Оспаривание сделки третьим лицом

Оспаривание сделки третьим лицом Оспаривание сделки третьим лицом Оспаривание сделки третьим лицом

В настоящее время по всей России существует множество юридических лиц. Развивая свой бизнес, все чаще приходится сталкиваться, когда компании заключают крупные сделки, которые сильно могут повлиять на их финансовое состояние. В виду того, что решение заключения такой крупной сделки является очень важным с экономической точки зрения, то законодатель предусмотрел специальный механизм заключения подобных сделок с целью минимизировать риски для учредителей таких компаний.

Таким важным механизмом является признание крупной сделки недействительной, о чем необходимо рассказать по порядку.

И так, основания, по которым крупная сделка может быть признана недействительной предусмотрена ст. 173.1 ГК РФ.

Согласно ст. 173.

1 ГК РФ сделка, совершенная без согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления, необходимость получения которого предусмотрена законом, является оспоримой, если из закона не следует, что она ничтожна или не влечет правовых последствий для лица, управомоченного давать согласие, при отсутствии такого согласия. Она может быть признана недействительной по иску такого лица или иных лиц, указанных в законе.

Поскольку законом не установлено иное, оспоримая сделка, совершенная без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления, может быть признана недействительной, если доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об отсутствии на момент совершения сделки необходимого согласия такого лица или такого органа.

Как видно из указанной статьи о крупных сделках речи не идет, а предусмотрены общие основания для признания сделки недействительной, когда требуется согласие третьего лица на основании закона.

Одним из видов сделок, при которых требуется согласие третьего лица (иного органа) являются как раз крупные сделки. Понятие и основания, по которым сделка может быть признана недействительной, а также иные положения содержатся в Федеральном законе от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».

Так, согласно ст. 46 вышеуказанного Федерального закона крупной сделкой считается сделка (несколько взаимосвязанных сделок), выходящая за пределы обычно хозяйственной деятельности.

Поскольку данное понятие является широким и не дает возможности определить «крупные сделки», законодатель приводит конкретные положения, а именно:
1) сделка связана с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества (в том числе заем, кредит, залог, поручительство, приобретение такого количества акций (иных эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции) публичного общества, в результате которых у общества возникает обязанность направить обязательное предложение в соответствии с главой XI.1 Федерального закона от 26 декабря 1995 года N 208-ФЗ «Об акционерных обществах»), цена или балансовая стоимость которого составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату;

2) сделка предусматривает обязанность общества передать имущество во временное владение и (или) пользование либо предоставить третьему лицу право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации на условиях лицензии, если их балансовая стоимость составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату.

И так, вышеуказанные сделки требуют определенного согласие.

Такое согласие можно получить после проведения общего собрания участников общества, за исключением если в обществе был образован совет директоров (наблюдательный совет) и в силу Устава общества он вправе давать согласие на совершение крупных сделок, связанных с отчуждением, приобретением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет от 25 до 50 процентов стоимости имущества.

Решение о согласии на совершение крупной сделки

  • Законодательством определено, что должно (может) содержать решение о согласии на совершение крупной сделки, срок такого согласия, а также иные регулирующие положения.
  • В решении о согласии совершения крупной сделки должно быть указано:
    1) лицо (лица), являющимися ее сторонами, выгодоприобретателем;
  • 2) цена и предмет сделки и иные ее существенные условия или порядок их определения.
  • Исключение: в решении о согласии на совершение крупной сделки могут не указываться сторона сделки и выгодоприобретатель, если сделка заключается на торгах, а также в иных случаях, если сторона сделки и выгодоприобретатель не могут быть определены к моменту получения согласия на совершение такой сделки.
  • Решение о согласии на совершение или о последующем одобрении сделки может также содержать указание:
    1) на минимальные и максимальные параметры условий сделки (верхний предел стоимости покупки имущества или нижний предел стоимости продажи имущества) или порядок их определения;
    2) на согласие на совершение ряда аналогичных сделок;
    3) на альтернативные варианты условий сделки, требующей согласия на ее совершение;
  • 4) на согласие на совершение сделки при условии совершения нескольких сделок одновременно.
  • Срок, в течение которого решение о совершении крупной сделки может быть указан в самом решении, при этом, в случае отсутствия его указания, решение считается действительным в течение одного года с даты его принятия.
  • Исключение: если иной срок вытекает из существа и условий сделки, на совершение которой было дано согласие, либо обстоятельств, в которых давалось согласие.

Недействительность крупной сделки

Сделка может быть признана недействительной в случае нарушения порядка ее совершения. Как было указано выше, основаниями для признания такой крупной сделки недействительной будет являться 173.1. ГК РФ, т.е. совершенная без согласия третьего лица.

  1. Крупную сделку может оспорить:
    1) Само общество;
    2) Член совета директоров (наблюдательного совета);

Третье лицо оспаривает сделку как мнимую

Оспаривание сделки третьим лицом

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса РФ» разъяснены различные аспекты применения российскими судами норм Гражданского кодекса РФ, касающихся, в том числе, защиты гражданских прав, оспаривания сделок и признания их недействительными.

Верховные судьи рекомендуют в документе судам всех инстанций отойти от «бюрократии и формализма» при рассмотрении дел. Судьи должны проявлять более активную роль при ведении гражданского процесса. Большое внимание в постановлении Пленума ВС РФ уделено механизму оспаривания гражданских сделок в судах.

В частности, одной из главных новелл для российских судей станет та часть документа, в соответствии с которой Верховный Суд разрешил оспаривать гражданские сделки третьим лицам. Тем самым — фактически устранив наконец неясность по этому вопросу, существующую в нормах Гражданского кодекса РФ. Ведь при совершении сделок могут быть нарушены не только интересы ее участников, но и третьих лиц.

Кроме того, судьи уделили внимание процедуре признания сделки ничтожной по нормам статьи 166 ГК РФ. Теперь все обстоятельства, признаки и последствия таких сделок подлежат обязательному судебному рассмотрению.

Ничтожными являются сделки, нарушающие требования закона или иного правового акта и при этом посягающие на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы их участников или третьих лиц.

Однако теперь это необходимо в любом случае доказать в суде, даже если условия сделки явно противоречат действующему законодательству. Для этого у заинтересованных лиц есть один год с момента совершения сделки.

Это совершенно новая концепция, ведь на протяжении многих десятилетий и законодательство, и гражданско-правовая доктрина исходили из незыблемого доселе постулата о том, что сделки, которые противоречат закону — ничтожны просто-напросто по определению.

Исключения ВС РФ сделал для сделок, затрагивающих публичные интересы, а также сделок, противоречащим основам правопорядка и нравственности и сделок, нарушающих основы отношений между родителями и детьми.

Дополнительно судьи отметили, что в соответствии с нормами статьи 170 ГК РФ мнимые сделки, то есть сделки, совершенные для вида, без намерения создать правовые последствия, являются ничтожными.

Среди оснований для оспаривания сделки в суде был также особо отмечен тот факт, что она может быть признана недействительной, если ее условия или значимые нормы прописаны в договоре мелким шрифтом.

Оспаривание сделки третьим лицом

Источник: http://ppt.ru/news/133432

Мнимый договор дарения

Договор дарения может быть мнимым, если он совершен без оснований для его совершения — стороны дарения направили свое волеизъявление лишь желая изобразить видимость заключения указанной сделки, не преследуя целей создания правовых последствий ее совершения. Согласно п. 1 ст.

170 ГК, каждый мнимый договор дарения является ничтожным — недействительным с момента заключения, независимо от наличия решения суда о том.

Однако на практике, очевидность наличия оснований мнимости дарения встречается крайне редко, поэтому практически всегда, требования субъекта о признании недействительности по этой причине нуждаются в убедительном обосновании и доказывании.

Как правило, мнимые сделки дарения заключаются не просто для создания у третьих лиц ложного представления о намерениях дарителя и одаряемого — с их помощью стороны пытаются избежать каких-либо правоотношений или исполнения обязательств, что чаще. Так, классическим примером мнимого дарения будет его совершение должником в отношении третьих лиц, с целью формально вывести имущество из своей собственности, чтоб избежать обращения взыскания на него от лица его кредиторов.

Поскольку при совершении мнимой дарственной стороны пытаются создать видимость наличия несуществующих прав и обязанностей именно перед третьими лицами, вполне очевидно, что их действия являются умышленными. При этом как доктрина права, так и судебная практика свидетельствуют о наличии умысла в действиях обеих сторон дарения.

Поскольку мнимое дарение, даже несмотря на отсутствие очевидности оснований его признания, считается законодателем как ничтожное, оно может быть оспорено как сторонами сделки, так и любым третьим лицом, если он имеет в том, охраняемый законом интерес (п. 3 ст. 166 ГК). При нарушении мнимым дарением публичных интересов, согласно п. 4 ст. 166 ГК, право применения последствий недействительности к такой сделке по собственной инициативе оставлено также и за судом.

Кроме того «Дешевые кредиты», в качестве меры обеспечения иска просили суд наложить арест на квартиру Петрова (п. 1 ст. 140 ГПК).

К поданному кредитором иску не был приложен документ, подтверждающий оплату госпошлины, ввиду чего, иск был оставлен без движения до момента подтверждения ее оплаты (ст. 136 ГПК).

Получив копию иска и узнав о требовании кредитора и сложившейся вследствие неоплаты госпошлины заминки,

Петров решил ей воспользоваться и в целях избежать ареста квартиры, решил подарить ее своей жене. В этот же день они составили договор дарения, нотариально заверили его и подали заявление о государственной регистрации прав на недвижимость на жену Петрова. Через 7 дней жена Петрова уже получила свидетельство о государственной регистрации.

Когда кредитор все же оплатил госпошлину, а суд применил обеспечительные меры в виде ареста имущества, оказалось что согласно сведениям ЕГРП, квартира уже не принадлежит Петрову. На основании этого, КС «Дешевые кредиты» подал еще один иск о признании договора дарения между Петровым и его женой недействительным по причине его мнимости (п. 1 ст. 170 ГК).

В судебном заседании, кредитор обратил внимание суда, что договор дарения был заключен сторонами лишь после просьбы истца о наложении ареста на квартиру, что подтверждается срочностью оформления договора и проведением госрегистрации. Сам Петров в качестве ответа на вопрос о мотивах совершения такого срочного дарения, ответил, что это подарок ко дню рождения жены, который должен состояться через 4 месяца.

Кроме того, какого-либо другого имущества Петров не имел. Посчитав, что этих оснований для признания договора дарения мнимым достаточно, суд удовлетворил требования КС, признал договор дарения недействительным, и обязал регистрационный орган отменить государственную регистрацию недвижимости, а на саму квартиру наложить арест.

Читайте также:  Владельцу «домашних денег» грозит банкротство и субсидиарная ответственность

Читайте так же:  Возражение на судебный приказ что дальше

Сам Петров подал жалобу на такое решение в Апелляционный суд, которому предстоит проверить его на факт законности.

Понятие мнимого договора

Согласно п. 1 ст.

170 ГК, в качестве мнимого договора следует считать любую сделку, которую стороны совершают лишь для создания вида ее заключения, без направленности на возникновение, изменение и прекращение прав и обязанностей, типичных для сделки подобного вида. Такой договор, ввиду его фиктивности, законодатель требует считать ничтожным — недействительным с момента его заключения и не влекущим каких-либо последствий (ст. 167 ГК).

Определение мнимой сделки, закрепленное в п. 1 ст. 170 ГК, не содержит конкретизированной цели, для достижения которых такой договор заключается. На самом деле, мнимая сделка совершается сторонами для создания конкретных правовых последствий для одной из ее сторон, в отношении третьих лиц — видимости реально несуществующих правоотношений.

Кроме такой цели, для определения мнимости, суду необходимо установить направленность действий одной из сторон на получение конкретного преимущества, обхождение каких-либо запретов и ограничений или прочие противоправные последствия создания видимости в отношении третьих лиц.

Указанные неправомерные последствия должны прямо нарушать права третьих лиц, для которых создавалась видимость заключения той или иной сделки. Если, несмотря на отсутствие правовых последствий заключения мнимой сделки, права третьих лиц не нарушены, сделку все равно следует считать мнимой, однако ее заключение, как и признание мнимости, теряет всякий смысл.

Напомним, что несмотря на ничтожность, большинство таких договоров требуют основательного и убедительного доказывания их мнимости. Поэтому без определения конкретных целей совершения мнимой сделки, невозможно будет доказать ее такой характер, а следовательно — невозможно требовать применения последствий недействительности, определенных п. 2 ст. 167 ГК.

Срок оспаривания мнимого договора

Как уже говорилось, мнимый договор следует считать ничтожным по своей природе. Согласно ст.

181 ГК, срок, в течение которого любой из ничтожных договоров может быть признан таковым, а также в течение которого к такому договору могут быть применены последствия недействительности, составляет 3 года.

Такой срок общий для всех случаев мнимости сделки, однако, порядок его течения зависит от роли заинтересованного в оспаривании лица.

По истечении срока давности, сторона сделки, как и любое другое заинтересованное лицо, лишается возможности оспаривания, даже если ее права были нарушены этой сделкой. Однако если срок оспаривания был пропущен таким лицом по уважительной причине, в порядке, предусмотренном ст. 205 ГК, такой срок может быть восстановлен.

Более того, независимо от состава такого обстоятельства, относительно которого лицо требует признать его уважительность, оно может быть признано таковым, только если оно наступило в последние шесть месяцев срока оспаривания.

Процедура оспаривания мнимого договора дарения

Мнимый договор, ввиду своей ничтожности, формально не требует оспаривания, так как целью оспаривания является признание недействительности, а мнимый договор недействителен уже с момента его заключения (ст. 167 ГК).

Однако на практике, порок воли, определяющий недействительность мнимого договора, не является очевидным фактом, ввиду чего, у заинтересованной стороны возникает обязанность доказать его наличие.

Таким образом, процедура оспаривания мнимого договора, проходит по стандартному порядку искового производства.

Правом оспорить мнимый договор дарения наделены как его стороны, так и любые другие лица, права которых нарушены этим договором. Перед подачей иска, такому субъекту необходимо оплатить госпошлину, размер которой определен ст. 333.19 НК и составляет 300 рублей для граждан и 6 тыс. рублей для организаций.

Порядок оспаривания

Как уже известно, оспаривание мнимого договора дарения осуществляется исключительно в судебном порядке. Анализ известных нам прецедентов из судебной практики оспаривания мнимых договоров, позволяет выделить единственный оптимальный порядок действий заинтересованного в том лица, который должен состоять из следующих этапов:

Необходимые документы

Анализ ст. 132 ГПК, с учетом судебной практики, позволяет выделить перечень стандартных документов, необходимых для предъявления вместе с иском, среди которых:

  1. Копии искового заявления, в зависимости от количества участников судопроизводства;
  2. Квитанция об оплате госпошлины;
  3. Копия документа, подтверждающего личность истца;
  4. Копия оспариваемого договора дарения;
  5. Документы, подтверждающие обстоятельства, на которых основаны требования истца и их копии, в зависимости от количества ответчиков (документальные доказательства — справки, акты, заключения экспертов, письма и т.д.);
  6. Доверенность, в случае участия представителя.

Отметим, что данный перечень является сугубо примерным — в зависимости от индивидуальных особенностей конкретной ситуации, он может быть дополнен и расширен.

Последствия признания договора дарения мнимым

Поскольку каких-либо специальных последствий признания договора дарения мнимым, положениями ст. 170 ГК не предусмотрено, по смыслу закона, следует руководствоваться общими последствиями недействительности, установленными в п. 2 ст. 167 ГК которым предусмотрена двусторонняя реституция — возврат сторонами друг другу всего полученного ими по заключенной мнимой сделке.

Однако, при применении последствий, следует учитывать характер мнимости:

  • Если подарок изначально не перешел в собственность одаряемого, то он не может вернуть того, чего не получал, согласно чему, общие последствия недействительности (п. 2 ст. 167 ГК) к такому дарения неприменимы.
  • В этом случае, единственным последствием определения судом мнимости договора дарения, является факт признания его недействительности. Особое значение такое последствие приобретает в случаях, когда мнимым является дарение, требующее регистрации прав, например, дарение недвижимости.

Заключение

Такое положение дел складывается ввиду недостаточности норм законодательного регулирования и противоречивого характера уже закрепленных в ГК положений. Наиболее сложен вопрос о ничтожности мнимой сделки — на практике она требует более чем убедительного доказывания.

Источник: http://dogovor-darenija.ru/darstvennaya/sudebnaya-praktika/mnimaya-sdelka/

Как оспорить мнимую сделку

  • Слесарев Сергей | частнопрактикующий юрист, эксперт Экспертного центра «Общественная Дума»

Что такое мнимая сделка?

О том, что такое мнимая сделка, сказано в п. 1 ст. 170 ГК РФ. Это сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

При совершении добросовестной сделки стороны преследуют конкретную цель и стремятся к определенным правовым последствиям – установлению (изменению, прекращению) прав и обязанностей (ст. 153 ГК РФ).

Например, совершая сделку купли-продажи недвижимости, покупатель хочет приобрести ее в собственность, а продавец – получить прибыль от продажи.

Результатом сделки будет переход права собственности, реальная передача имущества и денег.

Читайте так же:  Досудебный порядок урегулирования налоговых споров

Недобросовестные стороны мнимой сделки, напротив, стараются избежать правовых последствий «совершенной» ими сделки и реального исполнения. Их цель – создать видимость сделки и через эту видимость получить совсем другой результат (не тот, который предполагает сделка).

Мнимая сделка ничтожна. Ее как бы не существует. Такую сделку можно сравнить с пустым орехом: скорлупа есть, а внутри ничего.

В том же примере с продажей недвижимости стороны могут заключить договор, зарегистрировать переход права собственности, но в результате все останется по-прежнему: «продавец» распоряжается имуществом как владелец, а «покупатель» остается при своих деньгах. Целью такой сделки может быть не продажа недвижимости, а, например, ее спасение от взыскания по долгам «продавца».

Другое дело, что эта ничтожность скрытая и обнаруживается зачастую только в суде. Потому подлинное число мнимых сделок на практике установить трудно.

Классический пример мнимой сделки – дело, рассмотренное Президиумом ВАС РФ еще в 2011 г.

Последствия и условия признания договора недействительным

В Гражданском кодексе перечислены причины признания договора недействительным. Оспорить его можно в следующих случаях:

  • при нарушении требований закона или иного правового акта;
  • при отсутствии разрешения третьего лица, в том числе государственного органа, если оно предусмотрено законом;
  • при превышении полномочий лицом, подписавшим соглашение;
  • при совершении сделки несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет либо ограниченно дееспособным лицом, либо гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими, либо совершенной под влиянием существенного заблуждения;
  • при заключении соглашения под влиянием обмана, насилия, угрозы или вследствие стечения тяжелых обстоятельств.

Ничтожность не требует установления этого обстоятельства судом. Основания признания договора ничтожным с момента его заключения — это совершение сделки:

  • с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности (см. Определение Конституционного суда от 08.06.2004 № 226-О);
  • лишь для вида или с целью прикрыть другое действие (мнимое или притворное соглашение);
  • недееспособным гражданином либо несовершеннолетним до 14 лет;
  • с нарушением запрета или ограничения распоряжения имуществом, вытекающих из законодательства, в том числе о банкротстве.

Процедура

Право на признание сделки недействительной ГК РФ предоставляет только суду, который выносит соответствующее решение по заявлению пострадавшей стороны или иных заинтересованных лиц. В зависимости от подведомственности, такие дела рассматриваются судами общей юрисдикции либо арбитражным судом.

Требование о признании недействительной ничтожной сделки также может быть предъявлено стороной соглашения, а в предусмотренных законом случаях и иным лицом.

Заявление направляется в суд по месту жительства (для граждан) или месту нахождения (для юридических лиц) ответчика в целях восстановления нарушенных прав другой стороны или иных лиц.

Оспаривание сделки третьим лицом

Законом установлено, что заявление о недействительности не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо само действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения соглашения давало основание другим лицам считать его действительным.

Последствия

В соответствии со ст. 167 ГК РФ, недействительная сделка не влечет юридических последствий и недействительна с момента ее совершения: последствия признания договора ничтожным или оспоримым отсутствуют. Соответственно, по общим принципам, в отношении контрагентов действует двусторонняя реституция, т.

е. стороны должны возвратить друг другу все полученное в рамках соглашения.

Такой возврат осуществляется в натуре, а при его невозможности (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) они обязаны возместить его стоимость, если иные последствия не предусмотрены законом.

Также возможно признание договора частично недействительным. В этом случае, если соглашение могло иметь место и без оспоримого условия, допускается признание пункта договора недействительным без ущерба для остальных договорных обязательств, которые остаются в силе.

Судебная практика

Из всего многообразия оснований для недействительности сделок можно выделить два основания, по которым чаще всего подаются иски в суд.

Для граждан — это оспаривание отчуждения имущества обиженными родственниками, утверждающими, что гражданин на момент заключения договора был не способен понимать значение своих действий или руководить ими, либо оспаривание по этому основанию завещаний, составленных наследодателем в период, когда он страдал каким-либо заболеванием.

Однако судебная практика исходит из того, что наличие заболевания, даже психического расстройства, само по себе не является основанием для того, чтобы посчитать дарение или завещание недействительным.

Необходимо, чтобы сторона, оспаривающая дарственную или завещание, доказала, что даритель или завещатель в момент подписания документов не понимал значения своих действий или не мог ими руководить.

Для юридических лиц достаточно распространено признание сделки ничтожной, когда она совершена с целью причинения вреда кредиторам при банкротстве либо направлена на вывод средств при корпоративных основаниях.

По сложившейся арбитражной практике в таких случаях признать договор недействительным можно лишь в том случае, если он реально нарушает права заявителей.

Обратите внимание, что заключить мировое соглашение о признании договора недействительным после подачи заявления в суд не получится.

Суд у вас его просто не примет, так как стороны не обладают правом принимать решение о недействительности договора, это является прерогативой суда.

Читайте также:  Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации

Признание ничтожной сделки недействительной: образец требования

Вс напомнил, как судам следует проверять добросовестность конечного приобретателя

Верховный Суд вынес Определение № 78-КГ19-4 по делу об оспаривании цепочки сделок купли-продажи кредитором продавца в первой сделке, в котором напомнил, как следует проверять наличие или отсутствие злоупотребления правом участниками гражданско-правовых отношений.

В ноябре 2015 г. суд взыскал со Светланы Мукосеевой-Арно в пользу Александра Нижника по заключенному между ними договору займа свыше 3 млн руб. В ходе судебного процесса на имущество ответчицы (включая ее квартиру) был наложен арест.

После вынесения судом решения в пользу Нижника судебный пристав-исполнитель отменил постановление о запрете регистрационных действий в отношении недвижимости. При этом в марте 2017 г.

постановление об отмене запрета было признано незаконным в судебном порядке.

Несмотря на введенную судом обеспечительную меру в отношении квартиры, Светлана Мукосеева-Арно еще в сентябре 2015 г. продала ее своему сыну Сергею Кашину.

Государственная регистрация права собственности нового владельца на жилье состоялась через 5 месяцев, в феврале 2016 г.

, причем уже в апреле того же года Сергей Кашин продал квартиру несовершеннолетней Варваре Варкки, действовавшей с согласия своей матери.

В дальнейшем Александр Нижник оспорил вышеуказанные сделки в судебном порядке, требуя вернуть недвижимость первоначальному собственнику. Истец полагал, что участники сделок купли-продажи действовали недобросовестно в целях воспрепятствования обращению взыскания на имущество в ходе исполнения решения суда о взыскании со Светланы Мукосеевой-Арно денежных средств.

Ответчики не признали иск. В частности, мать новой собственницы жилья утверждала, что квартира была куплена для проживания ее дочери, обучающейся в вузе, на собственные средства. Она также пояснила, что при заключении сделки полагала, что Светлана Мукосеева-Арно осуществляла риелторские услуги как предприниматель.

Суд отказал в удовлетворении иска, сославшись на то, что истец не является ни стороной оспариваемых договоров, ни лицом, управомоченным их оспаривать, ни заинтересованным лицом, обладающим правом на обжалование оспариваемых сделок в силу ст. 166 ГК РФ. Суд также отметил, что истец не доказал факт нарушения его прав спорными сделками, поскольку погашение задолженности Светланы Мукосеевой-Арно перед ним возможно и за счет иного арестованного имущества.

Впоследствии решение первой инстанции было отменено.

Удовлетворяя иск, апелляционный суд отметил, что оспариваемые сделки нарушили права Александра Нижника, поскольку отчуждение спорной квартиры должника было совершено в целях уклонения от исполнения обязательств перед истцом.

Апелляция указала, что Светлана Мукосеева-Арно воспользовалась отменой судебным приставом-исполнителем меры по запрету на совершение регистрационных действий в отношении спорной квартиры, однако не могла не предвидеть возможность обращения взыскания на ее недвижимость.

Вторая инстанция также отметила, что Сергей Кашин длительный период времени не регистрировал переход к нему права собственности и продал квартиру по заниженной цене.

Кроме того, апелляция указала на то, что из договора купли-продажи, заключенного между Варварой Варкки и Сергеем Кашиным, следовало, что последний выдал Светлане Мукосеевой-Арно доверенность на отчуждение объекта еще до того, как приобрел этот объект сам.

В связи с этим апелляционный суд указал, что несовершеннолетняя Варвара Варкки не может быть признана добросовестным приобретателем спорной квартиры, поскольку она и ее законный представитель не озаботились должным образом проверкой чистоты сделки.

Представитель Варвары Варкки обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, Судебная коллегия по гражданским делам которого нашла ее обоснованной.

Со ссылкой на Постановление Пленума о применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ от 23 июня 2015 г.

№ 25 высшая судебная инстанция отметила, что под злоупотреблением правом понимается поведение управомоченного лица по осуществлению принадлежащего ему права, сопряженное с нарушением установленных в ст.

10 ГК пределов осуществления гражданских прав, осуществляемое с незаконной целью или незаконными средствами, нарушающее при этом права и законные интересы других лиц и причиняющее им вред или создающее для этого условия.

«Под злоупотреблением субъективным правом следует понимать любые негативные последствия, явившиеся прямым или косвенным результатом осуществления субъективного права.

По своей правовой природе злоупотребление правом – это всегда нарушение требований закона, в связи с чем злоупотребление правом, допущенное при совершении сделок, влечет недействительность этих сделок, как не соответствующих закону (ст. 10 и 168 ГК РФ).

Для установления наличия или отсутствия злоупотребления участниками гражданско-правовых отношений своими правами при совершении сделок необходимы исследование и оценка конкретных действий и поведения этих лиц с позиции возможных негативных последствий для этих отношений, для прав и законных интересов иных граждан и юридических лиц», – отмечено в определении ВС.

Соответственно, в подобных спорах суды обязаны проверить наличие или отсутствие следующих обстоятельств:

  • цели совершения сделки, отличной от цели, обычно преследуемой при совершении соответствующего вида сделок;
  • действий сторон по сделке, превышающих пределы дозволенного гражданским правом осуществления правомочий;
  • негативных правовых последствий для участников сделки, для прав и законных интересов иных граждан и юридических лиц;
  • иных обязательств у сторон по сделке, исполнению которых совершение сделки создает или создаст в будущем препятствия.

С учетом изложенного Верховный Суд отметил, что апелляция не дала надлежащей оценки доводам матери Варвары Варкки о том, что сделка была совершена ею в интересах несовершеннолетней дочери с соблюдением требований действующего законодательства.

Как указал Суд, мать новой собственницы жилья предоставила декларацию о доходах, свидетельствующую о наличии финансовых средств для покупки жилья, а сама сделка купли-продажи была совершена в нотариальной форме.

Факт исполнения обязательств по оплате стоимости квартиры подтвержден распиской Светланы Мукосеевой-Арно, действующей от имени Сергея Кашина, и договорами аренды банковских сейфов.

ВС отклонил довод апелляции о том, что регистрация Сергеем Кашиным права собственности на квартиру произошла по истечении 5 месяцев после заключения договора купли-продажи, поскольку оно было зарегистрировано в установленном законом порядке.

Он также не согласился с нижестоящим судом в выводе о недобросовестности конечного покупателя спорной квартиры в связи с ее приобретением по заниженной цене, так как вопрос о рыночной стоимости при рассмотрении судом не исследовался, как и доверенность, выданная на имя Светланы Мукосеевой-Арно.

  • «Таким образом, суд апелляционной инстанции не опроверг выводы суда первой инстанции о недоказанности совершения ответчиками сделок, заключенных с целью уклонения должника от исполнения обязанностей должника, не исследовал и не оценил условия заключения оспариваемых сделок и фактические обстоятельства их совершения, не опроверг вывод суда первой инстанции о том, что у Светланы Мукосеевой-Арно как должника имелось имущество, достаточное для удовлетворения денежных требований Александра Нижника, а размер оставшейся части долга не мог повлиять на реализацию имущества, обладающего многократно превосходящей стоимостью», – указано в Определении.
  • Верховный Суд отменил апелляционное определение и вернул дело на новое рассмотрение в апелляцию.
  • Юрист практики по недвижимости и инвестициям «Качкин и Партнеры» Людмила Степанова отметила, что важной деталью данного спора является то, что требование было предъявлено не стороной сделки, а кредитором продавца по первому договору, в пользу которого с продавца взысканы денежные средства.

«Сама категория дел, когда третье лицо, не являющееся стороной сделки, оспаривает ее ввиду того, что соответствующая сделка делает невозможным исполнение должником (стороной сделки) обязательства перед таким третьим лицом, не является новой.

Соответствующее оспаривание является одним из возможных способов защиты права от так называемой “интервенции в чужие договорные отношения”.

При наличии в доктрине различных подходов по вопросу о допустимости удовлетворения соответствующих исков ВС РФ в целом ряде актов сделал вывод о том, что если у третьего лица отсутствует иной способ защиты права, а при заключении сделки ее стороны действовали недобросовестно, то по иску такого третьего лица сделка может быть признана недействительной (ничтожной), и могут быть применены последствия недействительности», – пояснила эксперт.

Пленум ВС РФ принял постановление о субсидиарной ответственностиРазъяснены вопросы привлечения контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве

По мнению Людмилы Степановой, наиболее распространенными примерами таких дел являются оспаривание сделки при двойной продаже (например, Определение ВС РФ от 9 января 2018 г.

№ 50-КГ17-27), оспаривание уступки требования по денежному обязательству, совершенной в нарушение договорного запрета (п. 17 Постановления Пленума ВС РФ от 21 декабря 2017 г. № 54) и т.д.

«Оспаривание сделки ввиду того, что она заключена в целях вывода актива из-под взыскания (как в анализируемом определении), также может быть отнесено к соответствующей категории дел», – пояснила юрист.

«Вывод Суда об отсутствии недобросовестности сторон сделок не является столь однозначным: в соответствии с фабулой первой договор купли-продажи был заключен во время рассмотрения дела о взыскании денежных средств с продавца приблизительно в одно время с наложением запрета на совершение регистрационных действий в отношении квартиры, регистрация перехода права к первому покупателю была произведена через незначительный период времени после незаконного снятия приставом этого запрета, второй договор купли-продажи был совершен практически сразу после регистрации права первого покупателя на квартиру и т.д.», – отметила эксперт.

Тем не менее Людмила Степанова согласилась с выводами ВС. «В ситуации наличия иного источника для удовлетворения требований истца как кредитора по денежному обязательству (иное имущество продавца, на которое может быть обращено взыскание), несоразмерности денежного требования (3 млн руб.) и стоимости квартиры (кадастровая стоимость – 18 млн руб.

, цена по сделке – 21 млн руб.) признание сделок недействительными является необоснованным и не соответствует идее о том, что такое оспаривание по иску третьего лица должно допускаться только в исключительных случаях при отсутствии иных способов защиты прав истца и в любом случае при обеспечении баланса интересов всех сторон», – заключила юрист.

Руководитель группы практик юридической фирмы «INTELLECT» Андрей Тишковский отметил, что самым сложным в делах об оспаривании сделок должников является доказывание недобросовестности со стороны приобретателя. «В данном случае недобросовестность со стороны конечного приобретателя не доказана.

Определение ВС направлено на защиту прав добросовестного приобретателя и обеспечение стабильности гражданского оборота.

При этом не исключено, что недействительной может быть признана сделка, совершенная между должником и его сыном, тогда, при невозможности передачи имущества по причине последующей продажи, может быть взыскана стоимость проданного имущества с сына по правилам п. 2 ст. 167 ГК РФ», – полагает эксперт.

Он также добавил, что кредитор может защитить свои права путем обращения в суд с иском о взыскании убытков, причиненных незаконным постановлением судебного пристава-исполнителя, допустившего отмену запрета и сокрытие имущества должником.

О подводных камнях исполнения обязательства третьим лицом

Как правило, кредитор не может проверить основания, по которым третье лицо предлагает исполнение, и есть ли вообще какие-либо правоотношения у третьего лица с должником. В любом случае, ориентируясь на ст.

313 ГК РФ в новой редакции, кредитор обязан принимать исполнение, если должником допущена даже незначительная просрочка.

Читайте также:  Лицензия ФСБ на криптографию

Однако спустя некоторое время (иногда даже год и более), когда в отношении должника вводятся процедуры банкротства, для кредитора становится неожиданностью, что плательщик просит вернуть ему исполненное.

Такая ситуация произошла с ООО «Каркаде», которое получило лизинговые платежи по договору с ООО «Терминал» от индивидуального предпринимателя, в отношении которого менее чем через месяц после осуществления первых платежей было возбуждено дело о банкротстве.

Суды первой2 и апелляционной инстанций3 признали недействительными оспариваемые платежи и взыскали в конкурсную массу индивидуального предпринимателя с ООО «Каркаде» полученные им от банкрота денежные средства. Арбитражный суд Поволжского округа4 посчитал, что применительно к положениям ст. 61.

3 Закона о банкротстве5 недействительными могут быть признаны сделки, в основе которых имеется обязательство между должником и лицом, получившим от должника удовлетворение своего требования, то есть сделки по исполнению должником собственных обязательств.

При этом суд кассационной инстанции посчитал, что обязательственные отношения между должником (ООО «Терминал»), равно как и между кредитором (ООО «Каркаде»), с одной стороны, и третьим лицом (индивидуальным предпринимателем — банкротом), с другой стороны, отсутствуют.

Однако Верховный Суд РФ6 поддержал позицию судов первой и апелляционной инстанций. Высшая судебная инстанция прислушалась к доводам финансового управляющего должника о том, что банкрот и ООО«Терминал», обязательства которого исполнялись, аффилированы.

Верховный Суд РФ исходил из того, что при наличии между предпринимателем и ООО «Терминал» соглашения, лежащего в основе возложения на предпринимателя исполнения обязательства по выплате лизинговых платежей, последний, перечисляя денежные средства непосредственно перед возбуждением дела о банкротстве и после принятия заявления о банкротстве, предоставил ООО «Терминал» исполнение по названному соглашению преимущественно перед другими кредиторами предпринимателя. Это, в свою очередь, не исключает возможность признания спорных платежей недействительными на основании п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве.

Правовая позиция, высказанная Верховным Судом РФ, на наш взгляд, далеко не однозначна, и наверняка вопрос правовых последствий недействительности сделки будет уточнен при повторном рассмотрении дела судами нижестоящих инстанций.

С одной стороны, Верховный Суд РФ указал, что «при распределении риска банкротства фактического плательщика следует учитывать, что лицо, получившее от него в преддверии банкротства денежные средства в счет погашения чужого для предпринимателя долга, не может быть поставлено в лучшее положение по сравнению с кредиторами такого плательщика, получившими исполнение по обязательствам самого предпринимателя в это же самое время. При ином подходе будет нарушен фундаментальный принцип равенства участников гражданских правоотношений». Этот вывод свидетельствует о том, что правовыми последствиями признания недействительными платежей в пользу кредитора (ООО «Каркаде») может быть взыскание денежных средств в конкурсную массу непосредственно с ООО «Каркаде». С другой стороны, кредитор обязан принимать исполнение согласно нормам ст. 313 ГК РФ (при наличии возложения исполнения со стороны должника на третье лицо, эта обязанность кредитора указана как в новой, так и в старой редакции ст. 313 ГК РФ). При этом оспаривание платежей и возврат в конкурсную массу плательщика денежных средств не только плох для кредитора сам по себе, но и может привести к невозможности взыскания долга с должника (в данном случае с ООО «Терминал»), поскольку имущественное положение последнего за время с момента платежа до признания этого платежа недействительным может существенно измениться, и тогда взыскание долга станет невозможным.

Кроме того, в рассмотренном деле речь шла о периодических платежах по договору лизинга, которые могли бы быть признаны сделками, совершаемыми в процессе обычной хозяйственной деятельности.

При определении того, была ли сделка совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, следует учитывать, что таковой является сделка, не отличающаяся существенно по своим основным условиям от аналогичных сделок, неоднократно совершавшихся до этого должником в течение продолжительного периода времени.

К таким сделкам, в частности, с учетом всех обстоятельств дела могут быть отнесены платежи по длящимся обязательствам (возврат очередной части кредита в соответствии с графиком, уплата ежемесячной арендной платы, выплата заработной платы, оплата коммунальных услуг, платежи за услуги сотовой связи и Интернет, уплата налогов и т.п.

)7.

Однако в рассмотренном деле с учетом того, что банкрот исполняет сделку за третье лицо, пусть даже для этого третьего лица сделка будет являться совершенной в процессе обычной хозяйственной деятельности, кредитор при предъявлении к нему требования о признании сделки недействительной не сможет защищаться ссылкой на такой характер оспариваемых платежей для плательщика. Маловероятно, что индивидуальный предприниматель на постоянной основе осуществляет погашение чужих долгов.

С нашей точки зрения, пополнение конкурсной массы могло бы быть в данном случае справедливым при условии признания недействительной сделки, которая послужила основанием возложения обязанности перечисления лизинговых платежей на индивидуального предпринимателя. Взыскание полученных денежных средств с кредитора при наличии обязательственных правоотношений между банкротом-плательщиком и должником было бы несправедливым и не соответствует нормам ст. 313 ГК РФ.

Предположим, что возложения исполнения не было, а платежи совершены в период, когда ст. 313 ГК РФ действовала в редакции до 01.06.2015, не позволяющей принимать исполнение от третьего лица без соответствующего поручения должника при его просрочке.

В этом случае для кредитора такой платеж будет неосновательным обогащением и должен быть возвращен банкроту. С другой стороны, в этом случае должны применяться нормы о действиях в чужом интересе без поручения. Согласно ст.

983 ГК РФ, действия в чужом интересе, совершенные после того, как тому, кто их совершает, стало известно, что они не одобряются заинтересованным лицом, не влекут для последнего обязанностей ни в отношении совершившего эти действия, ни в отношении третьих лиц. При этом в силу подп. 4 ст.

1109 ГК РФ не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства.

Однако в данном случае должны защищаться интересы кредиторов плательщика, соответственно денежные средства с этой целью должны быть возвращены в конкурсную массу как неосновательное обогащение кредитора. Если даже платеж совершен после 01.06.

2015 в отсутствие возложения исполнения на третье лицо и кредитор обязан принять исполнение вследствие просрочки должника, то приоритет все равно должна иметь защита прав кредиторов, а денежные средства также должны быть возвращены плательщику. Однако, на наш взгляд, ситуации исполнения чужого долга без какой-либо сделки-основания крайне редки.

Точка в вопросе о последствиях признания недействительными платежей во исполнение должником обязательств третьего лица все же будет поставлена при новом рассмотрении обособленного спора судами после возвращения дела из Верховного Суда РФ.

Однако уже сейчас очевидно, что, принимая исполнение за третье лицо, кредитору стоит, по возможности, получать документы, подтверждающие основания платежа третьим лицом за должника и отслеживать информацию о возбуждении процедуры банкротства в отношении плательщика, чтобы решить вопрос о возврате полученного и своевременно при необходимости предъявить требования к должнику. При этом необходимо учитывать, что, если процедура банкротства в отношении плательщика будет возбуждена по истечении месяца с момента платежа, то в этом случае в соответствии с п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве заявителю будет необходимо доказать осведомленность кредитора, принимающего платеж, о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества плательщика на момент осуществления исполнения.

Оспаривание сделок по инициативе третьих лиц

Смотреть практику

10 решений

Случаи признания той или иной сделки недействительной по инициативе третьего лица относительно редки и своеобразны. Заявлять собственные требование по оспариванию сделки, третье лицо может только в специальных случаях предусмотренных законом. Рассмотрим на примере договора аренды, в каких случаях третье лицо имеет право напрямую повлиять на судьбу заключённого соглашения.

В теории, третьи лица имеют право оспорить заключённый договор, сторонами которого они не являются только в том случае, если его действие прямо или косвенно нарушают их права и интересы.

Чаще всего так происходит при договоре аренды.

К примеру, один из собственников жилого имущества сдал принадлежащее ему имущество в аренду другому лицу без согласия на то остальных собственников жилого помещения.

Остальные собственники, возмутившись таким поступком, заявили о признании договора недействительным, ссылаясь на положение закона о том, что заключённый договор аренды был заключён без согласия остальных собственников.

Бывают случаи, при которых человек, проживающий с арендатором жилого помещения по соседству столкнулся с использованием квартиры не по назначению и, не пытаясь связаться с арендодателем, обратился с заявлением в суд и потребовал признать действующий договор недействительным.

Даже если вы — третье лицо, напрямую не участвующее в договоре, но считаете, что имеете полное право его оспорить, необходимо помнить о нескольких обязательных условиях при отсутствии которых суд откажет вам в удовлетворении заявления/ ходатайства/ иска.

Чтобы оспорить действующий договор третьему лицу необходимо помнить о том, что он не несёт никаких последствий, которые могут понести стороны по договору.

В то же время в случае принятие заявления судом на третье лицо него будут возложены точно такие же обязательства по доказыванию оспоримости сделки.

При этом истиной целью обращения заявителя будет не восстановление нарушенных прав, а признание недействительным той сделки, которая лишь косвенно затрагивает его интересы.

Основные сложности

В отличие от самих сторон договора, третье лицо обладает гораздо меньшей информацией о совершённой сделке, что значительно усложняет процесс оспаривания договора, независимо от основания, по которому заявитель хочет оспорить соглашение. Предоставить в суд реальные доказательства, позволяющие оспорить такую сделку, крайне сложно. Убедительными доказательствами мнимости сделки для суда будут являться:

  • копия соглашения подтверждающая, что сделка была совершена с нарушениями законодательства,
  • изложение сути возникшей проблемы со ссылкой на законодательство дающее основание проверить договор на предмет его мнимости или ничтожности,
  • свидетельские показания подтверждающие, что договор был составлен с заведомыми нарушениями.

В том случае, если действие договора не задевает ваши права и у вас при этом нет ни одного из вышеперечисленных козырей, оспорить такую сделку будет невозможно без желания на то самих сторон.

Виды оспоримых сделок

Современное гражданское законодательство выделяет следующий перечень оснований, по которым третье лицо может признать ту или иную сделку оспоримой:

  • сделка совершена юридическим лицом за пределы его правоспособности,
  • сделка заключена несовершеннолетним или недееспособным лицом,
  • сделка совершена лицом, введённым в заблуждение,
  • сделка совершена должностным лицом, ограниченным в полномочиях,
  • иная сделка, заключённая с целью ухода сторон от ответственности.

Долгое время судьи автоматически признавали ничтожными сделки, напрямую противоречившие законодательству.

Но в последние годы судебная практика поменялась, и сейчас стороны договора (в особенности третьи лица) уже не могут оспорить сделку любого рода, не имея при этом веских доказательств, за исключением публичных сделок и сделок, противоречащих основам правопорядка.

Во многих случаях для третьего лица самым удобным вариантом станет обращение к непосредственным участникам договора с просьбой расторгнуть договор, не рискуя собственным временем и средствами.

Если же стороны проигнорировали вашу просьбу, вы всегда сможете обратиться в нашу компанию для поиска оптимального варианта решения возникшей проблемы.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *