Россиян, набравших кредиты, обещают защитить

Ситуация с кредитованием физических лиц начинает принимать в России по истине драматический оборот

С упорством, достойным лучшего применения, граждане
продолжают набирать кредиты с невиданной ранее скоростью. Остановить этот
процесс не в состоянии ни пандемия, ни экономический кризис, ни отчаянные
попытки ЦБ.

Все выше, выше, и выше…

По данным Центробанка, по итогам июня, задолженность россиян
перед банками выросла еще на 558 млрд рублей, достигнув фантастической суммы в
22,756 триллиона. С начала года объем банковских кредитов, выданных россиянам,
вырос на 2,012 триллиона рублей, а за последние 12 месяцев – на 4,368 триллиона,
что равно 8% всех денежных доходов населения.

Скорость, наращивания долгов гражданами стремительно растет.
Так, если в марте прирост объема задолженности составил 283 млрд рублей, то в апреле-мае
это было уже 468 млрд и 469 млрд соответственно.

В итоге объем задолженности населения перед банковской
системой превзошел размер федерального бюджета и впервые почти сравнялся с объемом
средств россиян, размещенных в банках на рублевых счетах и вкладах (более 25
трлн рублей).

Россиян, набравших кредиты, обещают защитить

По сути, это означает, что в случае более или менее
серьезных экономических потрясений, долговой кризис вспыхнет подобно пожару,
обратив миллионы россиян в потенциальных банкротов. Расплатиться по набранным
кредитам многие из заемщиков, не смогут ни сейчас, ни в последствии. 

Зачем россияне затягивают кредитную петлю?

По мнению руководителя аналитического департамента AMarkets Артема
Деева, с помощью кредитов граждане пытаются поддерживать тот уровень потребления,
к которому привыкли ранее.

Вместо того, чтобы сократить расходы, отказаться от
не самых нужных покупок, снизить уровень долгов перед банками, они поступают с
точностью до наоборот.

Это крайне опасно в условиях кризиса, когда практически
каждый рискует остаться без работы и доходов, при наличии серьезных
задолженностей перед банками.

«О том, что нужно более грамотно подготовиться к кризису,
говорили очень многие специалисты и в прошлом году, и ранее, – пояснил
«Утру.ру» Артем Деев.

– Нужно максимально снизить долговую нагрузку и
пересмотреть свои запросы. Но наши граждане, похоже, не готовы сознательно
снижать свой уровень потребления, несмотря на рост цен и инфляцию.

С другой
стороны, люди все больше берут кредиты, так как, видимо, имеющихся денег им не
хватает».

При этом, эксперт отмечает, что бездумно наращивают долги
далеко не все россияне. Часть населения напротив снижает затраты.

Россиян, набравших кредиты, обещают защитить

«Люди избавляются от автомобилей, если машина в семье не
одна, переводят детей в более дешевые образовательные организации, сознательно
отказываются от использования кредитных карт и получения займов. Но таких
россиян, которые начинают рассчитывать свои силы, только исходя из уровня
доходов, пока не очень много», -констатирует эксперт.

Первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал, говоря о
причинах кредитного бума, считает, что значимую роль в его формировании сыграли
дешевые деньги. По его словам, несмотря на сложную экономическую ситуацию в
мире, в конце прошлого и начале текущего года сформировалась отличная
возможность для тех, кто давно планировал взять кредит на крупную покупку.

«Дело в том, что Центробанк несколько раз снижал ключевую
ставку, что сделало кредиты более доступными (под более низкий процент и с
меньшим ежемесячным платежом), – пояснил Сигал «Утру.ру». – Вторая причина –
отложенный спрос в 2020 году.

Многие россияне не стали спешить с приобретением
товаров, либо не смогли провести отпуск на море. В этом году в стране действует
программа туристического кэшбека, то есть часть затраченных средств вернется
гражданам в виде выплат.

Соответственно, россияне серьезнее подходят к отпуску,
тратят большие суммы и дольше задерживаются на морских курортах».

Крах неизбежен?

По всей видимости, да. По мнению Артема Деева, вероятно
наступление кризиса неплатежей, когда люди массово не смогут выполнять свои
обязательства перед банками. «Пока об этом говорить рано, но число физических
лиц, признанных банкротами, в России выросло с прошлого года в два раза. О
массовости этого явления еще громко не заявляется, но тенденция тревожная», —
поясняет Деев.

Россиян, набравших кредиты, обещают защитить

По словам эксперта, кризис неплатежей грозит сложностями для
финансовой системы страны, так как главный капитал банков зависит от уровня
денег, которые приносят граждане в качестве ежемесячных платежей.

«Если эта сумма резко сократится, банки не смогут выдавать
новые кредиты бизнесу и населению. А значит, не будет возможности для
стимулирования спроса и производства в стране», – резюмирует аналитик.

Постой, паровоз…

Можно ли сегодня остановить эту тенденцию, или она уже
уподобилась поезду без тормозов, обреченному на крушение? Единого и четкого
ответа на этот вопрос пока нет.

«Остановить эту тенденцию резко нельзя, но постепенные шаги
к нормализации ситуации предпринимает ЦБ РФ, – говорит Деев. – Повышая ключевую
ставку (то есть, делая кредитные средства дороже), он охлаждает рынок
кредитования. Однако на прошлой неделе регулятор признал, что пока эти меры работают
слабо».

По словам эксперта, население по-прежнему активно берет
кредиты, что может привести к возникновению пузыря на рынке потребительского кредитования,
ипотеки и автокредитования.

«Кредитов два миллиона, а на что брала — не помню». Почему россияне живут в долг и не думают о будущем

По данным Минфина РФ, каждый третий россиянин вне зависимости от уровня доходов имеет непогашенный кредит. Наиболее часто это матери-одиночки в возрасте 25–40 лет с двумя детьми (51%) и семьи с двумя детьми (50%), а реже всего — одинокие пенсионеры (12%). Когда у человека есть нужда получить деньги, он берет кредит, а последствия его не интересуют — но почему?

«Правмир» узнал, на что люди берут кредиты, стыдно ли жить в долг, в чем разница между черными и белыми коллекторами и кому помогает «Клуб анонимных должников».

«Разве мы не выплатим, мама?»

Общий долг пенсионерки Елены Алексеевны перед банками составляет более двух миллионов рублей. Маленькая, нервная женщина, изведенная звонками коллекторов, даже не знает, на что тратила деньги, которые много лет — с середины 90-х — брала у банков в кредит.

— На все что угодно. Я уже не помню, на что. Работала в хорошей организации, ее ликвидировали. Какое-то время перебивалась случайными заработками.

Позже, конечно, появилась более-менее устойчивая работа, но тогда надо было растить дочь, кормить, за образование платить. Потом нужны были и ноутбуки, и компьютеры, и телефоны и так далее.

А уж когда дочка поступила в медицинский, потребовалась вообще спецлитература и спецпособия, в частности скелеты, дорогостоящие, импортного производства. Из Финляндии, по-моему…

Елена Алексеевна оформляла один кредит, небольшой, тысяч на 200, выплачивала и снова брала у банка в долг. Из-за безупречной кредитной истории банки атаковали «более выгодными» предложениями, а она не могла устоять.

В 2010 году женщина взяла ипотечный кредит для дочери в банке «Финансы и кредиты», та очень просила: «Разве мы не выплатим, мама?»; в 2013-м — потребительский кредит на 400 тысяч под 29% годовых в «Русском славянском банке», который через полгода реструктуризировала в 620 тысяч под 19%; а еще через два года — кредит на 700 тысяч в банке «Открытие» под 21% годовых.

— Третий кредит нам, я так думаю, просто навязали. В банке «Открытие» у нас был кредит на 3–4 года, который я без просрочек выплатила.

Они мне звонили-звонили, предлагали «такие выгодные условия, ни в одном банке таких нет, а вы такой добросовестный заемщик». Я пришла и взяла.

И дочь меня уговорила: нужно то, нужно это. Бесконечно же молодым что-то нужно. Плюс на учебу надо было…

Бухгалтер Елена Алексеевна получала около 80 тысяч рублей в месяц, больше половины отдавала на погашение долгов и жила вроде бы комфортно до тех пор, пока у «Русского славянского банка» не отозвали лицензию. По договору цессии его права перешли в ООО «Объединенный национальный банк».

— Я опять в срок и в полном объеме выплачивала уже в следующий банк. Далее и у него была отозвана лицензия. И вот тут получился ступор. Стал звонить и первый банк: «Вы нам должны», и второй банк.

Как теперь мне объяснили юристы, если у банка отозвана лицензия, это не значит, что у него полностью заблокированы счета. Счета на вход работают, и я могла бы платить. Но мы люди не особо юридически грамотные.

Так как стали звонить из двух банков, я перестала платить вообще.

Теперь они, как рэкетиры, включают счетчик с того момента, как остановлена оплата. Пени просто ужасающие. На сегодня из кредита, который я брала — 620 тысяч, 337 выплачено — они насчитали пени, штрафы, неустойки и выставили задолженность 1 миллион сто тысяч.

За пять последних лет Центробанк отозвал лицензию примерно у половины банков. В их числе еще два, с которыми Елена Алексеевна связана долговыми обязательствами: банк «Финансы и кредиты», в котором у нее ипотечный заем, и банк «Траст». Там Елена Алексеевна открыла вклад на имя дочери. В качестве бонуса девушке подарили кредитную карту.

— На карту не выдается даже договор займа. Присылают такую распечатку типа заявления, где все так хитро написано, что понять что-либо невозможно. Естественно, дочка молодая, желаний много, возможностей меньше, она эту карту стала использовать и израсходовала 120 тысяч, а платим мы уже четвертый год и конца-края не видно.

Но в последнее время вносить ежемесячный платеж невозможно, — продолжает Елена Алексеевна. — Кредитная база из банка «Траст» в «Открытие» не передана, отправили платить через «Связной». В «Связном» система платежей выдает отказ.

Стоит два-три месяца пропустить оплату платежа, банк начисляет пени. Следующий платеж берут в их погашение, а сумма основного долга продолжает расти. Такая хитрая иезуитская система.

И вы думаете, мы одни такие? По поводу непоступления платежей в банк «Траст» в банке «Открытие» негодуют толпы разъяренных вынужденных должников.

Сейчас задолженность по карте составляет 94 тысячи. Каждый месяц Елена Алексеевна или ее дочь кладут на счет 5 тысяч 500 рублей. На погашение кредита идет 1000 рублей, остальное — проценты.

Чтобы закрыть карту, женщинам придется платить 94 месяца, или почти 8 лет. Елена Алексеевна получает пенсию 13 тысяч, из них половина по решению суда удерживается в счет долга «Русскому славянскому банку», иногда подрабатывает бухгалтером.

Зарплата дочери, врача в государственной больнице, — 40–50 тысяч.

— Мы тратим 5–6 тысяч только на коммуналку, а еще интернет, телефон… Я не знаю, как жить. 

«Угрожали, что плеснут в лицо кислотой»

Коллекторы звонят Елене Алексеевне каждые 15 минут, хотя по федеральному закону 2016 года имеют право делать это не чаще двух раз в неделю. Чтобы не сбавлять градус психологического давления, они постоянно меняют номера и даже регионы: сим-карты зарегистрированы в Красноярске, Новосибирске, на Сахалине, Кипре и в Германии.

— Пусть коллекторы по телевизору рассказывают, какие они добрые, белые и пушистые. Ничего хорошего они не предлагают, — жалуется женщина. — Расписали стены подъезда, расклеили объявления «Здесь живет крыса», «Бандитка». Я указывала телефоны, места жительства своих родственников. Они точно так же терроризируют их. Дочери звонят.

Причем угрозы звучат в самом непотребном виде: с матом, «изнасилуем-покалечим», «вырвем ноги-руки», «плеснем кислоту», «да ты…», «да твоя мать…», «да мы твою дочь в проститутки в Турцию».

Читайте также:  Привлечение к субсидиарной ответственности без банкротства в 2022

— А это точно были коллекторы? — уточняет директор юридической компании «Лига защиты должников» Сергей Крылов. Он хотя и борется за права тех, кто при слове «коллектор» нервно вздрагивает и покрывается холодным потом, в необходимости этой профессии не сомневается.

— Коллектор для рынка — это финансовый инструмент. Без него рынок взысканий стал бы мертвым, — объясняет Крылов. — Да, юристы смогут получить судебное решение.

Но этими решениями можно вместо обоев оклеить все стены и дальше ничего не произойдет. Самое сложное — это фактическое взыскание. Во многих странах за это уголовная ответственность: должен денег — садишься в тюрьму.

У нас максимум, что ты получишь — исправительные работы и штраф.

Коллекторы — черные и белые

— Коллекторы таким не занимаются, — комментирует ситуацию руководитель коллекторского агентства из Ярославля «Эксперт-Финанс» Андрей Паутов.

Россиян, набравших кредиты, обещают защитить

Андрей Паутов

— Сейчас коллекторы — это сотрудники цивилизованных компаний, которые состоят в реестре взыскателей, соблюдают законы и взыскивают долги только цивилизованными методами. Если кто-то что-то выкладывает, то это, скорее всего, бандиты, черные коллекторы, и разбираться с ними должна полиция.

Отличить одних от других, по словам Паутова, просто. Достаточно посмотреть, есть ли контора в государственном реестре «юридических лиц, осуществляющих деятельность по возврату просроченной задолженности». Черные коллекторы обычно не дают информацию о том, какую компанию представляют, от лица кого и на каком основании действуют. В таких случаях Паутов рекомендует обращаться в полицию.

— Очень много должников ведут себя неадекватно, — продолжает Паутов. — Мы имеем дело с конфликтами, оскорблениями, с непристойным поведением. Конечно, со многими людьми можно взаимодействовать, но, к сожалению, некоторые совсем не идут на контакт, и таких, кстати, больше 60% от активного портфеля.

Главная проблема коллекторства — отсутствие связи с должниками, потому что люди боятся или не хотят вступать в диалог.

— Но понимаете, современный коллектор — это помощник для должника. Мы связываемся с ним по телефону, если должник идет на контакт, договариваемся о комфортном графике, иногда делаем скидки, вникаем в его ситуацию, разбираемся в причинах, почему он не платит, и в конечном счете пытаемся ему помочь, — говорит Андрей Паутов.

Сотрудник одного из банков, пожелавший остаться анонимным, комментируя слова директора «Эксперт-Финанс», говорит, что, по его опыту, поведение коллекторов во многом зависит от поведения должника.

Если тот сотрудничает с организацией, коллекторы действуют в рамках закона.

Но если должник отказывается возвращать деньги, а банк, предположим, поставил агентству четкую задачу, то методы действительно могут быть самыми разными.

Клуб анонимных должников

В пятницу вечером в храме cвятых бессребреников Космы и Дамиана в Столешниковом переулке, в комнате, где в другое время кормят бездомных, собрались люди, которые вряд ли бы встретились в иных обстоятельствах.

Богатый и успешный молодой бизнесмен в кашемировой водолазке и мужчина средних лет, замученный жизнью, но не потерявший оптимизма; ухоженная, стильная, с дорогим обручальным кольцом молодая женщина и ее ровесница, пухленькая, уплетающая вафли.

Собравшиеся, всего 10 человек, могут не называть свои настоящие имена и не делиться подробностями жизни. Главное, признать проблему, которая привела их в клуб анонимных должников.

— Илья. Должник. Транжира. Недозарабатывающий.

— (хором) Привет, Илья.

— Антон. Компульсивный должник.

— (хором) Привет, Антон.

— Анна. Должник. Тунеядец.

— (хором) Привет, Анна.

Клуб анонимных должников работает в России с 2011 года. Его основали сами же должники, побывавшие в Америке. В основе реабилитации лежит 12-шаговая программа, универсальная для лечения всех видов зависимостей.

Анонимные должники называют себя «товариществом мужчин и женщин, которые делятся друг с другом своим опытом, силой и надеждой, чтобы разрешить свою общую проблему и помочь другим выздоравливать от компульсивного (то есть неконтролируемого) занимания денег».

— Мы должники, все нам должны, и мы должны всему миру, — с горькой усмешкой как бы резюмирует один из членов клуба.

На собрании проблемные заемщики много говорят про стыд и неуважение к себе. Про отчаяние и изоляцию. Про неспособность и нежелание контролировать месячные расходы, процентные ставки по кредитам, выплаты, платежи. Описывают ситуации, когда думали, что достигли дна, но потом падали еще и еще.

Общая сумма долга Антона — пять миллионов рублей. Около пяти лет он вообще не брал взаймы. Так выглядит выздоровление. Но если Антон перестанет посещать группы, существует риск сорваться и снова жить в долг. Большая ошибка, говорит Антон, думать, что кредиты берут только бедные люди.

— У меня была своя компания, на меня работало несколько десятков людей, мой бухгалтер начислял мне зарплату, а у меня не было пятидесяти… Сколько стоит сейчас метро? Пятидесяти пяти рублей, чтобы доехать и забрать деньги.

— И сколько ты не занимаешь? — спрашивает у него один из членов клуба, тот, что с горькой усмешкой.

— Пять лет.

— Пять лет держишься?! Молодец! Я постоянно занимаю. Весь товар в долг беру.

Жизнь без планов на будущее

— Уровень финансовой грамотности у нас в стране невысокий. Полностью ведут бюджет доходов и расходов лишь 15% россиян, еще 20% записывают основные траты, — говорит старший научный сотрудник лаборатории экономико-социологических исследований Высшей школы экономики Диляра Ибрагимова.

Россиян, набравших кредиты, обещают защитить

Диляра Ибрагимова

— С другой стороны, если учесть, что горизонт планирования у большинства населения страны короткий, то и необходимость в ведении бюджета вроде бы отпадает. А 60% россиян планируют свои доходы и расходы не более чем на полгода.

Чтение договоров — это еще один важный пункт. 40% россиян читают договоры перед подписанием, но в то же время почти четверть (24%) подписывают после прочтения, даже если им что-то там неясно.

Согласно данным лаборатории экономико-социологических исследований, самый популярный кредит у россиян — на потребительские нужды.

— Несмотря на то, что эти кредиты дороже, по ним выше процентная ставка, люди их берут, и в этом наше отличие от Запада, — объясняет Ибрагимова. — Берут, потому что нет достаточного горизонта планирования, потому что их проще получить.

Даже на покупку квартиры россияне часто берут потребительский кредит. Условия по нему в целом хуже, но квартира не является залогом, как в случае с ипотечным кредитом, отмечает эксперт.

— Когда у человека есть нужда получить деньги, его ничего не интересует, — продолжает Сергей Крылов.

— Сейчас я возьму кредит, завтра разберусь с последствиями.

Мы даже проводили социальный эксперимент, предлагали кредит под бешеный процент, и человек из-за нужды был готов подписать любую кабальную сделку.

Среди клиентов «Лиги защиты должников» встречаются самые разные люди, начиная от жертв собственной беспечности, заканчивая продуманными до мелочей дельцами, теми, кто хорошо знает законы, но не хочет решать проблему самостоятельно.

Россиян, набравших кредиты, обещают защитить

Сергей Крылов

У всех Крылов спрашивает, почему они оказались без денег. Часто работы нет потому, что человек сходил на собеседование два раза за последний год, но хочет зарплату от 100 тысяч, а денег на оплату долгов не хватает, потому что у него слишком дорогие телефон и мобильный тариф, и в отпуск он ездил вроде бы в Крым, а не за границу, но если посчитать, это едва ли получится дешевле.

— Жить в долг не хорошо и не плохо, жить в долг нормально, так делает весь мир, — объясняет Крылов. — Только долг может быть и активом, и пассивом. Например, вы решили купить автомобиль премиум-класса.

Он вам явно не по карману, но вы захотели и даже выплатили за него деньги. Содержание автомобиля вы можете потянуть? Парковка, гараж, про техосмотр я вообще молчу, поменять масло обходится чуть ли не под 100 тысяч.

То есть это становится в чистом виде пассивом.

Американец же берет деньги в долг, чтобы получить образование, жить в доме, ездить на автомобиле. Он в молодом возрасте обеспечивает себя займами, чтобы дальше себя реализовывать. То есть долг через контекст актива, заключает Сергей Крылов.

«Нас подвел оптимизм»

Если бы Елена Алексеевна знала, чем все кончится, и если бы банки не писали свои договоры таким мелким шрифтом, который трудно прочесть и ей, и судье, вынесшей решение о более чем миллионе рублей долга, она бы никогда не брала кредитов. Она бы и ипотеку эту проклятую не брала. Но теперь поздно — если накинули на шею эту удавку, петля будет только затягиваться.

— У нас же вопросы «кто виноват» и «что делать»? Я считаю, виноваты напополам. Население дурное и не понимает, куда лезет, а банки этим пользуются. А делать что будем? Как-нибудь выплатим, — с горькой усмешкой, совсем как тот член анонимного клуба, говорит Елена Алексеевна, а подумав немного, добавляет:

— Нас подвел наш оптимизм. Каждый солдат должен мечтать стать генералом. Обязательно должна быть недосягаемая мечта. А дальше уже как получится. Поэтому прогнозировать свою жизнь пессимистически, что все будет плохо, я заболею, потеряю работу, не выплачу кредит, не хотелось. Прогнозируешь с оптимизмом, а получается, как говорил Черномырдин, как всегда.

Если бы Елена Алексеевна посещала собрания анонимных должников, она бы знала, что двенадцатый признак компульсивного поведения такой: у нас есть надежда, что кто-то при необходимости позаботится о нас, поэтому наши неудачи не выльются в серьезные финансовые затруднения, всегда найдется кто-то, кто решит проблему.

Так сложилось, что в России с вопросами материальными, в том числе касающимися задолженностей, обращаются к святителю Спиридону Тримифунтскому. В х под текстом «Молитва от долгов и кредитов Спиридону Тримифунтскому» в интернете пишут разное. Например:

«Святой Спиридон, соверши чудо, помоги мне расплатиться со всеми долгами. Помоги в бизнесе, пусть каждый сотрудник сделает сделку до наступления Нового года и принесет доход себе и в мою компанию. Сделай милость, 800 тысяч рублей для начала спасут меня и мою семью. Спасибо тебе, спаситель мой. Верю в тебя».

Щедрый подарок всем россиянам: в Госдуме предложили освободить жителей от кредитов с одним условием

Фото pixabay.com

Провести «кредитную амнистию» предлагает экономист и депутат Госдумы РФ Михаил Делягин – чтобы любой набравший кредитов россиянин мог не возвращать их банку в обмен на пожизненный запрет брать новые кредиты. До 30 % кредитов, выданных россиянам, уже являются проблемными, предупреждает Центробанк.

Заместитель председателя комитета Государственной думы по экономической политике Михаил Делягин считает, что «кредитная амнистия» поможет решить проблему высокой закредитованности населения России.

«Выход элементарен – «кредитная амнистия» с пожизненным запретом брать кредит, то есть любой человек может отказаться от оплаты кредитов. Государство поддержит ликвидность банков, которые от этого пострадают. Действительно, это будет ущерб экономике, но существенно меньший, чем пребывание людей в кредитной кабале», – сказал URA.RU Михаил Делягин.

Россиян, набравших кредиты, обещают защитить

  • Однако у амнистированного человека ещё останется шанс на получение кредита, отметил депутат Госдумы.
  • «Если человек, который воспользовался «кредитной амнистией», когда-нибудь потом захочет брать кредит, то ему придётся с процентами выплатить то, что он недоплатил»,
  • – объяснил Делягин.
  • По мнению Делягина, «кредитная амнистия» способна помочь россиянам с доходом ниже прожиточного минимума и большим объёмом кредитов.
Читайте также:  Как составить заявление о снятии ареста с карты?

Количество кредитов, выданных гражданам с высоким уровнем долговой нагрузки и высоким риском невозврата, уже составляет 30 % от общего числа и продолжает расти, сообщила глава департамента финансовой стабильности Центробанка РФ Елизавета Данилова. Финансовый регулятор фиксирует высокий рост закредитованности россиян.

Россиян, набравших кредиты, обещают защитить

А объём потребительских кредитов в России растёт и впервые может достичь 12 триллионов рублей по итогам 2021 года.

В то же время федеральный бюджет РФ в большом профиците: в январе – сентябре 2021 года он достиг 1 трлн 443 млрд рублей. По инициативе президента Владимира Путина прожиточный минимум в 2022 году должен вырасти до 12 654 рублей в месяц в целом по стране – это на 1 000 рублей больше, чем сейчас. МРОТ в следующем году составит 13 890 рублей в месяц – это на 1 100 рублей выше, чем сейчас.

Напомним, что идея «кредитной амнистии» не нова: в январе 2021 года партия «Коммунисты России» обращалась в Госдуму с предложением провести амнистию кредитов, накопленных россиянами, но в пределах трёх миллионов рублей.

Россияне набрали кредитов, как в прошлый кризис

Россиян, набравших кредиты, обещают защитить

Накануне кризиса россияне набрали кредитов / Евгений Разумный / Ведомости

В первые три месяца текущего года домашние хозяйства и нефинансовый сектор в России нарастили долги на рекордную сумму 6726 млрд руб., сообщил Банк России. Ранее похожий по масштабам скачок долговых обязательств наблюдался в конце 2014 г. параллельно с резким падением курса рубля. За три месяца с начала октября 2014 г. до 1 января 2015 г. они увеличились на 8781 млрд руб.

Основной объем прироста долгов (почти на 6 трлн руб.) в I квартале обеспечил нефинансовый сектор: с 58,7 трлн руб. в начале года до 64,6 трлн руб. к апрелю. Домохозяйства нарастили долги почти на триллион – с 19,6 трлн до 20,5 трлн руб., но и этот рост выглядит внушительно на фоне предыдущих периодов.

Анализируя причины происходящего, эксперты проводят аналогии с кризисными годами российской экономики, когда домохозяйствами и нефинансовым сектором долги наращивались так же стремительно. «По всей видимости, результаты I квартала 2020 г.

обусловлены преимущественно динамикой второй половины марта, когда население и предприятия предъявляли повышенный спрос на кредитные ресурсы, ожидая резкого повышения банками кредитных ставок, как было в конце 2014 г. – начале 2015 г.

», – отмечает начальник отдела анализа банков и денежного рынка ИК «Велес капитал» Юрий Кравченко. По его оценке, во II квартале 2020 г.

тенденция к наращиванию долгов сохранилась: население и компании активно привлекали на карантине ссуды в рамках различных программ антикризисного рефинансирования, льготного кредитования, в том числе льготной ипотеки.

«С одной стороны, именно в этот период бурно росла ипотека. Этот показатель я бы расценивал скорее как позитивный сигнал, когда нет оснований говорить о растущем ипотечном пузыре, – говорит Антон Табах, главный экономист «Эксперт РА». – Второе – продолжали расти потребительские кредиты.

Такое поведение россиян на начальном этапе кризиса вполне объяснимо: пока продолжали кредиты давать, их брали. Это же касается и балансов на кредитных картах. Видимо, это и привело к росту задолженности домохозяйств». Табах считает, что объемы ипотеки продолжат расти благодаря снижению ставок, активным процессам рефинансирования и в целом политике Центрального банка.

Что касается потребительских кредитов, то, скорее всего, в этом сегменте ожидается застой, полагает он.

Еще одним фактором, существенно влияющим на объем долгов, выступает валютный курс и переоценка кредитов в иностранной валюте. «Учитывая, что на 1 января сумма кредитов составляла 20,5 трлн руб., на 1 апреля в долларах данная сумма должна была отразиться в виде долга в 26,3 трлн руб., – отмечает директор по стратегии ИК «Финам» Ярослав Кабаков.

– А по факту задолженность в иностранной валюте составила 25,6 трлн руб. Это говорит о сокращении кредитования в иностранной валюте и увеличении кредитования в рублях, так как за этот же период долг в рублях увеличился на 1,8 трлн руб.».

Эксперт прогнозирует, что валютная переоценка в мае – июле должна снизить общий долг нефинансового сектора и домашних хозяйств на 2 трлн руб.

Россиян, набравших кредиты, обещают защитить

Банки предупредили о росте кредитных ставок из-за защиты дохода должников — РБК

Какие аргументы приводят банкиры

Проект усложнит расчет платежеспособности должника на стороне кредитора, предупреждают в АБР. Сейчас кредитные организации оценивают доход потенциальных заемщиков по справкам 2-НДФЛ, данным Федеральной налоговой службы и выпискам из Пенсионного фонда. Банки также проводят скоринг по собственным моделям и учитывают расходы клиентов по картам и счетам.

Игрокам придется учитывать «неприкасаемую» часть дохода клиентов, а это означает переоценку рисков в сторону повышения, поясняет начальник правового управления ассоциации Сергей Клименко.

«Такая дополнительная мера поддержки [должников] может привести к увеличению стоимости кредитных продуктов для таких лиц в связи с сокращением источников погашения кредита», — говорится в комментарии АБР.

Банки могут отреагировать не только повышением ставок, но и потребовать от некоторых клиентов дополнительного обеспечения по кредитам, добавляет Клименко.

Он не исключает, что кредиторы могут вовсе ограничить выдачу ссуд малообеспеченным клиентам.

В АБР также считают, что новый подход к защите должников «нарушит принцип обязательного исполнения решений». «В отношении граждан, доход которых соответствует прожиточному минимуму, будет вообще невозможно обратить взыскание», — поясняет Клименко, подчеркивая, что это скажется и на платежной культуре должников.

Наконец, банки видят технические сложности в реализации нового подхода. Величина прожиточного минимума в России зависит от медианного дохода в целом по стране, но рассчитывается в регионах по-разному.

«Технически для подразделений ФССП и банков определение предельного размера взыскания по каждому конкретному периодическому платежу, получаемому должником, необходимо будет проверять дополнительно. Это повысит издержки и продлит сроки исполнительного производства», — отмечают в АБР.

Банкам придется вносить изменения в программные комплексы в каждом регионе, а это дополнительные издержки, замечает Клименко.

Обоснованны ли опасения банков

Предупреждения банков о росте кредитных ставок имеют основания, говорит старший управляющий директор рейтингового агентства НКР Александр Проклов. Он напоминает, что оценка кредитного качества потенциальных заемщиков основана «на понимании банком источника доходов».

«Не секрет, что среди заемщиков достаточно много представителей низкодоходных слоев населения, на защиту которых и направлена данная инициатива.

Если банки в массовом порядке столкнутся с сокращением источников погашения кредита из-за указанного вычета, им придется признавать таких заемщиков более высокорисковыми и действительно повышать для них процентную ставку», — поясняет эксперт.

Директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Иван Уклеин, наоборот, считает, что дополнительная защита должников не отразится на условиях кредитования. «При оценке платежеспособности и кредитного риска используются преимущественно другие факторы — главным образом кредитная история и стабильность доходов потенциального заемщика», — отмечает он.

По словам гендиректора Центра развития коллекторства Дмитрия Жданухина, недобросовестные должники действительно могут воспользоваться правом защиты дохода.

«Должник может указать один счет, куда поступает, например, пенсия, и деньги с него будут периодически взыскиваться только в части сверх прожиточного минимума, а на другой счет получать зарплату и как бы полностью скрывать ее от взыскания», — поясняет Жданухин.

Авторы законопроекта, в свою очередь, пишут в пояснительной записке о необходимости обеспечивать «баланс гарантий действенной судебной защиты кредитора и защиты прав и законных интересов должника».

Они отмечают, что уже сейчас по закону «Об исполнительном производстве» за долги нельзя списывать алименты, материнский капитал, некоторые виды социальных пособий и пенсий, а для зарплат и обычных пенсий есть лимит по взысканию в размере 50%.

Первым замглавы фракции «Единой России» в Госдуме Андрей Исаев заявил, что зарплата или пенсия может быть близка к прожиточному минимуму, «и списание половины означает, что человек не будет иметь средств к существованию в течение месяца».

Сколько долгов взыскивают с россиян

По статистике ФССП, в 2020 году в работе у судебных приставов было более 13 млн дел о принудительном взыскании задолженности с физлиц, индивидуальных предпринимателей и компаний в пользу кредитных организаций.

Для сравнения: около 6,5 млн исполнительных производств касались взыскания долгов по ЖКХ, а 1,4 млн — алиментов. Сумма долгов, которые должны были быть собраны в пользу банков, в 2020 году превысила 3,9 трлн руб.

, но приставы фактически исполнили производства на 74,4 млрд руб.

В россии кредитный бум. это хорошо или плохо? может, мне тоже стоит взять кредит? — meduza

Перейти к материалам

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

В России все чаще пишут о кредитном буме — и об опасностях, с ним связанных. «Медуза» попросила профессора Рубена Ениколопова, который 1 сентября станет ректором Российской экономической школы, объяснить, действительно ли бум есть, чем он опасен — и стоит ли брать кредит прямо сейчас.

Да, цифры действительно говорят об этом. Долги россиян перед банками растут очень быстрыми темпами. Если за весь 2017 год эта задолженность выросла на 1,3 триллиона рублей — с 10,8 до 12,2 триллиона, то в 2018-м она выросла на такую же сумму всего за первые 7 месяцев, дойдя к концу июля до 13,5 триллиона рублей.

Самое неприятное, что рост задолженности не сопровождается ростом доходов.

По итогам января-мая 2018 года суммарный долг по кредитам граждан достиг почти 24% их годовых доходов, за счет кредитов финансируется около пяти процентов потребительских расходов.

Кроме того, у россиян входит в привычку брать на себя много разных кредитов: сейчас уже 47% россиян имеют два и более непогашенных кредита. 

Скорее всего, есть две основные причины. Во-первых, в России сейчас рекордно низкая инфляция, и как минимум на бумаге кредиты «подешевели». Для физических лиц ставка снизилась за четыре года более чем на треть, с 18,3% в январе 2014 года до 12,9% в декабре 2017-го.

Проблема в том, что это удешевление иллюзорно, так как оно не учитывает снижение инфляции. Возвращать кредиты по одной и той же ставке гораздо легче в условиях высокой инфляции, так как возвращаемые рубли «стоят» дешевле тех, которые брались в кредит.

Поэтому более правильно смотреть на «реальную ставку процента» — разницу между ставками по кредиту и инфляцией. А она не снизилась, а увеличилась — инфляция в том же 2014 году составляла 11,4%, в то время как в 2017 она была уже 2,5%.

А значит, и возвращать кредиты будет сложнее, чем раньше. 

Во-вторых, кредиты используются для того, чтобы приобрести предметы длительного пользования, покупку которых граждане откладывали в предыдущие годы. Доходы населения уже несколько лет снижаются или почти не растут. Согласно данным опросов, до 2016 года россияне сохраняли оптимизм, и больше двух третей граждан считало экономические трудности временными.

Но уже в 2016-м доля людей, считающих экономические проблемы краткосрочными, упала почти до 51%, а доля респондентов, понимающих, что экономика страны находится в кризисе, выросла с 31% до 44%. При этом доля людей, недовольных своим экономическим положением, выросла с 55% до 61%.

Снижение оптимизма привело к тому, что россияне вместо того, чтобы откладывать покупки в надежде на увеличения доходов, стали делать их в кредит.

Не очень. Из более чем 13 триллионов рублей долгов по кредитам 811 миллиардов составляет просроченная задолженность.

Около 20% из тех, у кого есть кредиты, с трудом справляются с долговой нагрузкой: на обслуживание долга у них уходит более половины доходов (25% тратят на обслуживание кредитов от трети до половины своих доходов).

К началу 2018 года доля заемщиков, у которых в кредитной истории нет ни одной записи о просрочках, упала ниже 50%.  При этом растет количество должников с просрочкой более 90 дней. 

В ближайшее время — вряд ли. Ситуация, действительно, напоминает 2014 год, после которого произошел банковский кризис. Но тогда кризис был запущен падением цен на нефть, введением санкций и последовавшим за этим падением курса рубля.

Безусловно, высокий уровень закредитованности населения, и, в особенности, тот факт, что существенная часть кредитов была не в рублях, а в валюте (чего сейчас уже нет), сделал финансовую систему неустойчивой к внешним шокам.

Читайте также:  Как улучшить испорченную кредитную историю после просрочки, банкротства

Но сам по себе он не был его причиной. 

Ну и если посмотреть на показатели закредитованности схожих по уровню ВВП с Россией стран, то картина выглядит не так плохо. В России соотношение долга населения к ВВП — 16,2%, в Польше — 35%, в Турции — 17,4%. Кстати, в Малайзии этот уровень — 67%.

В целом, без дополнительных внешних шоков (например, введения очень жестких санкций), пока что ожидать банковского кризиса, вызванного плохими долгами, вряд ли оправданно.

Сейчас больше пугает не размер задолженности, а темпы ее роста.

Если россияне продолжат с такой же скоростью набирать кредиты, то это может само по себе стать достаточно серьезной проблемой, чтобы вызвать банковский кризис. 

Да, такая вероятность есть. И в этом случае мы можем увидеть повторение банковского кризиса, но только в ситуации, когда у государства будет гораздо меньше ресурсов для спасения проблемных банков.

Хотя больше стоит опасаться событий, которые могли бы снизить цену на нефть: санкции имели существенное влияние в 2014 году, во многом потому что служили сигналом общего разворота в отношениях между Россией и западными странам. Сейчас этот эффект уже отыгран, а вот от цены на нефть и другие ресурсы мы по-прежнему зависим очень сильно.

Прежде всего — не берите кредиты в валюте, если вы получаете зарплату в рублях. Избегайте ошибок, которые дорого стоили тем, кто взял валютную ипотеку до 2014 года. Рубль — ресурсная валюта, курс которой подвержен большим колебаниям. Чем меньше вы зависите от таких колебаний, тем лучше. 

Если у вас есть стабильный заработок и вы решаете, взять ли рублевый кредит сейчас или отложить это решение, то, вероятно, лучше сделать именно сейчас. В том числе и для того, чтобы, скажем, досрочно выплатить уже имеющиеся более дорогие кредиты.

Скорее всего, в ближайшее время кредиты снова станут дороже: падение рубля из-за нового раунда санкций и растущие инфляционные ожидания могут подтолкнуть ЦБ к повышению процентной ставки, что обычно приводит к удорожанию кредитов. К тому же, кредитный бум и ухудшение качества долгов может подтолкнуть ЦБ к ужесточению регулирования потребительских и ипотечных кредитов, так что взять их будет сложнее. 

Но будьте осторожны — брать кредит можно, только если вы уверены в том, что сможете его выплатить.

Не обманывайтесь низкими ставками по процентам — в условиях невысокой инфляции возвращать такие кредиты может быть даже сложнее, чем более дорогие кредиты в условиях высокой инфляции.

Заметного роста доходов в ближайшее время ожидать не приходится, так что, рассчитывая свои возможности по погашению кредита, стоит исходить из того, что ваша зарплата будет оставаться примерно такой же, как сейчас.

Ах, оставьте. Почему россияне стали отказываться от одобренных кредитов

Комментировать

В планах есть траты: например, давно намеченный ремонт. Денег в обрез, поэтому в строительных магазинах приходится держать себя в руках и ориентироваться не на «хочу», а только на «могу себе позволить».

Но сделать ремонт максимально красиво и качественно так хочется, что веришь в рекламу чудо-кредита и идёшь в банк. Уже в банке, подав заявку и читая кредитный договор, выясняется: ставка выросла, условия ухудшились. Смиряешься с положением дел и уходишь без кредита.

Почему россияне всё чаще отказывают банкам в ответ на их заманчивые предложения?

Бюро кредитных историй «Эквифакс» выяснило, что страна поменяла своё отношение к кредитам. Уменьшился take rate — процент кредитов от количества одобренных банками заявок от заёмщиков. Среди причин эксперты называют кризис и пандемию.

Да, нужны деньги, но условия займов всё чаще вдохновляют на финальном этапе уйти из банка без кредита. Так, по данным бюро, с января по август 2020 года только 31,9% заёмщиков согласились на условия банка взять кредит.

Для сравнения — в прошлом году этот показатель составлял 45%.

РБК приводит слова гендиректора «Эквифакс» Олега Лагуткина: конвертация одобренных заявок в выдачи отражает желание россиян брать кредиты.

Оно есть, поскольку в исследовании БКИ рассматривало только заявки от клиентов, не учитывая предварительно одобренные банковские предложения.

То есть: денег надо, но … их не надо? Проблема в том, что у заёмщиков сложности? Отчасти.

Реклама и мелкий шрифт

Как считают в банках, реакция граждан связана с коронавирусом и ограничениями. Пока болезнь не побеждена, многие боятся возвращения локдауна и проблем с работой.

В таких условиях многие предпочитают если уж не снизить, то не увеличивать кредитную нагрузку. В итоге осторожные клиенты сразу же отражаются «минусом» в банковской статистике.

Кроме того, представители кредитных организаций говорят о сложностях с оформлением займов. Весной люди не могли лишний раз добраться до банка или оформить нужные документы.

Ещё одна причина, о которой говорят представители отрасли, касается увеличения доли продаж через дистанционные каналы: часто клиенты «примериваются» к условиям и подают онлайн-заявки, чтобы подробно ознакомиться с кредитной программой.

Однако эксперты и аналитики прямо говорят о том, что россияне изменили своим кредитным привычкам. Не последнюю роль сыграли «ожидание и реальность». На фоне заявлений Центробанка о снижении ключевой ставки и соответственных понижений ставок по кредитам заёмщик ждал выгодных условий, но не получил их. Кредитный специалист Moody's Ольга Ульянова пояснила РБК:

При снижении ключевой ставки на 2 п. п. с начала года средние ставки потребительского кредитования опустились на меньшую величину

Маркетинговые уловки банков тоже могли снизить готовность россиян брать кредиты. В рекламе часто показывают условия, которые лишь отдалённо похожи на реальные.

А на самом деле клиент видит полную стоимость кредита заметно выше процентной ставки по кредиту, что связано с включениями страховых продуктов.

С другой стороны, в пандемию банки хотят обезопасить себя, поэтому чаще предлагают клиентам финансовую защиту.

Кредитный пузырь скоро лопнет

Россияне в очередной раз побили рекорд по объему потребительских кредитов наличными.

В августе 2021 года они взяли в банках необеспеченных займов на сумму 646,7 миллиарда рублей, что на 32,7% больше показателя прошлого года за тот же период.

По сравнению с июлем количество новых договоров выросло на 7,5%, а объем одобренных ссуд — на 6,9%. 42,5% всех августовских выдач или 275 млрд. руб. пришлись на Сбербанк.

«Впервые число кредитов наличными превысило 2 млн. штук — банки выдали 2,062 млн. кредитов. Средний размер кредита при этом изменился не сильно и составил 313,6 тыс. рублей», — подсчитали в аналитической компании Frank RG.

По данным Frank RG, доля кредитов наличными в общем объеме кредитования в августе выросла до 53,1%. Общий же объем выданных банками кредитов в августе этого года составил 1,22 трлн. рублей. Это на 21,7% больше, чем в августе 2020 года, но меньше исторического рекорда апреля этого года, когда банки выдали 1,3 трлн. рублей кредитов. И это еще данные без учета кредитных карт.

Эксперты связывают такой рост с несколькими факторами.

Во-первых, банки не сразу подняли процентные ставки по кредитам после повышения ключевой ставки ЦБ, и люди поспешили набрать еще не подорожавшие финансовые продукты.

Во-вторых, в августе завершается сезон отпусков и приходит пора готовить детей к новому учебному году. Выделенных властями десяти тысяч рублей на эти цели хватило далеко не всем и не на все, поэтому людям пришлось закрывать образовавшиеся дыры в бюджете кредитными средствами.

В-третьих, рост реальных доходов совсем не успевает за растущей инфляцией. В августе потребительские расходы на товары и услуги в России, по оценкам «СберИндекса» выросли на 16,2% год к году.

Официальная инфляция в августе составила 6,79%. Рост реальных располагаемых доходов населения во втором квартале 2021 года составил 6,8% в годовом сравнении после падения на 3,7% в первом.

По итогам 2020 года они упали на 3,5%.

Несмотря на такую неутешительную статистику, кредиты так или иначе придется отдавать, и с этим могут начаться серьезные проблемы. Уже сейчас многие берут займы, чтобы погасить ранее взятые ссуды. Недавний опрос финансового маркетплейса «Юником24» показал, что половина российских заёмщиков сомневаются, что смогут погасить кредит без просрочек.

Банки, между тем, очень охотно выдают даже необеспеченные кредиты, несмотря на то, что ЦБ пытается с этим бороться. Регулятор еще весной указывал на признаки раздувания пузыря в этом сегменте.

Глава Банка России Эльвира Набиуллина не раз отмечала, что для охлаждения рынка нужны полномочия на прямые количественные ограничения выдач некоторых видов ссуд.

Соответствующий законопроект был внесен в Госдуму этой весной, но пока не принят.

Как рассказал «СП» ведущий аналитик группы компаний «Финам» Алексей Коренев, кредитный пузырь в России может надуваться еще долго, а вот лопнуть способен практически в любой момент.

— Свойство любых финансовых пузырей, не только кредитных, но и на фондовом рынке, в том, что размер, до которых они могут надуться, прежде чем лопнуть, совершенно непредсказуем. Иногда кажется, что дальше уже точно некуда, а пузырь все надувается и надувается.

Американские рынки с момента дна пандемии выросли уже более чем в два раза. Заболеваемость коронавирусом продолжает расти, за третьей волной следует четвертая, потребительская активность падает, а пузырь на фондовом рынке продолжает надуваться, люди продолжают покупать.

То же самое происходит и с кредитами, правда, природа роста необеспеченных ссуд в России другая. Россияне теряют в доходах, но еще раньше они успели набрать кредитов, которые сейчас им нужно обслуживать. И делают это они за счет того, что берут новые займы, что и вызывает беспокойство у Банка России.

«СП»: — И все же, может ли этот пузырь лопнуть?

— Сказать, что пузырь надулся до того уровня, когда он может лопнуть, нельзя. Сейчас ситуация еще не настолько плоха. Во многих развитых странах доля ипотечных и потребительских кредитов намного выше, чем у нас.

Правда, там и с доходами дела обстоят лучше, и процентные ставки намного ниже. Россияне же берут кредиты, не умея правильно рассчитать свои силы и оценить кредитоспособность.

Значительная часть кредитов берется для того, чтобы погасить предыдущий заем, то есть перекредитоваться.

«СП»: — Как затормозить эту опасную тенденцию?

— ЦБ предлагает ужесточить требования к коэффициентам риска при формировании резервов под выданные ссуды и, скорее всего, это будет сделать. Потому что банки, конкурируя между собой и борясь за клиента, зачастую теряют страх.

В рекламных роликах все рассказывают о том, как легко и быстро взять кредит, но никто не рассказывает о том, как его потом гасить, а ведь проблема именно в этом.

Но банки предпочитают молчать, а клиенты попадают в хроническую долговую зависимость.

Второй момент в том, что Банк России неизбежно будет понимать ключевую ставку, потому что ему приходится бороться с высокой инфляцией. Высокие ставки по кредитам неизменно будут снижать интерес к заемным деньгам.

Пока ситуация не выглядит критически опасной, иначе ЦБ давно забил бы тревогу. Она ухудшается постепенно, кредитов выдается все больше, потому что доходы россиян падают, а совокупная задолженность домохозяйств — стабильно увеличивается. Люди попадают в долговую яму, из которой выбраться самостоятельно зачастую не могут, и попадают на банкротство.

Динамика банкротств за последние два года показывает совершенно сумасшедшие темпы. Количество обанкротившихся людей резко выросло. Поэтому риски надувания кредитного пузыря сохраняются, хотя пока ситуация не вышла из-под контроля.

Конечно, нулевых вероятностей быть не может. Но для того, чтобы кредитный пузырь лопнул, должно случиться что-то форс-мажорное. Например, обрушение финансовых рынков и новый масштабный мировой кризис. Пока мировая экономика выглядит неплохо, но, например, бац — и возникнет более опасный штамм коронавируса, который не лечится. Тогда все покатится вниз, зацепив и наш пузырь тоже.

«СП»: — Разве рост банкротств сам по себе не ведет к схлопыванию пузыря?

— В случае банкротства клиента банки несут потери. Но они будут терять больше, если не будут списывать безнадежную задолженность. Даже по просроченной задолженности создаются увеличенные резервы, а по безнадежной они еще больше. А что такое резервы? Это деньги, которые лежат у банка мертвым грузом и не работают.

Поэтому для банков иногда выгодней списать задолженность клиента или отдать ее коллекторам, получив какую-то долю с этого кредита, чем создавать дополнительные резервы.

К тому же, безнадежные долги негативно сказываются на операционно-финансовых показателях банка, его рейтингах и дальше по цепочке у него начинаются неприятности.

Именно поэтому банки готовы идти с клиентами на соглашение по реструктуризации задолженности.

Пока что ситуация с банкротствами не вышла на опасный уровень, хотя их число заметно выросло. Многие люди не совсем понимают, что такое банкротство, видят объявления на столбах, где написано «Избавляем от долгов», и не осознают, что большей части своего имущества они при этом лишатся.

«СП»: — Если исключить форс-мажорный сценарий, как люди в принципе будут рассчитываться по уже набранным кредитам?

— Для этого доходы должны расти быстрее, чем процентная ставка по кредитам. Тогда можно будет говорить о том, что у людей хватает денег и на потребление, и на погашение кредитов вместе с процентами. Потому что эти проценты достаточно высоки. Это в рекламе у нас обещают 5,9%, а если почитать форумы, выяснится, что люди берут займы под 17%.

Если доходы будут расти не на уровне 6% (да и то, есть сомнения в том, что росстатовские данные корректны), а хотя бы двузначными темпами, тогда россияне справятся с погашением кредитов и ситуация начнет исправляться сама. Правда, есть опасность, что они и кредитоваться под новые запросы начнут активно. Сейчас же без вмешательства ЦБ, без повышения ставок остановить эти негативные тенденции не получится.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *