У родственницы влиятельного чиновника забирают огромную квартиру из-за банкротства матери

В первую очередь кредиторы пытаются найти у должника деньги на российских и иностранных счетах – самые ликвидные, а потому наиболее разыскиваемые активы. Также ищут квартиры, дома и машины. Сделки по ним обычно оставляют следы, так как отражаются в госреестрах.

По словам Петрова, в последнее время кредиторы все чаще пытаются искать у своих оппонентов дорогостоящую недвижимость за границей. Особую ценность представляют и счета, открытые в иностранных банках, добавляет партнер Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 2-го декабря
Сергей Кислов.

«Не всегда их просто найти, но арест по ним может быть быстрым. Следовательно, неожиданным для должника и эффективным для взыскателя».

Присмотреться стоит и к расходам членов семьи должника. Если те не имеют постоянных источников дохода и живут на широкую ногу, то управляющему банкрота надо запросить выписки по их счетам. Возможно, близкие должника уже помогли ему вывести имущество и спрятать от кредиторов.

По словам руководителя группы по банкротству Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 2-го декабря
Александры Улезко, если обнаружатся подозрительные денежные операции, именно родственникам должника придется доказать, что они заработали эти деньги, а не получили в результате недобросовестных сделок (дело № А45-17647/2016).

Какие сделки могут «обнулить»

По закону под угрозой оспаривания находятся те сделки, которые совершены незадолго до банкротства должника и могут квалифицироваться как заключенные во вред кредиторам.

Зачастую речь идет о безвозмездной передаче имущества родственникам банкрота, говорит Александр Соловьев из Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 2-го декабря
.

Это и отказ от наследства в пользу родных (дело № А41-42616/2015), и безвозмездное переоформление общей собственности только на жену или мужа (дело № А40-199418/2016).

Вызовет сомнения брачный договор, который должник заключил после того, как набрал долгов. При этом кредиторы могут удовлетворить свои требования как за счет средств должника, так и благодаря собственности его супруги из брачного договора.

Такие активы тоже включат в конкурсную массу (дело № А40-169307/2016). Для этого даже не обязательно добиваться признания брачного соглашения недействительным (дело № 52-КГ16-4).

Кредитор может потребовать от супруга-должника вернуть деньги независимо от содержания брачного договора, изменить или расторгнуть этот документ, объясняет Корума.

Более того, все кредиторы, требования которых заявлены в деле о несостоятельности, могут участвовать как третьи лица и в споре о разделе общего имущества супругов.

Спорные семейные активы нельзя продать в банкротном разбирательстве до того, как суд разрешит вопрос об их разделе (Постановление Пленума ВС от 25 декабря 2018 года № 48 «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан»).

Суд может посчитать сомнительными и те сделки, которые заключили родственники должника, не имеющие достаточного дохода для крупных покупок.

В банкротном деле бенефициара компании «Триал-трейд» Александра Ступина недействительной признали покупку квартиры за 100 млн руб., которую якобы приобрел несовершеннолетний сын бизнесмена.

Суд подчеркнул, что у подростка не имелось собственного источника средств для такой сделки, поэтому недвижимость куплена за счет Ступина-старшего (дело № А40-111836/2017).

На практике банкроты применяют и более изощренную тактику – моделируют судебный процесс о разделе имущества, который завершают мировым соглашением. Верховный суд пояснил, что подобные договоренности нужно приравнивать к брачным договорам. Разделенные таким документом активы нужно реализовывать в рамках банкротного дела должника (дело № А03-7118/2016).

Еще одна схема – уйти от долгов через алиментное соглашение. Но ВС пресек и ее, когда запретил подписывать документ с завышенными выплатами детям. Речь идет о сумме, которая явно превышает достаточные потребности ребенка.

Оценивать ее надо не в процентах, а в рублях, для чего следует узнать размер дохода гражданина-банкрота. Алиментное соглашение можно признать недействительным только в части.

На содержание детей нужно оставить ту сумму, которая была бы присуждена, если бы алименты взыскивались в судебном порядке (дело № А09-2730/2016).  

Как правильно оспорить сделки

Оспаривание «семейных сделок» будет успешным, если удастся доказать, что они преследовали цель причинить вред кредиторам, а контрагент об этом знал. Суды вряд ли поверят, что подарок родственнику от должника перед банкротством совершен из любви, подчеркивает Соловьев.

https://www.youtube.com/watch?v=2Pz-w1rmr8E

Если говорить про обжалование конкретных соглашений, то признать недействительным брачный договор поможет целый ряд доводов, перечисляет Петров: и неравноценность раздела совместного имущества, и ущемление прав кредиторов такой сделкой, и возникновение задолженности до заключения «семейного соглашения».  

Оспаривание брачных договоров в целом – успешная практика для кредиторов одного из супругов. Часто эти соглашения заключаются во время предъявления исков, возбуждения банкротства (или перед ними) и не предусматривают равноценного и справедливого распределения активов между супругами. Подобные действия зачастую толкуются как нарушение интересов кредиторов одного из супругов.

Сергей Кислов, партнер КА Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 2-го декабря

Если раздел относительно равноценный, то арбитражные суды обычно учитывают его без лишних претензий, замечает Улезко (дела № А12-46022/2015 и № А33-10715/2016). 

Когда необходимо оспорить алиментное соглашение, то кроме уменьшения активов должника нужно доказать явные злоупотребления при его заключении, говорит Петров. Он подчеркивает, что выписка со счета должника может легко проиллюстрировать его реальные затраты на содержание детей и выявить недобросовестность, если размер сумм по соглашению явно завышен.

Правильно защититься от претензий кредиторов

Если члены семьи хотят обезопасить себя от будущих претензий, то им стоит заранее заручиться согласием кредиторов на «семейные сделки», советует Петров.

Кроме того, члены семьи могут ссылаться на свою добросовестность и доказывать, что на момент совершения сделки никакого вреда кредиторам не причинили, ведь активы должника позволяли покрыть все финансовые обязательства, добавляет Соловьев.

Есть дисбаланс сил в борьбе между кредиторами и супругами-мошенниками. При режиме общей совместной собственности у супругов огромное количество возможностей для манипуляций, невидимых третьим лицам. Вопреки идее общей совместной собственности и здравому смыслу, в семейном праве сохраняется презумпция раздельности долгов, опровергать которую кредиторам заведомо тяжело.

Олеся Петроль, партнер Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 2-го декабря

Одним словом, линия защиты контрагентов в подобных сделках должна отталкиваться от обоснования их разумности и рыночности условий, на которых их совершили, резюмирует Кислов, и отсутствия вреда для должника и для кредиторов. Так, в деле № А56-113983/2017 ВС признал действительным брачный договор, который предусматривал раздел только будущего имущества, а объем активов должника не уменьшал.

Вс разберется, заберут ли у должника зарегистрированное после банкротства единственное жилье

Должник 16 лет жил в квартире матери – он зарегистрировал за собой жилой дом уже после начала процедуры банкротства, и теперь просит исключить его как единственное жилье из конкурсной массы. Можно ли считать его недобросовестным? На этот вопрос ответит коллегия по Экономическим спорам Верховного суда.

Споры об исключении из конкурсной массы должника-гражданина единственного пригодного для проживания жилья все чаще становятся предметом рассмотрения  экономической коллегии ВС РФ. Очередной подобный спор (дело № А73-12816/2019) ЭК ВС рассмотрит 19 июля.

Фабула дела

Должник с апреля 2004 года по май 2020 года был зарегистрирован в квартире, принадлежащей его матери. 14 января 2020 года его признали банкротом, а через 2 дня он зарегистрировал за собой право собственности на земельный участок и располагающийся на нем жилой дом.

После регистрации права должник изменил место регистрации и в тот же день обратился в суд с требованием об исключении земельного участка и жилого дома из конкурсной массы. Он указал: дом в его случае – единственное пригодное для проживания помещение.

Должник настаивал, что действовал добросовестно, а то, что время регистрации имущества совпало с банкротством – стечение обстоятельств: он уже пытался зарегистрировать дом в 2016 году, но этому помешали проблемы с документами. К тому же, строительные работы были не окончены.

https://www.youtube.com/watch?v=H7ZQsrTPI9c

Первые две инстанции отказали в требовании, назвав действия должника недобросовестными, направленными на искусственное наделение земельного участка и жилого дома исполнительским иммунитетом.

Суд округа судебные акты отменил, удовлетворил требование об исключении дома и земельного участка, сославшись на то, что кроме спорного дома у должника не было помещений, пригодных для постоянного проживания.

Также суд округа отметил: изменение места регистрации в ходе банкротства само по себе не свидетельствует о недобросовестном поведении и злоупотреблении правом.

  • Определение оспорил кредитор – Россельхозбанк.
  • Банк указал, что необходимо более тщательно изучить несколько моментов в деле, в частности:
  • (1)        определить, имелись ли объективные причины столь длительного осуществления строительных и ремонтных работ;
  • (2)        проанализировать на предмет добросовестности обстоятельства, касающиеся совершения регистрационных действий в отношении жилого дома;
  • (3)        исследовать вопрос о возможности проживания должника в доме.

Также, по мнению кредитора, кассация не проверила довод должника относительно того, что должник – поручитель, а в отношении основного должника проводится реализация заложенного имущества. Выручка от его продажи покроет требования всех кредиторов, что исключит необходимость обращения взыскания на дом.

Иммунитет под вопросом

Действительно ли установление причин длительного осуществления строительных и ремонтных работ в доме существенно для правильного разрешения спора?

Законодатель предусмотрел, что гражданин-должник вправе сохранить за собой как минимум одно находящееся в его собственности помещение, которое можно использовать для проживания.

Это позволяет ему и находящимся на его иждивении лицам сохранить условия, необходимые для достойного существования – такое правовое регулирование выступает процессуальной гарантией социально-экономических прав этих лиц в сфере жилищных правоотношений.

  1. Согласно сформированному в судебной практике подходу, то, что гражданин по факту может временно проживать по другому адресу без права собственности на помещение (в данном случае – по месту жительства матери), не означает, что он лишается исполнительского иммунитета к находящемуся в его собственности единственному жилью.
  2. Чтобы требование об исключении единственного жилья должника из конкурсной массы было удовлетворено, должны быть соблюдены два условия:
  3. (1) у должника нет иного жилого помещения, пригодного для постоянного проживания,
  4. (2) статус единственного пригодного для проживания помещения за спорным домом получен не в результате совершения должником действий, направленных на формальное получение такого статуса (например, отчуждение иных, за исключением спорного, жилых помещений).

Исходя из содержания судебных актов, оба условия были соблюдены. Его действия по регистрации после решения о банкротстве, как уже было указано выше, фактически не изменили его имущественного положения. У него, как до регистрации, так и после, по факту было единственное пригодное для проживания помещение.

То, что еще в 2016 году, то есть за 4 года до банкротства должник предпринимал меры, направленные на регистрацию жилого дома, однако по формальным основаниям в совершении регистрационных действий было отказано, также говорит в пользу его позиции. При таких обстоятельствах нет оснований считать действия должника недобросовестными.

Читайте также:  Отказ от приватизации. Общее описание

Исходя из приведенных правовых позиций и описанных в фабуле дела обстоятельств, должник привел достаточные основания для исключения жилого помещения из конкурсной массы. Учтет ли это Экономколлегия — узнаем 19 июля 2021 года.

Спорное регулирование и неоднозначная практика

В законе чётко не отрегулировано, при каких обстоятельствах единственное жилье исключат из конкурсной массы, а при каких — нет, что зачастую приводит к появлению противоречивой судебной практики.

Например, Конституционный суд еще в 2012 году[1] прямо и недвусмысленно исключил возможность решения вопроса о предоставлении должнику жилья меньшей площади и стоимости взамен имеющегося у него до внесения соответствующих изменений в законодательство.

Впоследствии указанное разъяснение было применено Верховным Судом РФ при рассмотрении «дела Стружкина»[2].

Несмотря на имеющиеся разъяснения Конституционного Суда РФ, при рассмотрении «дела Поторочина»[3], суды отказали должнику в исключении квартиры должника из конкурсной массы, сославшись на то, что «замещающее жилье» будет достаточным для удовлетворения жилищных потребностей.

https://www.youtube.com/watch?v=LtfZWDbk6Gc

В другом небезынтересном деле перед судом был поставлен на разрешение вопрос о распространении исполнительского иммунитета на жилое помещение, образованное в результате объединения двух квартир[4].

Верховный Суд РФ, отменив принятые по делу судебные акты и направив дело на новое рассмотрение, указал, что для правильного рассмотрения указанного вопроса, суда, прежде всего, необходимо дать оценку на предмет добросовестности действий должника по объединению квартир, выяснив при этом, были ли действия должника обусловлены угрозой обращения взыскания или нет. В данном деле Верховный Суд РФ еще раз подчеркнул, что критерий добросовестности должника при рассмотрении споров данной категории является ключевым.

[1] Постановление Конституционного Суда РФ от 14.05.2012 №11-П

Великое переселение банкротов

Не дождавшись реакции властей, за девять лет так и не уточнивших критерии роскошного жилья и границы исполнительского иммунитета, Конституционный суд (КС) РФ попытался сам решить проблему.

Он допустил при ряде условий изъятие единственного жилья у граждан-банкротов с предоставлением взамен более скромного. Юристы называют позицию революционной и считают, что продолжниковая судебная практика теперь развернется в сторону кредиторов.

В первую очередь проблемы могут возникнуть у владельцев больших домов и многокомнатных квартир. Но могут пострадать и те, у кого жилплощадь просто больше социальной нормы.

В защиту роскоши

КС опубликовал постановление (.pdf) по жалобе Ивана Ревкова, допустив ограничение исполнительского иммунитета, защищающего единственное жилье гражданина-должника от взыскания. Ст.

 446 Гражданского процессуального кодекса РФ (ГПК) не разрешает продать такое жилье для погашения долгов, даже если оно является очевидно роскошным.

Это позволяет должникам приобретать недвижимость на заемные средства (без ипотеки), которые они не собираются возвращать.

Проблема существует много лет, и КС неоднократно указывал на необходимость корректировки ГПК, но Минюст и Госдума рекомендации игнорировали.

В 2012 году КС прямо обязал законодателя определить пределы защиты единственного жилья и разработать порядок обращения на него взыскания, если недвижимость явно превосходит разумные потребности человека в жилище, а активы должника несоразмерны его обязательствам. Но за девять лет поправки в ГПК так и не были внесены.

Не изменилась за это время и судебная практика, занимающая сторону должников.

Так, Верховный суд РФ (ВС) прошлой осенью отказал кредиторам в праве принудительно заменить гражданину-банкроту его единственную квартиру на жилье меньшей площади (см.

“Ъ” от 24 октября 2020 года), сославшись как раз на то, что закон этого не позволяет. Теперь КС решил самостоятельно восполнить недостаток регулирования.

Больше не безусловное право

Иван Ревков более 20 лет назад одолжил своей знакомой Елене Шахлович 770 тыс. руб., но та деньги не вернула. Кредитор получил решение суда о взыскании средств и передал его на исполнение приставам, но долг взыскать не удалось.

В 2019 году должницу признали банкротом.

В рамках этого дела выяснилось, что еще в 2009 году Елена Шахлович приобрела квартиру площадью 110 кв. м стоимостью большей, чем сумма ее задолженности перед Иваном Ревковым (к 2019 году с учетом индексации долг составил 4,5 млн руб.).

Но арбитражный суд Калужской области отказался продавать жилье и исключил его из конкурсной массы, так как оно для должницы оказалось единственным и не было обременено ипотекой. Это решение поддержали вышестоящие инстанции, а ВС не стал пересматривать дело.

Господин Ревков обратился в КС, настаивая, что ст. 446 ГПК во взаимосвязи с п. 3 ст. 213.25 Закона о банкротстве противоречит Конституции, так как дает единственному жилью иммунитет, даже если оно приобретено после возбуждения приставами исполнительного производства и значительно превышает разумно достаточную площадь для удовлетворения потребности в жилище.

В постановлении КС снова напомнил об обязанности законодателя внести изменения в ГПК, раскритиковав его медленную реакцию: «Помимо многолетнего недопустимого законодательного бездействия, указанный длящийся риск причинения вреда конституционно значимым ценностям отягощается самим по себе неисполнением акта конституционного правосудия». По мнению суда, «это лишает оснований дальнейшее ожидание своевременного исправления действующего законодательного регулирования и вынуждает КС вновь обратиться к проверке конституционности (той же статьи.— “Ъ”)».

Ключевым выводом КС стало признание того, что ст. 446 ГПК больше не может служить в качестве «безусловного отказа в обращении взыскания на жилые помещения, если суд считает необоснованным применение исполнительского иммунитета».

  • Снятие защиты с единственного жилья возможно, если суды установят, что оно было приобретено со злоупотреблениями, говорится в постановлении.
  • Может учитываться время присуждения долга, возбуждения исполнительного производства и извещения должника об этих событиях, условия сделок по отчуждению другого имущества для приобретения защищенного иммунитетом жилья.
  • Также суды должны учитывать рыночную стоимость жилья и ее соотношение с величиной долга, чтобы обращение взыскания было обоснованным, а не использовалось как «карательная санкция» или «средство устрашения должника угрозой отобрания у него и членов его семьи единственного жилища».

Оставить на улице должника нельзя — ему следует предоставить новое жилье площадью не меньше, чем по договору соцнайма и в пределах того же поселения (либо в другом регионе с его согласия). В связи с этим решения судов об отказе взыскать квартиру должницы Ивана Ревкова подлежат пересмотру, постановил КС.

Революция в практике

«Суть позиции КС сводится к тому, что допустимо предоставлять должнику иное, более скромное жилище, а то в котором он проживает, продавать для погашения долгов перед кредиторами»,— говорит советник юрфирмы РКТ Иван Стасюк. Иммунитет не действует, если должник злоупотреблял правом при приобретении жилья, то есть когда оно куплено фактически на деньги кредиторов, но залогом не обременено, поясняет он.

Юрист банкротного направления Vegas Lex Валерия Тихонова называет постановление «поистине революционным для практики», добавляя, что на фоне бездействия законодателя и продолжниковой позиции арбитражных судов КС «взял на себя миссию по установлению границ исполнительского иммунитета».

Адвокат юргруппы «Яковлев и партнеры» Бронислав Садиков считает позицию КС особенно важной для кредиторов, учитывая то, что «число злоупотреблений со стороны должников достигло критической массы, и дальше так продолжаться не могло». Об этом, по его словам, свидетельствует как возросшее число споров данной категории, в том числе в ВС, так и активное обсуждение вопроса профсообществом.

Отдельно господин Садиков приветствует критику суда в отношении многолетнего бездействия законодателя, «по-видимому, все свои силы и энергию направляющего на спасение Родины от иностранных агентов, клеветников в интернете и прочих деструктивных сил» вместо исполнения указаний КС о внесении поправок в ГПК.

«Постановление будет иметь огромное значение для правоприменительной практики,— соглашается с коллегами партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Станислав Данилов.

— Фактически КС отменяет исполнительский иммунитет для подавляющего большинства граждан, которые попадают в процедуру банкротства, и возлагает на арбитражные суды функцию определять порядок приобретения другого жилья для должника и его семьи по нормам социального найма».

Социальные нормы жилья разнятся от региона к региону и зависят от количества и родства проживающих вместе лиц.

В Москве, например, минимальная норма составляет 18 кв. м на человека, но для семьи из супругов положена «однушка» площадью до 44 кв. м.

«Можно ожидать изменения подхода арбитражных судов и ВС к разрешению вопроса о возможности забрать у должника его единственное жилье. С высокой долей вероятности суды будут разрешать предоставление должнику замещающего жилья»,— говорит Валерия Тихонова.

Бронислав Садиков рассказывает о примере из личного опыта, когда арбитражный суд исключил из конкурсной массы трехэтажный дом должника на Новорижском шоссе и землю, на которой он расположен, общей стоимостью свыше 20 млн руб. при сумме долгов около 10 млн руб. Он рассчитывает, что «с принятием постановления КС подобные случаи будут исключены».

Иван Стасюк положительно оценивает позицию КС, но считает необходимым закрепление критериев, при которых единственное жилье может быть продано за долги, на законодательном уровне.

«Впрочем, принятие поправок в скором времени не выглядит очевидным.

Принятие таких мер вряд ли будет воспринято многими позитивно, так что весьма вероятно, что вопрос продолжит регулироваться на уровне судебной практики»,— полагает господин Стасюк.

«Это начало радикальных изменений практики применительно к обращению взыскания на единственное жилье, по крайней мере, в рамках банкротных дел»,— согласен Станислав Данилов.

На практике это будет выглядеть примерно так, рассказывает он: «По решению суда из конкурсной массы выделяются средства на покупку должнику замещающего жилья в том же городе и примерно в том же районе, которое по своим конструктивным и техническим характеристикам соответствует тому же уровню жилья по метрам соцнормы».

Согласие должника в таком случае не будет спрашиваться, какие-то жизненные факторы (детсады, школы, поликлиники, кружки), вполне вероятно, будут игнорироваться судом как не имеющие имущественной оценки, рассуждает господин Данилов.

Однако вопрос о том, насколько широко будет применяться позиция КС, остается открытым. «В принципе ее можно применить к любому жилью, где на проживающего приходится больше метров, чем по социальной норме. Но в первую очередь это, конечно, должно касаться именно роскошного жилья, а не просто превышающего минимальные размеры»,— говорит Иван Стасюк.

Бронислав Садиков тоже полагает, что в приоритете для кредиторов будет продажа больших дорогих домов и квартир.

Впрочем, Валерия Тихонова допускает, что на практике «наличие трех комнат для двух жильцов может быть расценено как излишняя обеспеченность жилплощадью, и если выручка от продажи такой квартиры достаточна для расчета с кредитором, то риск обращения на нее взыскания будет существенным».

Читайте также:  Алименты через судебных приставов

При этом госпожа Тихонова опасается, что позиция КС может привести к лишению единственного жилья и тех должников, кто дошел до банкротства из-за своей финансовой безграмотности и неосторожности, а не в результате злонамеренного уклонения от погашения долгов. Но, по мнению господина Садикова, для добросовестных должников ничего измениться не должно, а риски возникают лишь для тех, кто злоупотребляет правом, пользуясь бездействием законодателя.

Анна Занина, Марина Царева

Ответят родственники: За долги россиян спросят с их близких

Поворотным в сложившейся практике стало дело о банкротстве в отношении компании «Сегежа сети». Конкурсный управляющий запросил в ЗАГСе Карелии, где зарегистрировано предприятие, данные об имуществе родственников двоих руководителей. Каждому из них принадлежит по одной третьей доле в компании.

https://www.youtube.com/watch?v=be2QXEyxH60

После отказа был подан иск в суд, однако первая и апелляционная инстанции не удовлетворили требование. Но Верховный суд постановил требуемые сведения предоставить.

Опрошенные изданием юристы полагают, что такое решение создало прецедент и уже в ближайшее время может появиться новая для России практика, когда близким должников придётся нести ответственность за их финансовые обязательства.

Впрочем, задача этого логична: таким образом могут быть прекращены попытки использования родственников для вывода активов из компаний-банкротов.

В то же время конкурсному управляющему будет проще установить сделки, которые можно и нужно оспорить, не пропустив при этом отведённый на это законом срок.

В российском праве существует понятие «контролирующие должника лица», к которым можно отнести как физических, так и юридические лица, включая родственников. Однако на практике установить их связь с должником ранее было проблематично — в том числе из-за отсутствия достоверных сведений о родстве. Теперь ситуация может коренным образом измениться.

Россиян без суда избавят от ₽1,1 млрд долгов

Россиянам в рамках упрощенной схемы банкротства, которая была запущена осенью 2020 года, спишут 1,15 млрд рублей. Об этом пишут «Известия» со ссылкой на проект «Федресурс».

Как отмечается, в общей сложности по состоянию на вторую декаду апреля в процессе внесудебного избавления от долгов задействованы 3,3 тысячи граждан.

В настоящее время механизм уже завершился в отношении 612 человек, в совокупности им списали около 214 млн рублей, рассказал руководитель проекта Алексей Юхнин.

По данным Объединенного кредитного бюро (ОКБ), на конец февраля 2021 года у 3,2 млн граждан есть задолженность перед банками с просрочкой более чем 90 дней на сумму от 50 тыс. до 500 тыс. рублей. Их суммарная задолженность может составить 649 млрд рублей.

Низкие показатели по упрощенной схеме обусловлены многими факторами, отметил президент Национальной ассоциации профессиональных коллекторов (НАПКА) Эльман Мехтиев.

По его мнению, на низкое число банкротств влияет недостаточная осведомленность населения о возможностях новой практики.

Еще одна причина — отложенный спрос на фоне отказа граждан от посещения мест массового скопления людей из-за эпидемиологической обстановки, в частности, МФЦ.

Процедура внесудебного банкротства буксует и не очень востребована, заявил партнер юридической компании «Можно» Андрей Шевченко. На это влияют жесткие критерии нового механизма и неоконченное исполнительное производство в отношении должника.

Россияне недостаточно пользуются механизмом внесудебного банкротства, поскольку он является принципиально новым институтом в российском законодательстве, подчеркнул замминистра экономического развития Илья Торосов.

Как заявил изданию юрист Андрей Шевченко, на практике получается, что проще погасить долги в пределах установленных рамок, чем иметь дело с банкротством.

Число признанных банкротами россиян выросло больше чем на 80%

Число банкротств российских граждан в первом квартале 2021 года увеличилось в 1,8 раза, или на 81,5% по сравнению с аналогичным периодом 2020-го. Большинство процедур начали по заявлению самих должников.

Сведения о банкротствах граждан РБК предоставил «Федресурс». Согласно его исследованию, за три месяца 2021 года в России признали банкротами 40 569 человек, в число которых вошли как физлица, так и индивидуальные предприниматели. Годом ранее показатель составлял 22 356 человек.

Всего с октября 2015 года, когда в стране заработала процедура потребительского банкротства, несостоятельными признали 322 849 человек.

Почти все процедуры банкротства (95,3%) с начала 2021 года запустили сами должники. За год показатель изменился незначительно, прибавив 2,3 п. п. Ещё 3,7% дел инициировали кредиторы, 1% — налоговики.

Чаще других процедуру банкротства проходили жители Москвы, Подмосковья, Краснодарского края, Самарской области, Санкт-Петербурга и Башкирии. При этом на столичный регион пришлось 4400 банкротств граждан, или 10,85%.

Число корпоративных банкротств за первые три месяца 2021 года, напротив, снизилось — на 8,1% по сравнению с первым кварталом 2020-го. Такое решение приняли в отношении 2395 юридических лиц. Количество введённых процедур наблюдения снизилось на 9,7%, до 1917.

Корпоративные банкротства инициировали:

  • конкурсные кредиторы (76,5%),
  • налоговые органы (14,4%),
  • сами должники (8,5%),
  • работники предприятий (0,7%).

Наибольшее число корпоративных банкротств в первом квартале 2021 года зафиксировали в Москве (467) и Подмосковье (186). Следом в списке расположились Санкт-Петербург, Свердловская область и Татарстан.

В 2020 году число банкротств граждан в России подскочило на 72,6%, до 119 000 человек, сообщал «Федресурс». В 94,5% случаев процедуру инициировали сами россияне. Эксперты отмечали, что потребительское банкротство отличается от корпоративного «реабилитирующим значением», поскольку позволяет гражданам освободиться от долгов.

С осени 2020 года в России действует процедура внесудебного банкротства физлиц, которая позволяет избавиться от непогашенной задолженности в размере от 50 000 до 500 000 рублей бесплатно и по упрощённой схеме. В феврале 2021 года ФНС одобрила идею создания «маркетплейса по банкротству», который призван перевести такие процедуры в цифровой формат и сделать все стадии открытыми для неограниченного круга лиц.

Тем временем власти подготовили новую версию закона о банкротстве юридических лиц, которую уже раскритиковал Российский союз промышленников и предпринимателей. В организации отметили, что инициатива нарушает баланс интересов и может привести к росту числа злоупотреблений.

Рспп не поддержал изменения в закон о банкротстве юрлиц

Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) не поддержал изменения, которые Минэкономразвития РФ предложило внести в закон о банкротстве юридических лиц. Об этом говорится в письме РСПП, направленном заместителю министра экономического развития РФ Илье Торосову.

«Указанный законопроект по-прежнему содержит большое количество новелл, которые не только не улучшают действующее регулирование, но, напротив, нарушают баланс интересов должников и кредиторов, могут привести к увеличению количества злоупотреблений со стороны недобросовестных лиц и в целом снизят эффективность процедур, применяемых в деле о банкротстве», — говорится в письме.

Ранее сообщалось, что Минэкономразвития РФ внесло доработанный законопроект о реформе банкротства юридических лиц в правительство. Документом предусмотрены глобальные изменения процедур банкротства, усиление ответственности арбитражных управляющих и независимости их отбора, процедуры торгов по реализации имущества и другие.

Министерство предлагает отказаться от трех процедур (наблюдение, финансовое оздоровление и внешнее управление) и создать новую реабилитационную процедуру по реструктуризации долгов.

Действующие реабилитационные процедуры редко вводятся и при этом затягивают процесс, подчеркнул замминистра.

В новой вариации законопроекта предлагается оставить две процедуры — реабилитационную и ликвидационную.

Кроме того, предлагается исключить контроль над должником недобросовестными бенефициарами.

Теперь контролирующее должника лицо не сможет назначить своего арбитражного управляющего, он будет назначен через случайный выбор на основе балльной оценки.

Также предлагается лишить контролирующих должника и заинтересованных лиц права голоса на собрании кредиторов. Исключение останется только для банка, он не будет лишен права голоса, если использовал залог акций только для обеспечения кредита.

Также предлагается создать регистр — информационную систему для регистрации арбитражных управляющих, учета результатов эффективности, для их случайного выбора на основании балльной оценки.

Аналитики предрекли массовое банкротство россиян

В 2021 году ожидается увеличение числа заявлений о признании физических лиц банкротами. Такое заявление сделали эксперты консалтинговой компании GRM.

Прирост по сравнению с 2020 составит 65% — до 250 тысяч заявок. При этом в прошлом году число заявлений о признании физических лиц банкротами превысило 157 тысяч — почти на 64% больше, чем в 2019 году. «Начиная с июля 2020 года мы стали фиксировать не менее 15 тыс. поданных заявлений о банкротстве ежемесячно», — рассказал ТАСС финансовый консультант Сергей Новиков.

Кроме того, эксперты отмечают повышение внимания к процедуре реструктуризации долгов, что свидетельствует о возросшем доверии общества к этой процедуре. «Удельный вес случаев урегулирования задолженности посредством реструктуризации долга вырос по сравнению с 2019 годом в четыре раза, или на 8%, от общего количества поданных заявлений банкротстве», — сообщили в GRM.

После новогодних каникул в России закончилось действие моратория на банкротства по заявлению кредиторов против должников. С 11 января заемщики могут возбуждать дела о банкротстве.

Верховный суд определил, у каких компаний нет шансов воспользоваться мораторием на банкротство

Верховный суд определил компании, которые имеют право на мораторий на банкротство. К ним отнесли лишь те бизнесы, чей основной вид деятельности (ОКВЭД) входит в специальный правительственный список. Фактическую работу предприятий учитывать не стали.

Прецедентом по этому вопросу стал спор в отношении компании «СП Мебель», выступавшей поручителем по кредиту Игоревского деревообрабатывающего комбината. Кредитор «Таргет Инвест» настаивал на банкротстве поручителя, дело о несостоятельности возбудил в мае 2020 года Арбитражный суд Московской области.

Однако апелляционная и кассационная инстанции решили, что «СП Мебель» подпадает под мораторий и прекратили процедуру банкротства. В судах постановили, что для этого достаточно дополнительной деятельности фирмы — торговли мебелью, хотя основной ОКВЭД компании (её производство) в правительственный перечень не вошёл.

В дальнейшем «Таргет Инвест» добился передачи дела в экономическую коллегию Верховного суда.

Она постановила, что мораторий распространяется только на те организации, чья основная деятельность по ОКВЭ вошла в список наиболее пострадавших от пандемии отраслей по состоянию на 1 марта 2020 года.

Довод «СП Мебель» о том, что торговля мебелью фактически является для неё основной деятельностью, а не дополнительной, в Верховном суде отклонили.

Правительство ввело мораторий на банкротство для наиболее пострадавших от пандемии отраслей, стратегических и системообразующих предприятий с 4 апреля 2020 года. Мера действовала полгода, в октябре её продлили до 7 января 2021 года, ограничив сферу действия мораторий только пострадавшими компаниями.

Опрошенные газетой эксперты не сошлись в оценке решения Верховного суда. В частности, адвокат практики реструктуризации и банкротства Art de Lex Юлия Шилова отметила, что коллегия пресекла возможное использование моратория компаниями, которые не имеют на него права.

Партнёр a.t.

Legal Александр Павловский в свою очередь заявил, что Верховный суд обоснованно указал на обязанность должников своевременно вносить сведения в ЕГРЮЛ, однако «следование исключительно формальному подходу не всегда оправдано», поскольку он не в полной мере учитывает специфику ведения бизнеса в стране. Он пояснил, что некоторые компании могут указывать определённые виды деятельности ради того или иного порядка налогообложения.

Читайте также:  Банкротство физ. лиц: пошаговая инструкция по признанию себя банкротом в 2022 году

Мораторий на банкротство сократил число решений о признании фирм банкротами по итогам 2020 года почти на 20%. После прекращения его действия волны банкротств, вопреки прогнозам экспертов, не произошло.

В I квартале 2021 года показатель снизился на 8% по отношению к аналогичному периоду прошлого года.

Руководитель «Федресурса» Алексей Юхнин отмечал, что сокращение числа банкротств наблюдается в России в течение последних нескольких лет.

Россияне будут быстро банкротиться

Минэкономразвития разрабатывает законопроект о запуске процедуры банкротства во внесудебном порядке через Госуслуги, сообщают «Известия». По данным источников издания, новый способ должен заработать осенью.

До сих пор россияне, чтобы получить статус банкрота, должны обратиться с соответствующим заявлением по месту жительства или пребывания в МФЦ. Банк данных анализирует запрос и после сведения о возбуждении процедуры включают в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве.

«Мы даем возможность гражданам выбирать: прийти в МФЦ и очно подать заявление о признании банкротом во внесудебном порядке или же, не выходя из дома, направить такое заявление самостоятельно с помощью личного кабинета на Госуслугах. Особенно это актуально для жителей сельской местности и малых городов», — объяснил «Известиям» заместитель министра экономического развития Илья Торосов.

ВС: Сделки между близкими родственниками не всегда можно рассматривать как злоупотребление в банкротном деле

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение от 17 декабря № 305-ЭС20-12206 по делу об оспаривании финансовым управляющим физлица-банкрота сделки по продаже недвижимого имущества брату должника и последующего расторжения договора купли-продажи.

В ноябре 2012 г. Светлана Генералова продала жилой дом с земельным участком родному брату Михаилу Ивочкину по договору за 60 млн руб.

Покупатель обязался оплатить треть стоимости недвижимости в течение одного календарного дня с момента регистрации договора купли-продажи и перехода права собственности на указанные объекты.

Оставшуюся сумму он должен был уплатить до конца ноября 2021 г. Переход права собственности к покупателю был зарегистрирован 14 декабря 2012 г.

В апреле 2017 г. стороны заключили соглашение о расторжении договора и переоформили право собственности на дом и участок обратно на Светлану Генералову. По условиям соглашения женщина должна была вернуть брату полученные от него в счет платы за недвижимость 690 тыс. евро в течение одного календарного дня со дня регистрации перехода права собственности к ней.

Впоследствии в отношении Светланы Генераловой была инициирована процедура банкротства, а ее финансовый управляющий оспорил указанные сделки в арбитражном суде. По его мнению, договор купли-продажи и соглашение о его расторжении были заключены аффилированными лицами в преддверии банкротства должника с целью создания искусственной задолженности и во вред кредиторам.

Суд первой инстанции удовлетворил заявление, исходя из того, что договор и соглашение являются единой сделкой, совершенной заинтересованными лицами (родными братом и сестрой) для создания на стороне должника фиктивной задолженности. Суд также указал на недобросовестность сторон и отсутствие доказательств как оплаты Ивочкиным приобретенного имущества, так и наличия у него финансовой возможности внести необходимые денежные средства.

В дальнейшем апелляция отменила определение первой судебной инстанции, отказав в удовлетворении заявления финансового управляющего. Апелляционный суд пришел к выводу, что первая сделка купли-продажи недвижимости, заключенная сторонами за 7 лет до банкротства Светланы Генераловой, преследовала цель причинения вреда кредиторам должника.

Суд также указал на наличие между Генераловой и Ивочкиным судебных споров, касающихся недвижимости (в частности, иск сестры к брату о взыскании причиненного жилому дому ущерба), а также противоположность их правовых позиций в рассматриваемом обособленном споре, свидетельствующих об отсутствии общности интересов и целей, скоординированности и направленности действий на вывод имущества из конкурсной массы.

Поскольку окружной суд отменил постановление апелляции, оставив в силе определение первой инстанции, Михаил Ивочкин направил кассационную жалобу в Верховный Суд РФ со ссылкой на существенные нарушения судом округа норм права.

Изучив материалы дела № А40-61522/2019, Судебная коллегия по экономическим спорам отметила, что в преддверии банкротства должник, осознавая наличие у него кредиторов, может предпринимать действия по выводу имущества или принятию фиктивных долговых обязательств перед доверенными лицами в целях их последующего включения в реестр. Такие действия объективно причиняют вред реальным кредиторам, снижая вероятность погашения их требований, поэтому конкурсное оспаривание служит эффективным средством для восстановления конкурсной массы.

«Следовательно, конкурсное оспаривание может осуществляться в интересах только тех кредиторов, требования которых существовали к моменту совершения должником предполагаемого противоправного действия либо с большой долей вероятности могли возникнуть в обозримом будущем. При отсутствии кредиторов как таковых намерение причинить им вред у должника возникнуть не может. Иное поведение в такой ситуации абсурдно», – отмечается в определении.

Как пояснил ВС, в рассматриваемом обособленном споре позиция финансового управляющего заключалась в том, что договор купли-продажи прикрывал сделку дарения имущества Ивочкину, в то время как соглашение о расторжении договора заключено с целью создания искусственной задолженности для контроля возможной процедуры банкротства должника. «Действительно, связанность с лицом, перед которым до банкротства у должника возникли обязательства, усиливает подозрения в том, что соответствующие требования могут быть фиктивными, однако не исключает и реальный характер задолженности. В таком случае, проверяя обоснованность требования либо действительность сделки, на которой оно основано, суду надлежит исследовать историю возникновения долга, а также фактическое движение имущественных благ между сторонами обязательств, во внимание может быть принято также и процессуальное поведение самого должника», – заключил Суд.

ВС добавил, что Михаил Ивочкин на протяжении всего спора обращал внимание судов, что приобрел недвижимость сестры в связи с ее отъездом на постоянное место жительства за рубеж и произвел частичную оплату в соответствии с условиями договора. По его словам, далее сестра вернулась в Россию, и они договорились о встречном возврате имущества и денег.

Все сделки исполнялись, недвижимость по договору была передана Ивочкину, он проживал там с семьей, затем дом был возвращен сестре по соглашению с ней.

Поскольку сестра не исполнила встречного обязательства по возврату уплаченных по договору денежных средств, брат инициировал судебное разбирательство в суде общей юрисдикции, который в итоге удовлетворил его исковые требования.

При рассмотрении данного обособленного спора, подчеркнул ВС, должник поддерживала позицию финансового управляющего, ссылаясь на фиктивность долга перед братом, а также обжаловала апелляционное постановление.

«Вопреки выводам судов первой инстанции и округа, подобное поведение сторон спора скорее свидетельствовало о наличии внутрисемейного конфликта, нежели о неблагонамеренных договоренностях аффилированных лиц.

Поведение же Светланы Генераловой явно направлено на попытку различными способами (в том числе посредством инициирования процедуры собственного банкротства) освободиться от обязательств перед братом, принятых по соглашению о расторжении договора купли-продажи, а не на размытие реестра в пользу связанного лица и в ущерб независимым кредиторам», – заключил Верховный Суд.

Кроме того, отмечается в определении, кредиторами должника, помимо Михаила Ивочкина, являются еще две женщины, а на момент возникновения задолженности перед братом (21 апреля 2017 г.) не удовлетворенные требования кредиторов к должнику отсутствовали. В итоге ВС отменил судебные акты первой и кассационной инстанций, оставив в силе постановление апелляции.

Адвокат, арбитражный управляющий юридической фирмы INTELLECT Сергей Гуляев в комментарии «АГ» назвал выводы, изложенные в определении, верными и обоснованными.

«Действительно, совершение действий по сокрытию имущества должника и создание “дружественной” задолженности для проведения контролируемого банкротства обычно происходят при возникновении требований кредиторов к должнику и, как правило, за два-три года до возбуждения дела о банкротстве.

В дальнейшем при рассмотрении заявлений о признании сделок недействительными должник и заинтересованное лицо занимают консолидированную позицию, противоположную позиции финансового управляющего и кредиторов», – отметил он.

Адвокат добавил, что в рассматриваемом случае спорные сделки совершались за 7 лет до возбуждения дела о банкротстве в отсутствие иных требований к должнику, при этом обособленному спору в рамках дела о банкротстве предшествовали разбирательства в суде общей юрисдикции. «Стороны в каждом случае занимали противоположные позиции, в связи с чем ВС сделал верный вывод о реальности сделок и наличии задолженности по договору», – считает Сергей Гуляев.

В то же время он выразил опасения, что такая позиция ВС может быть воспринята нижестоящими судами как понижение стандарта доказывания, установленного для заинтересованных лиц в рамках дела о банкротстве, а недобросовестными должниками – как новый способ защититься от требований финансового управляющего и кредиторов о признании сделок недействительными. «То есть недобросовестные стороны могут искусственно инициировать споры о правах на имущество, занимать противоположные позиции, при этом преследуя единую цель – не допустить возврата имущества в конкурсную массу и создать “дружественную” кредиторскую задолженность», – резюмировал он.

Адвокат, руководитель практик разрешения споров и международного арбитража ART DE LEX Артур Зурабян добавил, что ВС еще раз подчеркнул: совершение сделки между аффилированными лицами далеко не всегда означает ее порочность, особенно если речь идет о сделке между физлицами.

«В данном случае, что было важно, между формально аффилированными лицами – родными братом и сестрой – имел место конфликт, связанный с нежеланием сестры исполнять принятые на себя обязательства.

И персональное банкротство с выработанной практикой презумпцией порочности сделки между аффилированными лицами было использовано ею в целях ухода от обязательств перед братом.

Этому способствовало и не очень удачное представление интересов брата в первой инстанции, когда его представитель не смог представить платежное поручение в подтверждение безналичного платежа в отношении существенной части цены сделки (договор купли-продажи недвижимости)», – пояснил он.

По мнению адвоката, вопросы Экономколлегии ВС были связаны прежде всего с тем, почему сестра, если действительно намеревалась подарить брату недвижимость, не оформила именно договор дарения? Внятного ответа на данный вопрос Коллегия не получила.

«Следует учитывать, что такой спор между братом и сестрой, когда одна из сторон пытается использовать формальную аффилированность для целей оспаривания сделок, не является беспрецедентным в российской практике.

Достаточно вспомнить спор Виктора Батурина с Еленой Батуриной, когда истец пытался использовать все средства – от своего персонального банкротства (дело № А22-1431/2016) до отдельных корпоративных исков (дело № А40-4966/2020), чтобы оспорить сделки с сестрой в отношении акций компании “ИНТЕКО”», – заключил Артур Зурабян.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *