Жилье россиян в пандемию стали реже принудительно продавать за долги

Банки в  2020 году пытались принудительно продать за  долги, в  том числе ипотечные, более 17,6 тысяч квартир россиян, подсчитали в  коллекторском агентстве «Долговой консультант» на  основе реестра извещений публичных торгов ФССП.

пресс-служба УФССП России по Свердловской области

  • Недвижимость на  торги приставы выставляют, если должник не  погасил обязательства перед кредитором по  решению суда.
  • По  сравнению с  2019 годом количество объектов, попавших на  реализацию, упало на  14,1%, а  их  совокупная стоимость  — на  19%.
  • Средняя цена недвижимости, продаваемой за  долги, составила 2,07  млн  руб.

Ряд банков подтвердили РБК рост досудебного урегулирования споров с  заемщиками.

Как сообщили в  Росбанке, в  прошлом году выросла доля добровольной продажи недвижимости без судебного разбирательства, а  должники стали чаще сами предлагать продажу заложенного жилья.

В  Промсвязьбанке отметили, что настроены на  решение долговых вопросов с  клиентами до  наступления торгов. Сбербанк отказался от  комментариев по  этой теме, другие крупные банки не  ответили на  запрос РБК.

Ранее сообщалось о проданной за  долги квартире в  клубном доме «Тихвинъ» . Ранее в  этом  же элитном доме прошел рейд по  надоговым должникам, по  результатам которого судебные приставы выпустили пресс-релиз .

Источник: Uralweb.ru Ольга Маслова

Новости соседних регионов по теме:

Межрегиональное территориальное управление Росимущества в Ямало-Ненецком автономном округе в очередной раз проводит открытые торги в электронной форме недвижимого имущества, арестованного у должников,15:46 27.01.2021 УФССП — Салехард

Жилье россиян в пандемию стали реже принудительно продавать за долги K-Ur.Info Жилье россиян в пандемию стали реже принудительно продавать за долги Газета Серовский рабочий Жилье россиян в пандемию стали реже принудительно продавать за долги ИА Уральский меридиан Жилье россиян в пандемию стали реже принудительно продавать за долги ИА Уральский меридиан Жилье россиян в пандемию стали реже принудительно продавать за долги KU66.Ru Жилье россиян в пандемию стали реже принудительно продавать за долги АПИ Жилье россиян в пандемию стали реже принудительно продавать за долги КУШВА, 3 декабря, УралПолит.Ru. Правоохранители задержали в Свердловской области двоих рэкетиров, пытавшихся обобрать автомастерскую. УралПолит.Ru Жилье россиян в пандемию стали реже принудительно продавать за долги Пассажирский автобус №151 «Ревда-Екатеринбург» вспыхнул вечером 2 декабря на Пермском тракте возле горы Волчиха. ИА Уральский меридиан Жилье россиян в пандемию стали реже принудительно продавать за долги Здоровье и экология личное фото Михаила Смольникова Бывший водитель скорой помощи из Нижнего Тагила Михаил Смольников подал апелляцию в Свердловский областной суд на решение судьи Александра Колядина. TagilCity.Ru Жилье россиян в пандемию стали реже принудительно продавать за долги В преддверии Международного Дня добровольца в зале торжественных собраний Свердловского областного отделения Всероссийского добровольного пожарного общества состоялась церемония чествования активистов, УрИ ГПС МЧС РФ Как оснащён ковидный госпиталь, почему растёт смертность среди пациентов, какими аргументами пользуются антипрививочники и почему они не имеют под собой реальных оснований, Газета Алапаевская искра 15 ноября совет Госдумы рассмотрел два документа о введении QR-кодов в общественных местах и на некоторых видах транспорта, они направлены для обсуждения в регионы, в Общественную и Счетную палаты, Совет Федерации до 14 декабря. Газета Новый Качканар   Губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев обратился к землякам в связи с Международным днем инвалидов, который отмечается 3 декабря. Газета Серовский рабочий 80 лет тому назад осенью и в первых числах декабря 1941 года под Москвой шли ожесточенные оборонительные бои. Агропромышленный техникум Форум активистов волонтёрских отрядов детской организации ЮНТА РДШ «В круговороте добрых дел» состоялся 2 декабря в центральной городской библиотеке. ЦГБ Нижнего Тагила

Жилье россиян в пандемию стали реже принудительно продавать за долги — РБК

Спад продаж недвижимости за долги был во многом связан с пандемией, говорит член совета Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) Павел Михмель. Из-за COVID-19 ФССП ограничила личные контакты приставов с физлицами, взаимодействие с должниками было дистанционным, напоминает он.

«Кроме того, действовали моратории ЦБ на определенные действия по взысканию, и в целом активность взыскателей была меньше: люди работали на удаленке, принимался во внимание социальный аспект», — соглашается генеральный директор Центра развития коллекторства Дмитрий Жданухин.

Еще весной, на фоне первой волны пандемии, Банк России рекомендовал кредитным и микрофинансовым организациям, а также другим кредиторам приостановить процедуры принудительного выселения должников из квартир. Под защиту должны были попасть все заемщики, независимо от того, когда суд решил обратить взыскание на их недвижимость. В августе ЦБ продлил послабление до конца 2020 года.

На объемах принудительной продажи жилья также мог сказаться рост популярности банкротства физлиц, продолжает Жданухин. «Реализация имущества должника при банкротстве тоже возможна, но, в отличие от принудительного взыскания через приставов, она проще, поскольку не зависит от загруженности ФССП», — поясняет он, подчеркивая, что долгов как таковых на рынке меньше не стало.

РБК направил запрос в топ-15 банков по размеру ипотечного портфеля. В Росбанке и Абсолют Банке сообщили, что в прошлом году количество сделок по продаже заложенного жилья в целом выросло.

«Это было связано со значительным повышением спроса на вторичном рынке недвижимости», — пояснил представитель Абсолют Банка.

В Росбанке отметили, что его стратегия судебного взыскания учитывает рекомендации ЦБ по взаимодействию с клиентами в условиях пандемии.

Одновременно банки подтверждают рост досудебного урегулирования споров с заемщиками.

Как сообщили в Росбанке, в прошлом году выросла доля добровольной продажи недвижимости без судебного разбирательства, а должники стали чаще сами предлагать продажу заложенного жилья.

В Промсвязьбанке отметили, что настроены на решение долговых вопросов с клиентами до наступления торгов. Сбербанк отказался от комментариев по этой теме, другие крупные банки не ответили на запрос РБК.

Почему продажи имущества ускорились

Еще один тренд 2020 года — предложение на торгах недостроенной недвижимости для покрытия обязательств граждан, замечает Аксенов.

На продажу выставляется не имущество, а права требования по незавершенному строительству.

«С учетом среднего срока строительства не более трех лет это говорит о тенденции сокращения сроков между первым неплатежом по кредиту и подачей иска в суд», — поясняет гендиректор агентства «Долговой консультант».

Процедуры ускорились, соглашается Жданухин: «Во-первых, банки улучшили скоринговые модели, могут лучше прогнозировать, есть ли смысл надеяться на восстановление платежеспособности должника после пропуска платежа по ипотеке. Во-вторых, юридические процедуры автоматизировались, улучшилась ситуация с электронным взаимодействием между банками и приставами».

Кредиторы стараются расчищать балансы от проблемных активов из-за повышения регуляторных требований, говорит гендиректор коллекторского агентства ЭОС Антон Дмитраков. Он считает, что в России тенденция быстрого «просуживания» долгов и продажи заложенного имущества будет нарастать.

Какой будет ситуация на рынке в 2021 году

По прогнозу Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА), в 2021 году рынок взыскания активизируется, и банки выставят на продажу долги на 480–500 млрд руб.

Реализация недвижимости должников тоже «обречена на рост», уверен Дмитраков. «На 1 декабря 2020 года доля ипотеки в общей структуре ссудного портфеля достигла 45%. Это почти 9 трлн руб.

За 11 месяцев 2020 года его рост составил 19%. Естественно, наряду с ростом портфеля будут расти и объемы просроченной ипотеки — это закон рынка.

А значит, будет расти предложение и реализация недвижимости на публичных торгах», — резюмирует он.

По словам Жданухина, в 2021 году процедуры взыскания в полной мере затронут «пандемийных» должников — тех, кто не смог получить кредитные каникулы или реструктуризацию и допустил просрочки по кредитам.

«Сроки неплатежей уже позволят кредиторам обращаться в суды и добиваться принудительного взыскания. Работы станет больше: и судов, и торгов по реализации имущества, и банкротств физлиц.

Но не исключаю, что перед выборами власти могут пойти на какие-то новые послабления для должников, чтобы снять социальное напряжение», — заключает собеседник РБК.

Даже если нет ипотеки

Екатерина Мирошкина

экономист

Профиль автора

В 2021 году Конституционный суд совершил революцию в теме изъятия единственного жилья у должников. Теперь его все-таки можно забрать за долги, даже если это единственная квартира без ипотеки.

Пока это не изменения в законе, но суды уже начнут их использовать. Это значит, что за долги по расписке или перед банком можно остаться без единственного жилья. Это не значит, что жилье совсем заберут, а должник останется на улице, — но жилищные условия могут заметно ухудшиться. Исполнительский иммунитет, который еще месяц назад защищал дома и даже офисы, может больше не сработать.

Вот что сказал об этом Конституционный суд и кто рискует переехать против своей воли.

Курс для тех, кто много работает и устает. Цена открыта — назначаете ее сами Начать учиться

Банкротство — это процедура, которая позволяет списать долги. При условии, что управляющий нашел и изъял все имущество, которое подходит для взыскания. То есть что можно — забирают для расчета с кредиторами. А безнадежные долги списывают — с негативными последствиями для банкрота.

Если у вас или знакомых такая ситуация, теперь есть риски, что исполнительский иммунитет не спасет.

Все это указано в законе. Он действует и для банкротов — при долге по потребительскому кредиту или по расписке в размере 2 млн рублей можно жить в квартире за ту же сумму, но не отдавать ее.

Некоторые должники злоупотребляли такой защитой — иногда покупали на заемные деньги жилье, не возвращали долг и становились банкротами.

Даже если все понимали, что разумно было бы переехать в квартиру поменьше или в менее престижном районе, а разницу в стоимости отдать кредитору, исполнительский иммунитет позволял не делать этого.

Должник оставался при жилье, кредитор — без денег, а суды и приставы разводили руками: такой закон. Если жилье единственное, то будь оно сколько угодно большим и роскошным, изымать нельзя.

В законе не изменилось ничего. Законопроект, который широко обсуждался в 2017 году, так и остался в подвешенном состоянии — поговорили и отложили. Поправок по поводу замены роскошного единственного жилья на скромное в гражданском процессуальном кодексе все еще нет, а иммунитет формально работает.

Правами толковать закон в России наделен Конституционный суд. Он может находить нормы, которые нарушают чьи-то права или не соответствуют другим законам. И на основании этого дает разъяснения — дело пересмотрите, закон измените.

Законодатели могут довольно быстро отреагировать и уточнить нормы, а могут годами игнорировать эти указания. Так и случилось с изъятием единственного жилья — этот вопрос КС разбирал еще 2012 году.

И тогда же указал, что исполнительский иммунитет — это правильно. Но владеть домом площадью 320 квадратных метров и не отдавать долг в размере 3 млн рублей — не совсем честно.

Читайте также:  Отзыв (возражение, ответ) на апелляционную жалобу: в арбитражный суд, по гражданскому делу, по уголовному делу, образец

Так что нужно защитить не только должников и их семьи, но и кредиторов, а статью 446 ГПК РФ — уточнить из-за имеющихся дефектов.

Вот только ничего с тех пор в законе не изменилось. Но тот же Конституционный суд рассмотрел очередное дело. Мужчина в 1999 году одолжил женщине 772 тысячи рублей, а должница годами не отдавала деньги.

Зато купила квартиру площадью 110 квадратных метров — причем уже после того, как было возбуждено исполнительное производство. С 1999 года долг ее вырос до 4,5 млн рублей, а должница стала банкротом.

Кредитор дошел до Конституционного суда. Потому что это как вообще — мне должны 4,5 млн рублей, при таком долге покупается квартира, но раз она единственная — я не могу получить свои деньги.

Почему бы должнице не сменить жилье на менее роскошное, а мне отдать разницу в счет долга. Если она сама не хочет — пусть ее обяжет суд. Но суды во всех инстанциях мужчине отказали — исполнительский иммунитет, извините.

Стоимость жилья не имеет значения: единственное — значит, защищено от взыскания.

У Конституционного суда, видимо, на этот раз терпение лопнуло. Он напомнил и про свои разъяснения 2012 года, когда постановил изменить закон для баланса интересов должников и кредиторов.

Но почти за 9 лет — заметили главные судьи страны — работы не продвинулись.

Это прямо так и назвали — «недопустимым законодательным бездействием», которое стало поводом для новой проверки конституционности статьи 446 ГПК.

Раз закон вы менять не хотите, будем уточнять нормы своими методами — говорят судьи в новом постановлении. И установили критерии, когда исполнительский иммунитет можно снять даже без изменений в ГПК РФ.

Конкретных норм, как в законопроекте, до сих пор нет. То есть нельзя сказать, что вот эта квартира в два раза больше нормы — поэтому на нее можно наложить взыскание, а вот на эту — нельзя, потому что это двушка для семьи из двух человек.

Очевидно, что работать эти разъяснения теперь точно будут. Не для всех должников и не в каждом деле, но теперь суды уже не смогут отфутболить кредиторов со ссылкой на безусловный иммунитет. Придется разбираться в каждой истории с наличием жилья и долга.

В первую очередь переехать в менее комфортное и более дешевое жилье рискуют должники-банкроты при злоупотреблениях. Но поменять единственный дом площадью 300 квадратных метров на двухкомнатную квартиру могут и без банкротства и злоупотреблений. Тут все на усмотрение конкретного суда с учетом условий, описанных в постановлении КС.

Например, должник забыл погасить 500 тысяч рублей долга. Но уже после просрочки купил квартиру за 4 млн рублей. И теперь живет там вместе с женой и ребенком. Площадь единственного жилья — 90 квадратных метров.

Норма предоставления в регионе — 18 квадратных метров на человека, то есть семье хватит 54 квадратных метров. Даже если поменять их жилье на квартиру площадью 75 квадратных метров, разницы хватит на полное погашение долга.

Суд может отдать трешку в центре кредитору при условии, что тот предоставит должнику трешку в другом районе того же города.

Но если у такого же должника квартира площадью 60 квадратных метров, то хоть это и больше нормы, все равно забрать ее из-за долга будет проблематично — слишком маленькая разница между рыночной ценой и суммой задолженности.

Скорее всего, взыскание будут обращать все-таки не на квартиры, а на роскошную недвижимость — вроде загородных домов с участками или квартир в элитных комплексах, где налицо злоупотребление правами должника. Потому что Конституционный суд хоть и одобрил снятие иммунитета, но сделал акцент на разумности таких мер. Все-таки это должна быть не мера устрашения, а обоснованный способ погасить долг.

Великое переселение банкротов

Не дождавшись реакции властей, за девять лет так и не уточнивших критерии роскошного жилья и границы исполнительского иммунитета, Конституционный суд (КС) РФ попытался сам решить проблему.

Он допустил при ряде условий изъятие единственного жилья у граждан-банкротов с предоставлением взамен более скромного. Юристы называют позицию революционной и считают, что продолжниковая судебная практика теперь развернется в сторону кредиторов.

В первую очередь проблемы могут возникнуть у владельцев больших домов и многокомнатных квартир. Но могут пострадать и те, у кого жилплощадь просто больше социальной нормы.

В защиту роскоши

КС опубликовал постановление (.pdf) по жалобе Ивана Ревкова, допустив ограничение исполнительского иммунитета, защищающего единственное жилье гражданина-должника от взыскания. Ст.

 446 Гражданского процессуального кодекса РФ (ГПК) не разрешает продать такое жилье для погашения долгов, даже если оно является очевидно роскошным.

Это позволяет должникам приобретать недвижимость на заемные средства (без ипотеки), которые они не собираются возвращать.

Проблема существует много лет, и КС неоднократно указывал на необходимость корректировки ГПК, но Минюст и Госдума рекомендации игнорировали.

В 2012 году КС прямо обязал законодателя определить пределы защиты единственного жилья и разработать порядок обращения на него взыскания, если недвижимость явно превосходит разумные потребности человека в жилище, а активы должника несоразмерны его обязательствам. Но за девять лет поправки в ГПК так и не были внесены.

Не изменилась за это время и судебная практика, занимающая сторону должников.

Так, Верховный суд РФ (ВС) прошлой осенью отказал кредиторам в праве принудительно заменить гражданину-банкроту его единственную квартиру на жилье меньшей площади (см.

“Ъ” от 24 октября 2020 года), сославшись как раз на то, что закон этого не позволяет. Теперь КС решил самостоятельно восполнить недостаток регулирования.

Больше не безусловное право

Иван Ревков более 20 лет назад одолжил своей знакомой Елене Шахлович 770 тыс. руб., но та деньги не вернула. Кредитор получил решение суда о взыскании средств и передал его на исполнение приставам, но долг взыскать не удалось.

В 2019 году должницу признали банкротом.

В рамках этого дела выяснилось, что еще в 2009 году Елена Шахлович приобрела квартиру площадью 110 кв. м стоимостью большей, чем сумма ее задолженности перед Иваном Ревковым (к 2019 году с учетом индексации долг составил 4,5 млн руб.).

Но арбитражный суд Калужской области отказался продавать жилье и исключил его из конкурсной массы, так как оно для должницы оказалось единственным и не было обременено ипотекой. Это решение поддержали вышестоящие инстанции, а ВС не стал пересматривать дело.

Господин Ревков обратился в КС, настаивая, что ст. 446 ГПК во взаимосвязи с п. 3 ст. 213.25 Закона о банкротстве противоречит Конституции, так как дает единственному жилью иммунитет, даже если оно приобретено после возбуждения приставами исполнительного производства и значительно превышает разумно достаточную площадь для удовлетворения потребности в жилище.

В постановлении КС снова напомнил об обязанности законодателя внести изменения в ГПК, раскритиковав его медленную реакцию: «Помимо многолетнего недопустимого законодательного бездействия, указанный длящийся риск причинения вреда конституционно значимым ценностям отягощается самим по себе неисполнением акта конституционного правосудия». По мнению суда, «это лишает оснований дальнейшее ожидание своевременного исправления действующего законодательного регулирования и вынуждает КС вновь обратиться к проверке конституционности (той же статьи.— “Ъ”)».

Ключевым выводом КС стало признание того, что ст. 446 ГПК больше не может служить в качестве «безусловного отказа в обращении взыскания на жилые помещения, если суд считает необоснованным применение исполнительского иммунитета».

  • Снятие защиты с единственного жилья возможно, если суды установят, что оно было приобретено со злоупотреблениями, говорится в постановлении.
  • Может учитываться время присуждения долга, возбуждения исполнительного производства и извещения должника об этих событиях, условия сделок по отчуждению другого имущества для приобретения защищенного иммунитетом жилья.
  • Также суды должны учитывать рыночную стоимость жилья и ее соотношение с величиной долга, чтобы обращение взыскания было обоснованным, а не использовалось как «карательная санкция» или «средство устрашения должника угрозой отобрания у него и членов его семьи единственного жилища».

Оставить на улице должника нельзя — ему следует предоставить новое жилье площадью не меньше, чем по договору соцнайма и в пределах того же поселения (либо в другом регионе с его согласия). В связи с этим решения судов об отказе взыскать квартиру должницы Ивана Ревкова подлежат пересмотру, постановил КС.

Революция в практике

«Суть позиции КС сводится к тому, что допустимо предоставлять должнику иное, более скромное жилище, а то в котором он проживает, продавать для погашения долгов перед кредиторами»,— говорит советник юрфирмы РКТ Иван Стасюк. Иммунитет не действует, если должник злоупотреблял правом при приобретении жилья, то есть когда оно куплено фактически на деньги кредиторов, но залогом не обременено, поясняет он.

Юрист банкротного направления Vegas Lex Валерия Тихонова называет постановление «поистине революционным для практики», добавляя, что на фоне бездействия законодателя и продолжниковой позиции арбитражных судов КС «взял на себя миссию по установлению границ исполнительского иммунитета».

Адвокат юргруппы «Яковлев и партнеры» Бронислав Садиков считает позицию КС особенно важной для кредиторов, учитывая то, что «число злоупотреблений со стороны должников достигло критической массы, и дальше так продолжаться не могло». Об этом, по его словам, свидетельствует как возросшее число споров данной категории, в том числе в ВС, так и активное обсуждение вопроса профсообществом.

Отдельно господин Садиков приветствует критику суда в отношении многолетнего бездействия законодателя, «по-видимому, все свои силы и энергию направляющего на спасение Родины от иностранных агентов, клеветников в интернете и прочих деструктивных сил» вместо исполнения указаний КС о внесении поправок в ГПК.

Читайте также:  Дополнительные гарантии охраны труда отдельным категориям работников

«Постановление будет иметь огромное значение для правоприменительной практики,— соглашается с коллегами партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Станислав Данилов.

— Фактически КС отменяет исполнительский иммунитет для подавляющего большинства граждан, которые попадают в процедуру банкротства, и возлагает на арбитражные суды функцию определять порядок приобретения другого жилья для должника и его семьи по нормам социального найма».

Социальные нормы жилья разнятся от региона к региону и зависят от количества и родства проживающих вместе лиц.

В Москве, например, минимальная норма составляет 18 кв. м на человека, но для семьи из супругов положена «однушка» площадью до 44 кв. м.

«Можно ожидать изменения подхода арбитражных судов и ВС к разрешению вопроса о возможности забрать у должника его единственное жилье. С высокой долей вероятности суды будут разрешать предоставление должнику замещающего жилья»,— говорит Валерия Тихонова.

Бронислав Садиков рассказывает о примере из личного опыта, когда арбитражный суд исключил из конкурсной массы трехэтажный дом должника на Новорижском шоссе и землю, на которой он расположен, общей стоимостью свыше 20 млн руб. при сумме долгов около 10 млн руб. Он рассчитывает, что «с принятием постановления КС подобные случаи будут исключены».

Иван Стасюк положительно оценивает позицию КС, но считает необходимым закрепление критериев, при которых единственное жилье может быть продано за долги, на законодательном уровне.

«Впрочем, принятие поправок в скором времени не выглядит очевидным.

Принятие таких мер вряд ли будет воспринято многими позитивно, так что весьма вероятно, что вопрос продолжит регулироваться на уровне судебной практики»,— полагает господин Стасюк.

«Это начало радикальных изменений практики применительно к обращению взыскания на единственное жилье, по крайней мере, в рамках банкротных дел»,— согласен Станислав Данилов.

На практике это будет выглядеть примерно так, рассказывает он: «По решению суда из конкурсной массы выделяются средства на покупку должнику замещающего жилья в том же городе и примерно в том же районе, которое по своим конструктивным и техническим характеристикам соответствует тому же уровню жилья по метрам соцнормы».

Согласие должника в таком случае не будет спрашиваться, какие-то жизненные факторы (детсады, школы, поликлиники, кружки), вполне вероятно, будут игнорироваться судом как не имеющие имущественной оценки, рассуждает господин Данилов.

Однако вопрос о том, насколько широко будет применяться позиция КС, остается открытым. «В принципе ее можно применить к любому жилью, где на проживающего приходится больше метров, чем по социальной норме. Но в первую очередь это, конечно, должно касаться именно роскошного жилья, а не просто превышающего минимальные размеры»,— говорит Иван Стасюк.

Бронислав Садиков тоже полагает, что в приоритете для кредиторов будет продажа больших дорогих домов и квартир.

Впрочем, Валерия Тихонова допускает, что на практике «наличие трех комнат для двух жильцов может быть расценено как излишняя обеспеченность жилплощадью, и если выручка от продажи такой квартиры достаточна для расчета с кредитором, то риск обращения на нее взыскания будет существенным».

При этом госпожа Тихонова опасается, что позиция КС может привести к лишению единственного жилья и тех должников, кто дошел до банкротства из-за своей финансовой безграмотности и неосторожности, а не в результате злонамеренного уклонения от погашения долгов. Но, по мнению господина Садикова, для добросовестных должников ничего измениться не должно, а риски возникают лишь для тех, кто злоупотребляет правом, пользуясь бездействием законодателя.

Анна Занина, Марина Царева

Жилье россиян в пандемию стали реже принудительно продавать за долги

Прошедший год многое изменил — в том числе в работе ФССП. В 2020 году приставы выставили на аукцион на 14,1 % меньше квартир, чем в 2019-м.

Это связывают с тем, что кредитор и заемщик стали чаще договариваться в досудебном порядке. А еще — с мораторием на арест имущества: он действовал в 2020 году из-за эпидемии коронавируса.

Принудительно выселять людей и навещать их, чтобы арестовать имущество, приставам было нельзя.

Показатели 2020 года

Если заемщик не погасил задолженность в срок, и делом начали заниматься судебные приставы, имущество человека могут арестовать и реализовать с аукциона, в том числе недвижимость — с одной оговоркой: нельзя продавать единственное жилье.

Квартиру могут принудительно продать еще в одном случае: если заемщик брал ипотеку, и жилье находится в залоге. В 2020 году суммарно банки попытались реализовать с аукциона 17,6 тысячи квартир суммарной стоимостью 36,5 миллиарда рублей.

В эту цифру входят и ипотечное жилье, и арестованное приставами. Но по сравнению с 2019-м показатели снизились:

  • количество квартир — на 14,1 %;
  • общая стоимость недвижимости — на 19 %;
  • средняя стоимость одного объекта — на 6 %. Сейчас она составляет 2,6 миллиона рублей.

Почему так получается

Финансисты и эксперты выделяют пять причин.

  1. Кредиторы стали чаще договариваться с заемщиками до суда. Такой подход выгоднее для всех сторон, потому что на аукционе по суду недвижимость продается по заниженной стоимости.
  2. Выросло количество объектов недвижимости эконом-класса, которые стоят недорого. Поэтому падает средняя стоимость объекта. А на аукционе цена оказывается еще ниже.
  3. Из-за эпидемии деятельность ФССП приостановилась. Чтобы сдержать распространение коронавируса, власти наложили ограничения на визиты приставов и на меры взыскания. Приставы реже взаимодействовали с заемщиками.
  4. Люди стали чаще оформлять процедуру личного банкротства. В таком случае недвижимость тоже могут реализовать — это не панацея. Но такая продажа имущества оформляется по-другому и может не попасть в статистику.
  5. Процессы ускорились, и теперь на торгах часто появляется недостроенное жилье. Продается не сама недвижимость, а право требования на нее, когда дом будет достроен.

Что будет в 2021-м

Прогнозы говорят о будущем росте взысканий. Когда эпидемия стихнет и мораторий снимут, приставы снова начнут действовать в рамках своих полномочий. Считается, что вырастет количество судов и аукционов, как бы в виде компенсации за «тихий» 2020 год. Ведь проблемные долги никуда не делись — замедлились только меры по взысканию. Но есть и хорошие новости:

  • скорее всего, кредиторы и дальше будут стараться решить вопрос в досудебном порядке, а это выгоднее для всех;
  • есть вероятность, что власти введут новые послабления, чтобы снизить нагрузку на людей с задолженностями. К тому же многие из них пострадали из-за эпидемии.

ЭОС напоминает, что из любой ситуации есть выход. Если вы столкнулись с просроченной задолженностью, мы рекомендуем вам не игнорировать ситуацию, а постараться что-то сделать. Договориться с кредитором чаще всего выгоднее, чем разбираться в судебном порядке.

Жилье россиян стали реже принудительно продавать за долги

Банки в 2020 году пытались принудительно продать за долги, в том числе ипотечные, более 17,6 тыс. квартир россиян на 36,5 млрд рублей, пишет РБК. Это подсчитали в коллекторском агентстве «Долговой консультант».

По сравнению с 2019 годом количество объектов, попавших на реализацию, упало на 14,1%, а их совокупная стоимость — на 19%. Средняя цена недвижимости, продаваемой за долги, тоже снизилась — на 6% до 2,07 млн рублей.

В прошлом году общая стоимость всего имущества должников, переданного на продажу, составила 122,6 млрд рублей, сообщил представитель Федеральной службы судебных приставов (ФССП).

Снижение объема продаж недвижимости из-за долгов может говорить о том, что банки-кредиторы стали чаще договариваться с заемщиками в досудебном порядке, считает гендиректор коллекторского агентства «Долговой консультант» Денис Аксенов. Вторая причина падения объема продаж — увеличение количества объектов с низкой рыночной стоимостью, то есть жилья экономкласса.

Спад продаж недвижимости за долги был во многом связан с пандемией: взаимодействие с должниками было дистанционным, отметил член совета Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) Павел Михмель.

Также действовал мораторий ЦБ на определенные действия по взысканию, и в целом активность взыскателей была меньше, сообщил генеральный директор Центра развития коллекторства Дмитрий Жданухин.

По его словам, на объемах принудительной продажи жилья также мог сказаться рост популярности банкротства физлиц: реализация имущества должника при банкротстве тоже возможна.

В Росбанке и Абсолют Банке сообщили, что в прошлом году количество сделок по продаже заложенного жилья в целом выросло. Также банки подтверждают рост досудебного урегулирования споров с заемщиками.

В прошлом году выросла доля добровольной продажи недвижимости без судебного разбирательства, а должники стали чаще сами предлагать продажу заложенного жилья, сообщили в Росбанке.

В Промсвязьбанке отметили, что настроены на решение долговых вопросов с клиентами до наступления торгов.

Еще один тренд 2020 года — предложение на торгах недостроенной недвижимости для покрытия обязательств граждан, отметил Аксенов. На продажу выставляется не имущество, а права требования по незавершенному строительству. С учетом среднего срока строительства не более трех лет это говорит о тенденции сокращения сроков между первым неплатежом по кредиту и подачей иска в суд, пояснил он.

По прогнозу НАПКА, в 2021 году рынок взыскания активизируется и банки выставят на продажу долги на 480—500 млрд рублей.

По словам Жданухина, в 2021 году процедуры взыскания в полной мере затронут «пандемийных» должников — тех, кто не смог получить кредитные каникулы или реструктуризацию и допустил просрочки по кредитам.

Работы станет больше: и судов, и торгов по реализации имущества, и банкротств физлиц, но не исключено, что перед выборами власти могут пойти на какие-то новые послабления для должников, чтобы снять социальное напряжение, пояснил он.

Читайте также:  Пресечение недобросовестной конкуренции

​ЦБ продлил рекомендации банкам не выселять должников до 31 марта

Ранее регулятор рекомендовал не выселять должников до 31 декабря 2020 года.

Банки стали реже отбирать квартиры у должников из-за пандемии | Телеканал 360°

Судебные приставы реже вставляли на торги квартиры должников в 2020 году. Банки предпочитали решать вопросы до суда со сложными клиентами и соблюдали мораторий Центробанка на принудительное выселение.

За прошлый год банки принудительно продали более 17,6 тысячи квартир на 36,5 миллиарда рублей, в том числе и ипотечные. Это на 14,6% больше, чем годом ранее. В 2019 году было продано недвижимости заемщиков на сумму 122,6 миллиарда рублей. Об этом сообщил РБК.

Упали не только продажи квартир должников, но их совокупная стоимость (на 19%) и средняя цена (на 6%).

Причинами снижения этих показателей, по мнению гендиректора коллекторского агентства «Долговой консультант» Дениса Аксенова, могло стать увеличение количества объектов экономкласса, а также стремление заемщиков и банков-кредиторов разобраться в досудебном порядке.

Еще одним поводом для спада продаж могла стать пандемия, считает член совета Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) Павел Михмель. Из-за моратория Центробанка упала активность взыскателей по отношению к должникам.

В этом году кредиторы могут отыграться с заемщиками за время пандемии. В 2021 году процедуры взыскания в полной мере затронут «пандемийных» должников — тех, кто не смог получить кредитные каникулы или реструктуризацию и допустил просрочки по кредитам.

По прогнозу НАПКА, банки выставят на продажу долги на 480–500 миллиардов рублей. Следовательно, рост произойдет и в реализации недвижимости должников. За прошлый год доля ипотеки в общей структуре ссудного портфеля выросла на 19%. По мнению гендиректора коллекторского агентства ЭОС Антона Дмитракова, по закону рынка наряду с ростом портфеля будут расти и объемы просроченной ипотеки.

Жилье россиян в пандемию стали реже принудительно выставлять на торги за долги

В 2020 году судебные приставы в интересах кредиторов выставили на торги на 14,1% меньше квартир, чем годом ранее.

Банки предпочитали договариваться с должниками без суда и соблюдали мораторий от ЦБ на принудительное выселениеБанки в 2020 году пытались принудительно продать за долги, в том числе ипотечные, более 17,6 тыс. квартир россиян на 36,5 млрд руб.

, подсчитали в коллекторском агентстве «Долговой консультант» на основе реестра извещений публичных торгов Федеральной службы судебных приставов (ФССП, расчеты есть у РБК).

Недвижимость на торги приставы выставляют в интересах кредиторов, если должник не погасил обязательства по решению суда, продажи по взаимному согласию кредитора и должника в этой статистике не учитываются. По сравнению с 2019 годом количество объектов, попавших на реализацию, упало на 14,1%, а их совокупная стоимость — на 19%. Средняя цена недвижимости, продаваемой за долги, тоже снизилась — на 6%, до 2,07 млн руб.

В прошлом году общая стоимость всего имущества должников (не только жилья), переданного на продажу, составила 122,6 млрд руб., сообщил РБК представитель ФССП, не уточнив, как изменился объем принудительной продажи недвижимости.

РБК направил запрос в топ-15 банков по размеру ипотечного портфеля. В Росбанке и Абсолют Банке сообщили, что в прошлом году количество сделок по продаже заложенного жилья в целом выросло. «Это было связано со значительным повышением спроса на вторичном рынке недвижимости», — пояснил представитель Абсолют Банка.

В Росбанке отметили, что его стратегия судебного взыскания учитывает рекомендации ЦБ по взаимодействию с клиентами в условиях пандемии.Одновременно банки подтверждают рост досудебного урегулирования споров с заемщиками.

Как сообщили в Росбанке, в прошлом году выросла доля добровольной продажи недвижимости без судебного разбирательства, а должники стали чаще сами предлагать продажу заложенного жилья. В Промсвязьбанке отметили, что настроены на решение долговых вопросов с клиентами до наступления торгов.

Сбербанк отказался от комментариев по этой теме, другие крупные банки не ответили на запрос РБК.Почему продажи имущества ускорилисьЕще один тренд 2020 года — предложение на торгах недостроенной недвижимости для покрытия обязательств граждан, замечает Аксенов. На продажу выставляется не имущество, а права требования по незавершенному строительству.

«С учетом среднего срока строительства не более трех лет это говорит о тенденции сокращения сроков между первым неплатежом по кредиту и подачей иска в суд», — поясняет гендиректор агентства «Долговой консультант».

Процедуры ускорились, соглашается Жданухин: «Во-первых, банки улучшили скоринговые модели, могут лучше прогнозировать, есть ли смысл надеяться на восстановление платежеспособности должника после пропуска платежа по ипотеке. Во-вторых, юридические процедуры автоматизировались, улучшилась ситуация с электронным взаимодействием между банками и приставами».

Кредиторы стараются расчищать балансы от проблемных активов из-за повышения регуляторных требований, говорит гендиректор коллекторского агентства ЭОС Антон Дмитраков. Он считает, что в России тенденция быстрого «просуживания» долгов и продажи заложенного имущества будет нарастать.

Какой будет ситуация на рынке в 2021 годуПо прогнозу Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА), в 2021 году рынок взыскания активизируется, и банки выставят на продажу долги на 480–500 млрд руб.Реализация недвижимости должников тоже «обречена на рост», уверен Дмитраков.

«На 1 декабря 2020 года доля ипотеки в общей структуре ссудного портфеля достигла 45%. Это почти 9 трлн руб. За 11 месяцев 2020 года его рост составил 19%. Естественно, наряду с ростом портфеля будут расти и объемы просроченной ипотеки — это закон рынка. А значит, будет расти предложение и реализация недвижимости на публичных торгах», — резюмирует он.

По словам Жданухина, в 2021 году процедуры взыскания в полной мере затронут «пандемийных» должников — тех, кто не смог получить кредитные каникулы или реструктуризацию и допустил просрочки по кредитам. «Сроки неплатежей уже позволят кредиторам обращаться в суды и добиваться принудительного взыскания. Работы станет больше: и судов, и торгов по реализации имущества, и банкротств физлиц. Но не исключаю, что перед выборами власти могут пойти на какие-то новые послабления для должников, чтобы снять социальное напряжение», — заключает собеседник РБК.Подробнее на РБК:

https://www.rbc.ru/finances/28/01/2021/601150b59a79476311f574c6

Жилье россиян в пандемию стали реже принудительно продавать за долги

Банки в 2020 году пытались принудительно продать за долги, в том числе ипотечные, более 17,6 тыс. квартир россиян на 36,5 млрд руб., подсчитали в коллекторском агентстве «Долговой консультант» на основе реестра извещений публичных торгов Федеральной службы судебных приставов (ФССП, расчеты есть у РБК).

Недвижимость на торги приставы выставляют в интересах кредиторов, если должник не погасил обязательства по решению суда, продажи по взаимному согласию кредитора и должника в этой статистике не учитываются. По сравнению с 2019 годом количество объектов, попавших на реализацию, упало на 14,1%, а их совокупная стоимость — на 19%.

Средняя цена недвижимости, продаваемой за долги, тоже снизилась — на 6%, до 2,07 млн руб.

В прошлом году общая стоимость всего имущества должников (не только жилья), переданного на продажу, составила 122,6 млрд руб., сообщил РБК представитель ФССП, не уточнив, как изменился объем принудительной продажи недвижимости.

Регионы-лидеры по продаже жилья должников

В 2020 году больше всего выставленного на продажу за долги жилья было в Челябинской области (1044 квартиры), Башкирии (912), Москве (860), а также в Красноярском и Пермском краях (796 и 746 соответственно).

Годом ранее в топ-5 по этому показателю входил Санкт-Петербург.

Но в 2020-м в городе было зафиксировано самое заметное сокращение числа объектов на торгах (-41,5% год к году, до 577 единиц) среди регионов, где эта практика распространена.

Самая дорогая недвижимость у должников из Москвы, Подмосковья и Санкт-Петербурга. Еще в трех регионах — на Чукотке, в Удмуртии и Севастополе — стоимость продаваемого за долги жилья заметно превышает среднероссийский уровень и составляет 2,9–3 млн руб.

Почему стали меньше продавать жилья за долги

Снижение объема продаж недвижимости из-за долгов может говорить о том, что банки-кредиторы стали чаще договариваться с заемщиками в досудебном порядке, считает гендиректор коллекторского агентства «Долговой консультант» Денис Аксенов.

По его словам, для кредиторов и должников такой подход выгоднее: если объекты попадают на торги по решению суда, они реализуются с дисконтом.

Вторая причина падения объема продаж — увеличение количества объектов с низкой рыночной стоимостью, то есть жилья экономкласса.

Спад продаж недвижимости за долги был во многом связан с пандемией, говорит член совета Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) Павел Михмель. Из-за COVID-19 ФССП ограничила личные контакты приставов с физлицами, взаимодействие с должниками было дистанционным, напоминает он.

«Кроме того, действовали моратории ЦБ на определенные действия по взысканию, и в целом активность взыскателей была меньше: люди работали на удаленке, принимался во внимание социальный аспект», — соглашается генеральный директор Центра развития коллекторства Дмитрий Жданухин.

© РБК

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *