение Пресненского районного суда г.

Москвы», – отметил он.

По словам адвоката, позиция Мосгорсуда имеет большое практическое значение, поскольку она препятствует принятию публичными органами незаконных решений, нарушающих жилищные права граждан.

«Апелляцией сделан важный вывод о том, что орган, принявший решение о предоставлении жилого помещения по договору социального найма, не вправе самостоятельно отменить это решение, поскольку такой вопрос может быть разрешен лишь в судебном порядке», – подчеркнул он.

Управляющий партнер КА «Минушкина и партнеры» Анна Минушкина отметила, что она не в первый раз встречает на практике решение Департамента городского имущества г. Москвы, которым отменяется ранее принятое этим органом решение.

«Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда, применив аналогию права, указала, что требования о признании недействительным решения о предоставлении гражданину жилого помещения подлежат разрешению применительно к правилам, установленным о недействительных сделках.

Таким образом, апелляция пришла к выводу о том, что Департамент не вправе отменить решение о предоставлении жилого помещения, он вправе лишь заявить соответствующий иск в суд. Наибольшую важность и значимость для практики представляет вывод апелляционного суда о неправомерности ДГИ г.

Москвы принимать указанные решения. На практике данные выводы суда поспособствуют защите жилищных прав граждан», – посчитала эксперт.

Адвокат Нижегородской областной коллегии адвокатов Александр Немов позитивно оценил апелляционное определение. «Меня немного удивило обоснование этого определения апелляции. Обычно суды ищут норму в законе для ее прямого применения.

В данном же случае суд руководствовался общими принципами ЖК РФ, а также самим конституционным правом на жилище.

Я полагаю, что в данном случае действительно нарушено право на жилище, так как наличие права на отмену решения о предоставлении жилища самим же органом может привести к довольно свободному поведению в данном вопросе со стороны департамента-ответчика.

Таким образом, публичный орган, который и так находится всегда в более сильном положении в таких отношениях, получает еще более привилегированное положение, не считаясь даже со сроками давности защиты права», – полагает он.

Признание недействительным решения о предоставлении жилого помещения по договору социального найма — Московские юристы

Достаточно сложно в современных условиях решить вопрос о возможности признания решения о предоставлении жилого помещения недействительным и, что самое главное, последствиях такого решения. Как известно, ранее в соответствии со ст.

48 Жилищного кодекса РСФСР (далее — ЖК РСФСР) ордер мог быть признан недействительным в судебном порядке в течение 3 лет со дня его выдачи в случаях представления гражданами не соответствующих действительности сведений о нуждаемости в улучшении жилищных условий, нарушения прав других граждан или организаций на указанное в ордере жилое помещение, неправомерных действий должностных лиц при решении вопроса о предоставлении жилого помещения, а также в иных случаях нарушения порядка и условий предоставления жилых помещений. Последствия признания ордера недействительным отличались в зависимости от наличия или отсутствия добросовестности в действиях лиц, получивших ордер, однако в любом случае из спорного жилого помещения они выселялись (ст. 100 ЖК РСФСР).

———————————

Ведомости ВС РСФСР. 1983. N 26. Ст. 883.

В связи с тем что в новом Жилищном кодексе Российской Федерации (далее — ЖК РФ) этот вопрос не урегулирован, в литературе высказано суждение, что в настоящее время при принятии решения о предоставлении жилого помещения без достаточных к тому оснований (ч. ч. 1 и 2 ст.

57 ЖК РФ) договор социального найма, заключенный на его основании, будет являться ничтожным как сделка, не соответствующая закону (ст. 168 ГК РФ), и поэтому необходимо обращаться в суд с иском о применении последствий недействительности ничтожной сделки (ст. 167 ГК РФ) .

Проблема заключается, однако, в том, что признать договор социального найма противоречащим закону (с учетом того, что он заключается в соответствии с Типовым договором) практически невозможно, и поэтому закону противоречит не столько договор социального найма, сколько то решение о предоставлении жилого помещения, на основании которого он, в свою очередь, заключен. Однако решение о предоставлении жилого помещения обладает ярко выраженной публично-правовой принадлежностью, в связи с чем вопрос о признании его недействительным должен рассматриваться по правилам производства по делам, возникающим из публичных отношений, а не в порядке искового производства, в котором рассматривается требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки. Поэтому требование о применении этих последствий может быть рассмотрено только после того, как в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, признано недействительным решение о предоставлении жилого помещения. При этом признание решения о предоставлении жилого помещения недействительным, по сути, будет иметь преюдициальное значение для рассмотрения вопроса о применении последствий недействительности к договору социального найма в порядке искового производства.

Читайте также:  Cрок исковой давности по договору подряда

———————————

Собрание законодательства РФ. 2005. N 1 (часть 1). Ст. 14.

Постатейный комментарий к Жилищному кодексу Российской Федерации / Под ред. П.В. Крашенинникова. М., 2005. С. 371.

Однако отсутствие в новом жилищном законодательстве оснований и последствий признания недействительным решения о предоставлении жилого помещения и заключенного на его основе договора социального найма приводит не только к проблемам выбора надлежащей процедуры для признания недействительными указанных актов.

Главный же недостаток подобного законодательного решения заключается в том, что последствия недействительности гражданско-правовых сделок (а только нормами об указанных последствиях и остается руководствоваться при отсутствии иных норм в жилищном законодательстве) абсолютно не рассчитаны на жилищно-правовые отношения.

Остановимся на этом более подробно.

Как известно, в ст. 100 ЖК РСФСР содержалось несколько моделей разрешения подобного рода ситуаций. Условно можно вести речь о том, что законодатель запрещал одностороннюю конфискацию жилого помещения в подобном случае и всегда ограничивался лишь двусторонней реституцией.

Так, если гражданин ранее пользовался жилым помещением, то при признании ордера недействительным (вне зависимости от оснований такого признания) гражданин не только выселялся из спорного жилого помещения, но ему должно было также возвращаться его прежнее жилое помещение либо другое жилое помещение.

Если же гражданин ранее не обладал жилым помещением, то другое жилое помещение должно было предоставляться ему только в том случае, если признание ордера недействительным было никак не связано с его неправомерными действиями. Кстати, следует оговориться, что в силу не совсем удачной редакции ст.

100 ЖК РСФСР трудно было прийти к выводу о том, кому принадлежало право выбора: выселить ли ордеродержателя в то помещение, которое он занимал, или в другое жилое помещение.

По нашему мнению, по общему правилу в таких случаях должно было предоставляться другое жилое помещение, а прежнее жилое помещение могло быть предоставлено ненадлежащему ордеродержателю только в том случае, когда он сам заявлял такое требование и когда такое жилое помещение еще не было занято другим лицом.

Еще раз лишь следует подчеркнуть, что несомненным оставалось только одно: ранее действовавшее жилищное законодательство строго исходило из тезиса о том, что конфискация прежнего жилого помещения как наказание за неправомерные действия в жилищном праве лишена всякого смысла, так как лицо, у которого будет отобрано жилое помещение, если оно имеет право на его предоставление в порядке социального найма, все равно должно быть поставлено на учет или его право состоять на учете должно быть сохранено.

Однако если и далее продолжать иллюстрированную логику авторов одного из комментариев к новому ЖК РФ, то следует прийти к выводу, что в случае если решение о предоставлении жилого помещения признано недействительным в связи с неправомерными действиями лица, в отношении которого оно принято (например, в связи с предоставлением им недостоверных сведений об источниках и уровне доходов, а также имуществе, подлежащем налогообложению), то следует вообще вести речь о применении ст. 179 ГК РФ (совершение сделки под влиянием обмана), и здесь уже данное лицо должно быть выселено без предоставления другого жилого помещения, в том числе и ранее им занимаемого.

Кроме того, в некоторых случаях в связи с признанием решения о предоставлении жилого помещения недействительным по основаниям, не связанным с неправомерными действиями лица, в отношении которого оно принято, оказывается весьма затруднительным и применение ст. 167 ГК РФ.

Имеются в виду ситуации, встречавшиеся ранее не так уж редко, когда выдачей ордера нарушались права других граждан, в частности, когда ордер выдавался на юридически занятую жилую площадь.

Противоправным в таких случаях являлось поведение не ответчика, а других лиц, иногда даже не тех, кто вынес решение о предоставлении жилого помещения или выдал ордер с нарушением прав других граждан.

Например, жилищно-эксплуатационная организация, сама не располагая сведениями о временном отсутствии нанимателя, проживающего в спорном помещении, не сообщила об этом ни владельцу жилого фонда, ни местной администрации. Таким образом, в защите нуждались жилищные права не только истца, но и ответчика.

ЖК РСФСР в данном случае предусматривал хоть какие-то минимальные гарантии для лица, получившего ордер таким образом: ему должно было быть предоставлено другое жилое помещение в доме государственного или муниципального фонда. Новый ЖК РФ, предполагая применение в этом случае ст.

167 ГК РФ, вообще не гарантирует права такого лица: если он ранее занимал жилое помещение в доме государственного или муниципального фонда, то ко времени признания недействительным нового договора социального найма оно, как правило, уже обременено правами нового нанимателя и поэтому не может быть ему возвращено; если же у него ранее не было жилого помещения, то возвращать по ст. 167 ГК РФ ему вообще нечего.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 26 декабря 1984 г. эта ситуация была решена лишь наполовину. В п.

Читайте также:  Раздел имущества при разводе

3 данного Постановления указано, что, если истцом по делу о признании ордера недействительным и о выселении является местная администрация либо предприятие, учреждение или организация, в исковом заявлении должно быть указано конкретное жилое помещение, в которое должно быть выселено лицо, получившее ордер.

Если на истца такая обязанность не может быть возложена, что как раз и касается предъявления иска гражданами, чьи жилищные права нарушены, то суд привлекает к участию в деле лицо, по решению которого ответчику предоставлено спорное жилое помещение и выдан ордер, и на него возлагается обязанность предоставить выселяемому другое жилое помещение. Однако понятно, что в первую очередь должны быть защищены жилищные права гражданина-истца. С другой стороны, лицо, на которое суд возложит обязанность предоставить выселяемому другое жилое помещение, может и не располагать свободным помещением на момент рассмотрения дела в суде и даже на момент исполнения судебного решения о выселении. Да и формально по новому ЖК РФ, как уже было сказано, наймодатель и не обязан предоставлять в этом случае другое жилое помещение.

———————————

Ведомости ВС РСФСР. 1983. N 26. Ст. 883.

Представляется, что закон должен возложить на лицо, принявшее решение о предоставлении жилого помещения по договору социального найма, признанное в дальнейшем недействительным, обязанность предоставить выселяемому жилое помещение в течение срока, который может быть установлен законом, например, в течение трех месяцев, и на это время предоставить ему временное жилье в маневренном жилом фонде. Однако подобное положение непосредственным образом должно найти свое отражение в новом жилищном законодательстве.

Бакирова Е.

Юридические услуги :: Признание недействительным решения о предоставлении гражданину жилого помещения по договору социального найма

Основанием заключения договора социального найма является принятое с соблюдением требований Жилищного кодекса Российской Федерации решение органа местного самоуправления о предоставлении жилого помещения гражданину, состоящему на учете в качестве нуждающегося в жилом помещении (части 3 и 4 статьи 57, статья 63 ЖК РФ). Указанное решение может быть принято и иным уполномоченным органом в случаях, предусмотренных федеральным законом, указом Президента Российской Федерации или законом субъекта Российской Федерации (пункт 6 статьи 12, пункт 5 статьи 13, части 3, 4 статьи 49 ЖК РФ).

Вместе с тем Жилищный кодекс Российской Федерации не предусматривает оснований, порядка и последствий признания решения о предоставлении жилого помещения по договору социального найма недействительным.

В связи с этим судам следует исходить из того, что нарушение требований Жилищного кодекса Российской Федерации при принятии решения о предоставлении жилого помещения по договору социального найма с учетом положений пункта 2 части 3 статьи 11 ЖК РФ и части 4 статьи 57 ЖК РФ может служить основанием для предъявления в судебном порядке требования о признании этого решения, а также заключенного на его основании договора социального найма недействительными и выселении проживающих в жилом помещении лиц. Поскольку указанные требования связаны между собой, в целях правильного и своевременного рассмотрения и разрешения дела они подлежат рассмотрению судом в одном исковом производстве (статья 151 ГПК РФ).

  • Требования о признании недействительными решения о предоставлении гражданину жилого помещения по договору социального найма и заключенного на его основании договора социального найма подлежат разрешению исходя из аналогии закона (часть 1 статьи 7 ЖК РФ) применительно к правилам, установленным статьей 168 ГК РФ, о недействительности сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам, а также пунктом 1 статьи 181 ГК РФ, предусматривающим трехгодичный срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки, течение которого начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.
  • С требованием о признании недействительными решения о предоставлении жилого помещения по договору социального найма и заключенного на его основании договора социального найма вправе обратиться гражданин, организация, орган местного самоуправления или иной уполномоченный орган, принявший решение о предоставлении жилого помещения по договору социального найма, если они считают, что этими решением и договором нарушены их права (пункты 2, 6 части 3 статьи 11 ЖК РФ, абзац пятый статьи 12 ГК РФ, пункт 2 статьи 166 ГК РФ), а также прокурор (часть 1 статьи 45 ГПК РФ).
  • Суд вправе признать решение о предоставлении жилого помещения по договору социального найма недействительным, если будет установлено, что:
  • а) гражданами были предоставлены не соответствующие действительности сведения, послужившие основанием для принятия их на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях (например, о составе семьи, об источниках и уровне доходов, а также об имуществе членов семьи, подлежащем налогообложению);
  • б) нарушены права других граждан на указанное жилое помещение (например, нарушена очередность предоставления жилого помещения);
  • в) совершены неправомерные действия должностными лицами при решении вопроса о предоставлении жилого помещения;
  • г) имели место иные нарушения порядка и условий предоставления жилых помещений по договору социального найма, предусмотренных Жилищным кодексом Российской Федерации, федеральными законами, указами Президента, законами субъекта Российской Федерации.
  • Поскольку недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и она недействительна с момента ее совершения (пункт 1 статьи 167 ГК РФ), то в случае признания недействительным решения о предоставлении гражданину жилого помещения по договору социального найма признается недействительным также и заключенный на основании данного решения договор социального найма, а лица, проживающие в жилом помещении, подлежат выселению из него в ранее занимаемое ими жилое помещение, а в случае невозможности выселения в ранее занимаемое жилое помещение им исходя из конкретных обстоятельств дела может быть предоставлено жилое помещение, аналогичное ранее занимаемому (пункт 2 статьи 167 ГК РФ).
  • По вопросам защиты жилищных прав обращайтесь к квалифицированным юристам по тел. – 8 (919) 722-05-32

Юридическая помощь www.mashenkof.ru — качественные услуги за разумную цену.

А также — абонентское обслуживание физических и юридических лиц.

Поделиться в социальных сетях:

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *