Специалист в арбитражном процессе

14 октября 2019

Четыре случая, когда суд привлечет специалиста вместо эксперта

Консультация специалиста может существенно повлиять на позицию суда и исход дела. Когда целесообразно привлекать специалиста в процесс?

Специалист в арбитражном процессе

Зазулин Анатолий ИгоревичСтарший юрист

Для разрешения многих вопросов суду требуется применение специальных знаний. Например, когда нужно оценить стоимость имущества, определить давность документа, проверить подлинности подписи и т.п. Чаще всего в таких случаях суд назначает экспертизу. Между тем, суд также вправе привлечь специалиста для получения консультации.

Чем отличается специалист от эксперта в арбитражном процессе

Эксперт, согласно ч. 1 ст. 55 АПК РФ, – это лицо, которое обладает специальными знаниями и назначается судом для дачи заключения (проведения экспертизы). Как и эксперт, специалист обладает специальными познаниями в определенном предмете.

Разница между ними заключается в процессуальной роли – суд привлекает специалиста не для проведения исследования и дачи заключения, а для предоставления разъяснений, консультаций и изложения своего мнения (ч. 1 ст. 87.1 АПК). Таким образом, если эксперт выполняет исследовательскую роль, то специалист – консультационную. Это прямо подчеркивает ч. 2 ст. 87.

1 АПК, в которой указывается, что специалист дает именно устную консультацию. По сути, АПК понимает под специалистом внешнего консультанта.

Арбитражно-процессуальный кодекс не содержит перечня случаев, когда привлечение специалиста обязательно для суда: его участие должно быть обусловлено обстоятельствами конкретного дела. Рассмотрим, в каких случаях это возможно.

Разъяснение вопросов, связанных с назначением экспертизы или экспертным заключением

Отличие между экспертом и специалистом заключается не в уровне их специализации, а в функции, которую каждый из них призван выполнить в процессе. Задача эксперта состоит в проведении качественного исследования и подготовке ответов на поставленные судом вопросы.

Остальные моменты, относящиеся к экспертизе, но выходящие за пределы данных задач, можно отнести к компетенции специалиста, действующего в качестве независимого консультанта.

Большинство случаев привлечения специалиста в судебный процесс связано именно с необходимостью осуществления этой вспомогательной по отношению к судебной экспертизе функции.

Пленум ВАС прямо предусмотрел в п. 14 постановления от 04.04.2014 №23 возможность привлечения специалиста при возникновении необходимости в анализе заключения эксперта. Такие случаи не редкость, особенно если эксперт, который провел исследование, не является в судебное заседание или не дает вразумительных ответов по вопросам, возникшим у суда.

В таких случаях специалист может выступить:

Эксперт и специалист в судебном процессе. В чем разница?

Специалист в арбитражном процессе 2020-01-14 Рубрика: Новости

Судам часто приходится рассматривать дела, в которых присутствуют вопросы, связанные с техникой, наукой, лингвистикой и т.д., то есть для разрешения которых необходимо обладать профессиональными знаниями или навыками. Для того, чтобы иметь полную информацию об обстоятельствах дела, приходится привлекать лиц, обладающих познаниями в самых разных областях.

Для получения профессиональных и специальных знаний суд привлекает как экспертов, так и специалистов. Это лица, имеющие специальные знания и навыки и не заинтересованные в решения суда. Они участвуют в процессе, однако процессуальный статус эксперта и специалиста различен.

Разница между ними – в той функции, которую они должны выполнить в судебном разбирательстве.

Эксперт привлекается с целью изучения поставленных судом задач и составления по ним официального письменного заключения или отчета. Его задача – найти новые факты, новые доказательства.

Для изучения вопросов, не входящих в круг обязанностей эксперта, может быть привлечен специалист. Он осуществляет вспомогательную функцию – консультирует, дает разъяснения суду, руководствуясь своими профессиональными навыками. Никаких новых фактов он не устанавливает. Это его основное отличие от эксперта. Пояснения специалиста носят для суда важный, иногда решающий, но справочный характер.

Заключение специалиста может потребоваться суду и после проведения экспертизы. Иногда по вопросам экспертизы бывают нужны дополнительные разъяснения. Порой специалист нужен для оценки достоверности и полноты экспертизы, которая после его консультации, возможно, будет проведена повторно.

Специалист привлекается и на стадии, предшествующей назначению экспертизы. В этом случае он:

  • Высказывает мнение о необходимости проведения экспертизы в конкретном случае.
  • Оценивает, достаточно ли документации для проведения экспертного исследования.
  • Участвует в составлении перечня вопросов для экспертизы.
  • Часто бывают ситуации, когда нужна не экспертиза, а только информация в узкой области знаний.
  • Например, при рассмотрении имущественного спора между российской и зарубежной фирмой, суду приходится вникать в нюансы, связанные с иностранным корпоративным правом.
  • Вопросы применения в каком-либо технологическом процессе спорного прибора или устройства сможет прояснить только квалифицированный работник соответствующей отрасли, хорошо разбирающийся в деталях производства.
  • По вопросам, связанным с компьютерными технологиями (количество таких дел в судах растет), только участие специалиста может выявить наличие (или отсутствие) в компьютерах спорных программ.

В Российской Федерации функционирует суд по интеллектуальным правам, в котором эксперты и специалисты включены в рядовой штат сотрудников.  Остальные же суды вынуждены прибегать к помощи экспертов и специалистов извне, обращаясь в специализированные органы, агентства и организации.

Низкие цены или аффилированность: когда суд отведет эксперта — новости Право.ру

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов Если эксперт не нравится, можно заявить ему отвод. Шансы на успех такой просьбы юристы оценивают по-разному. Часто в арбитражном процессе стороны пытаются воспользоваться наиболее размытыми основаниями для отвода: тем, что эксперт не беспристрастен и зависит от других участников спора. Низкая цена работы не говорит о заинтересованности эксперта, считают суды. Другое дело – аффилированность с одной из сторон. В любом случае для успешного отвода ссылаться лучше на заинтересованность того эксперта, который будет проводить исследование, а не всей экспертной организации.

В арбитражном процессе отводы экспертам заявляются достаточно часто, особенно если сторона хочет в дальнейшем оспорить результаты экспертизы, рассказывает Ольга Дученко, старший юрист корпоративной и арбитражной практики АБ Федеральный рейтинг. группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство Профайл компании
. Но нельзя сказать, что суды охотно удовлетворяют такие ходатайства, добавляет она. Отвод эксперта и специалиста – довольно эффективная мера, считает Максим Степанчук, адвокат КА Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Антимонопольное право (включая споры) группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) Профайл компании
: «В нашей практике такие заявления часто удовлетворяются». По словам Ивана Веселова, партнера Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Цифровая экономика группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Международные судебные разбирательства группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Семейное и наследственное право группа Уголовное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Частный капитал 2место По выручке 2место По выручке на юриста (более 30 юристов) 5место По количеству юристов Профайл компании
, судебной практики по отводам экспертов немного: обычно эксперты уведомляют о конфликте интересов сразу при предоставлении в суд коммерческих предложений. 

По данным Caselook с 1 января 2020 года по 14 мая 2021 года, упоминание об отводах экспертов встречается в резолютивной части 183 арбитражных актов (161 в первой инстанции и 22 в апелляции). В 83% случаев в отводе отказали.

https://www.youtube.com/watch?v=Xw2vpceP33A

Больше всего отводов заявлялось по спорам о неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств по договорам подрядов и по банкротным делам.

  • при предыдущем рассмотрении этого же дела был в нем судьей и повторное участие в рассмотрении недопустимо по АПК;
  • при предыдущем рассмотрении этого же дела участвовал в нем как прокурор, помощник судьи, секретарь заседания, представитель, специалист, переводчик, свидетель, судья иностранного/третейского суда или арбитража;
  • проводил ревизию или проверку, материалы которых стали поводом для обращения в суд или используются при рассмотрении дела;
  • родственник лица, участвующего в деле, или его представителя;
  • делал публичные заявления или давал оценку по существу дела;
  • лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела или есть другие обстоятельства, которые могут вызвать сомнение в беспристрастности;
  • находится или раньше находился в служебной либо другой зависимости от лица, участвующего в деле, или его представителя*.

* ст. 21, 23 АПК

Последние два основания встречаются в судебной практике довольно часто. Это оценочные нормы, поэтому суды толкуют их по-разному. В похожих случаях один суд может удовлетворить ходатайство об отводе, а другой – отказать.

 Если сторона ранее представляла в материалы дела заключение лица, которого хочет допросить как специалиста, это послужит хорошим основанием для отвода, считает Максим Степанчук, адвокат КА Федеральный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Антимонопольное право (включая споры) группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) Профайл компании
. Специалист уже выразил свою позицию, а значит, существуют неустранимые сомнения в его беспристрастности.

Заинтересованность эксперта – это основание для отвода, а ошибки в исследовании – для дополнительной или повторной экспертизы, разъяснил 9-й ААС в деле № А40-66572/17. А 14-й ААС согласен , что заинтересованность эксперта можно рассматривать как основание и для отвода, и для повторной экспертизы (№ А05-3604/2014).

Когда суды отводят экспертов

В деле  № СИП-978/2019 эксперт дал правовую оценку решению Роспатента. Суд по интеллектуальным правам указал, что это компетенция суда, засомневался в беспристрастности такого эксперта и удовлетворил ходатайство об отводе.

  • на отсутствие беспристрастности указывает аффилированность стороны спора и экспертной организации. Этот факт проверяется в суде, который назначил экспертизу, и только по ходатайству участников процесса (дело № А81-5573/2017). Если такого заявления не было, в вышестоящей инстанции, скорее всего, не получится сослаться на аффилированность;
  • о заинтересованности в решении по делу могут говорить и другие связи с экспертной организацией. Например, возможность контролировать работу всей компании или конкретного эксперта (дело № А55-30011/2017).

АПК прямо называет только один вид зависимости от участвующего в деле лица, из-за которой специалиста и эксперта нужно отводить: служебная. 

Так, 20-й ААС напомнил, что работник одной из сторон не может выступать в качестве специалиста (дело № А62-10036/2017). Еще дальше пошел Суд по интеллектуальным правам.

Компания оспаривала решение Роспатента, экспертом должен был стать бывший работник Федерального института промышленной собственности – подведомственного Роспатенту учреждения.

СИП решил, что этот сотрудник раньше зависел от ведомства и удовлетворил заявление об отводе (дело № СИП-664/2018). В этом споре СИП не стал определять вид зависимости, использовал формулировку «в служебной или иной зависимости». 

Относится ли конкретная связь к иной зависимости, суды определяют по своему усмотрению в каждом конкретном деле. Например, АС Челябинской области отвел эксперта, потому что установил договорную связь с конкурсными кредиторами (дело № А76-20232/2016). Здесь, как и в ряде других споров, суд сослался на отсутствие беспристрастности и наличие зависимости одновременно (п. 5 и 6 ст. 21 АПК). 

Читайте также:  Оформление наследства у нотариуса

Когда суды не отводят экспертов

Для успешного отвода ссылаться лучше на заинтересованность того эксперта, который будет проводить исследование, а не всей экспертной организации (дело № А79-11813/2015). В деле № А43-37907/2017 истец говорил, что экспертная организация, ответчик и третье лицо входят в одну рабочую группу региональной общественной палаты. Но 1-й ААС суд решил, что это не свидетельствует о заинтересованности конкретных экспертов.

https://www.youtube.com/watch?v=vy28Wq8P3Hs

Договорные обязательства экспертной организации перед учредителем одной из сторон спора о заинтересованности эксперта не свидетельствуют, решил АС Восточно-Сибирского округа в деле № А19-18835/2018. Правда, учредителем в этом деле был муниципалитет, а стороной разбирательства – казенное учреждение.

Иногда  заинтересованность эксперта пытаются обосновать низкой ценой и короткими сроками исследования. Получается не всегда. Так, в банкротном споре оценщик обещал за три дня и 5000 руб. проверить 10 объектов. АС Калужской области  решил, что все это не говорит о заинтересованности эксперта  (№ А23-1030/2016).

В деле № СИП-978/2019 эксперт и представитель стороны учились в одном высшем учебном заведении. Другой стороне это не понравилось, она попыталась отвести эксперта. Но Суд по интеллектуальным правам решил, что диплом вуза сам по себе не говорит о заинтересованности такого эксперта.

Заявлять отвод нужно вовремя

Подать ходатайство об отводе нужно до начала рассмотрения дела по существу (ч. 2 ст. 24 АПК). Отвод можно заявить и после, но тогда придется обосновывать, что раньше об основании для него не было известно.

Об отводе эксперта желательно заявлять еще на стадии его выбора или сразу после назначения, говорит Степанчук. «Есть судебная практика, которая признает ненадлежащими заявления об отводах, сделанные уже после предоставления в материалы дела экспертного исследования, если основания для отвода были известны лицу, участвующему в деле, до окончания проведения экспертизы», – объясняет он.

Кандидатура эксперта или специалиста вызывает сомнения. Как правильно заявить отвод

На практике стороны редко заявляют ходатайства об отводе эксперта или специалиста. Но именно своевременное заявление такого ходатайства позволит избежать в дальнейшем получения заключения или пояснения, которое будет отражать процессуальную позицию оппонента.

Основания для отвода эксперта и специалиста

Отвод эксперта и специалиста возможен по основаниям, предусмотренным АПК для отвода судьи, но с некоторыми изменениями.

Эксперт и специалист подлежат отводу, если они:

  • при предыдущем рассмотрении данного дела участвовали в нем в качестве судьи и повторное участие в рассмотрении дела в соответствии с требованиями настоящего Кодекса является недопустимым;
  • при предыдущем рассмотрении данного дела участвовали в нем в качестве прокурора, помощника судьи, секретаря судебного заседания, представителя, специалиста, переводчика или свидетеля;
  • при предыдущем рассмотрении данного дела участвовали в нем в качестве судьи иностранного суда, третейского суда или арбитража;
  • являются родственниками лица, участвующего в деле, или его представителя;
  • лично, прямо или косвенно заинтересованы в исходе дела либо имеются иные обстоятельства, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности;
  • находятся или ранее находились в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле, или его представителя;
  • делали публичные заявления или давали оценку по существу рассматриваемого дела (ст. 21, 23 АПК).

Дополнительное основание для отвода эксперта. Эксперт подлежит отводу в случае, если он проводил ревизию или проверку, материалы которых стали поводом для обращения в арбитражный суд или используются при рассмотрении дела.

При наличии одного из указанных выше оснований эксперт или специалист обязаны заявить самоотвод. Ходатайство об отводе эксперта или специалиста также могут заявить лица, участвующие в деле. Вопрос об отводе также может поставить суд.

Во всех названных случаях вопрос об отводе разрешается судом, рассматривающим дело.

Заинтересованность или наличие пристрастности

Независимость эксперта и объективность его исследования является основной гарантией справедливого судебного решения, основанного на экспертизе. Как правило, к специалисту предъявляются аналогичные требования.

Стороны часто приводят довод о заинтересованности в качестве основания для отвода эксперта или специалиста, однако не каждое доказательство наличия пристрастности указанных лиц суд воспримет как достаточное для отвода.

Положение пп. 5 ч. 1 ст. 21 АПК сформулировано таким образом, что для отвода эксперта или специалиста необходимо установить обстоятельства, могущие вызвать сомнение в беспристрастности. Судебная практика показывает, что стороны пользуются всеми возможными доводами, чтобы заронить сомнение в беспристрастности привлекаемых экспертов и специалистов.

Сроки и стоимость экспертного заключения. Распространенным доводом сторон для отвода эксперта являются сведения о предлагаемых сроках и порядке осуществления экспертного исследования.

Сторона может заявить о том, что короткие сроки проведения экспертизы, указанные экспертом в своем письме, и заниженная стоимость означают, что эксперт заинтересован в исходе дела.

Суды, как правило, не принимают во внимание подобные обстоятельства[1].

Факт взаимосвязи между экспертом и стороной по делу. В одном деле истец заявил ходатайство об отводе эксперта в связи с его заинтересованностью в исходе дела (пп. 5 ч. 1 ст. 21 АПК) и нахождением в служебной зависимости от лица, участвующего в деле (пп. 6 ч. 1 ст. 21 АПК).

Подтверждалось это тем, что руководитель экспертной организации, осуществляющей экспертизу по делу, является также руководителем другой экспертной организации, на заключении которого были основаны возражения ответчика.

Суд пришел к выводу, что эксперт находится в прямой служебной зависимости от лица, составившего досудебное экспертное заключение в пользу ответчика. Это делает его заинтересованным в исходе дела[2].

Это определение является достаточно характерным примером, так как зачастую негосударственные экспертные организации регистрируют несколько юридических лиц, чтобы создать множественность организаций, в которых фактически работают несколько экспертов.

Факт аффилированности между стороной и экспертной организацией. Суд оценил доводы ходатайства об отводе экспертов Торгово-промышленной палаты одного из субъектов РФ, установил, что истец являлся членом указанной Торгово-промышленной палаты. Хотя членство прекратилось за 2 года до рассмотрения дела, суд счел это основанием для отвода[3].

Другая ситуация.

Компания, входящая в группу компаний, к которой также относится истец, опубликовала на сайте исследование, выполненное учреждением и специалистом, которые предлагались самим истцом в качестве кандидатуры экспертной организации и эксперта. Суд пришел к выводу о том, что «предложенное Обществом экспертное учреждение имеет доверительные и рабочие отношения с группой компаний , которые могут повлиять на объективность экспертизы по настоящему делу»[4].

Служебная зависимость от лица, участвующего в деле.

Если эксперт, которому поручено проведение экспертизы или специалист, дающий пояснения, находились или находятся в служебном или ином положении, в котором сторона по делу способна оказывать на него влияние, это является основанием для отвода. Указанное основание тесно связано с предыдущим, поскольку наличие зависимости от стороны по делу прямо подразумевает отсутствие независимости и беспристрастности эксперта.

Например, суд пришел к выводу о том, что работник одной из сторон не может быть привлечен к участию в деле в качестве специалиста[5]. 

Однако не будет основанием для отвода тот факт, что руководителем экспертной организации является бывший сотрудник ответчика. Как указал суд «доказательства того, что непосредственно эксперт , которому поручено проведение судебной экспертизы, находится или ранее находился в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле или его представителя, ответчиком не представлено»[6].

Наличие служебной зависимости эксперта или специалиста от стороны по делу сложно доказать, поскольку сторона, как правило, не имеет доступа к доказательствам, обосновывающим трудовые правоотношения. Однако наличие иного зависимого положения, доказанное сторонами документально, может стать основанием для отвода.

Иная зависимость. Одним из доказательств наличия иной зависимости может являться факт участия эксперта в качестве представителя стороны в другом деле.

Это предусматривает отстаивание имущественных интересов доверителя и влечет обоснованные сомнения в беспристрастности эксперта[7].

Также суд признал обоснованными доводы стороны, которые подтверждали, что эксперт, проводящий экспертизу, ранее был конкурсным управляющим в деле, в котором стороны по делу были представителями конкурсного управляющего[8].

Участие при предыдущем рассмотрении дела в качестве иного лица. Статья 21 АПК ограничивает эксперта и специалиста в участии в деле в случае, если они при предыдущем рассмотрении дела участвовали в нем в качестве лиц, содействующих осуществлению правосудия.

С такой ситуацией можно столкнуться, например, когда специалист привлекался к участию в деле для дачи пояснений в суде первой инстанции, а в апелляции после перехода к рассмотрению дела по правилам первой инстанции сторона заявляет его в качестве кандидатуры эксперта.

В таком случае суд удовлетворит ходатайство об отводе[9].

Проведение экспертизы или проверки, материалы которой стали поводом для обращения в суд.

Данное основание относимо только к отводу эксперта и направлено на то, чтобы избежать ситуации, в которой эксперт проводит исследование, выводы которого будут предопределены его же досудебным заключением.

Поскольку стороны часто предлагают в качестве кандидатуры эксперта знакомого им специалиста из организации, сотрудничество с которой уже осуществлялось, подобное основание также является достаточно распространенным.

Суд указал, что основанием для отвода эксперта, проводившего исследование о буровзрывных работах, является наличие в материалах дела его же выводов о характере этих работ, выполненных несколькими годами ранее[10].

В другом деле истец положил в основу иска результаты таможенной экспертизы, проводимой региональным таможенным управлением.

Суд применил положения АПК об отводе и отказал в удовлетворении ходатайства о поручении экспертизы Центральному экспертно-криминалистическому таможенному управлению, поскольку эксперты этого учреждения были бы связаны выводами своего филиала, на основании которых был заявлен иск[11].

Недостаточность квалификации — не основание для отвода эксперта или специалиста

Специалист в гражданском процессе

Участие специалиста в осмотре письменных и вещественных доказательств закреплено в ст. 181 ГПК и 183 ГПК.

Участвуя при необходимости в подобных осмотрах, специалист изучает объекты, которые ему предъявляются судом.

По результатам такого изучения он может обратить внимание суда и сторон на признаки изменения первоначального состояния документа или вещественного доказательства, указать предположительно, какие обстоятельства (факторы, действия) могли вызвать эти изменения, как это может отразиться на потребительских свойствах вещи (вещественного доказательства), дать пояснения по возможным дальнейшим изменениям объекта и т.п.

При осуществлении осмотра письменных и вещественных доказательств на месте (ст. 184 ГПК), если их невозможно или затруднительно представить в суд, консультация и пояснения специалиста могут касаться тех же вопросов, что и при выполнении действий ст. 181, 183.

Однако при осмотре на месте вещественных доказательств специалист может обратить внимание суда не только на те или иные признаки вещественного доказательства, но и на объекты окружающей его обстановки: следы воздействия на вещественном доказательстве, вблизи его, следы от его воздействия, связь вещественного доказательства с другими объектами (например, поврежденное огнем вещественное доказательство и воздействие пламени вокруг него и т.п.).

Читайте также:  Упрощенная процедура банкротства физ. лиц в 2022 году — условия, стоимость, документы.

При осмотре на месте результаты осмотра заносятся в протокол судебного заседания. В соответствии с ч. 3 ст.

184 ГПК к протоколу при этом прилагаются сделанные в ходе и по результатам осмотра планы, схемы, чертежи, копии документов, сделанные в ходе осмотра видеозаписи, фотоснимки вещественных и письменных доказательств.

Большая часть этих технических действий может быть выполнена специалистом, участвующим в осмотре. К протоколу судебного заседания прилагается также консультация специалиста в письменной форме.

Участие специалиста при воспроизведении аудио или видеозаписей закреплено в ст. 185 ГПК.

Такие процессуальные действия осуществляются либо в зале суда, либо в другом специально оборудованном помещении. Целью является просмотр и прослушивание записи судом и лицами, участвующими в деле, после чего лица, участвующие в деле, дают объяснения по поводу прослушанных записей.

При современном уровне техники общения и фиксации речи говорящих, значение рассматриваемого процессуального действия представляется достаточно важным в плане доказывания тех или иных обстоятельств, переговоров, устных обязательств, высказанных намерений, угроз, оказания давления на говорящего и т.п.

В ч.3  статьи 185 ГПК указано: «В целях выяснения содержащихся в аудио или видеозаписи сведений судом может быть привлечен специалист. В необходимых случаях суд может назначить экспертизу«.

Данная формулировка недостаточно безупречна, поскольку не не достаточно четко определяет цель привлечения специалиста и задачи, которые ему надлежит решить для достижения этой цели.

Цель определяется как: выяснение содержащихся в записи сведений. Если это сведения о механизме записи, об идентификации говорящих по голосу (речи), то решение этих вопросов требует исследований, которые специалист проводить не вправе (ст. 188 ГПК). Для решения этих вопросов суд назначит экспертизу.

Можно предположить, что консультация и пояснения специалиста касаются сведений, содержащихся в аудио- или видеозаписи. Учитывая, что специалист является сведущим лицом в какой-то определенной области (науки, техники, искусства, ремесла), его консультация и пояснения должны являться выражением его специальных познаний.

Следовательно, он может консультировать суд по вопросам специальных терминов, зафиксированных в фонозаписи; обратить внимание суда и лиц, участвующих в деле, на те или иные обстоятельства, имеющие значение для дела, которые он как специалист воспринимает зрительно или на слух при воспроизведении аудио- или видеозаписи.

Привлечение специалиста на стадии назначения экспертизы для консультативной помощи суду (ст. 188 ГПК), сторонам может быть весьма результативным.

Специалист (сведущее лицо) поможет суду определиться, экспертиза какого рода (вида) может быть назначена в данной ситуации, какие обстоятельства могут быть установлены с ее помощью, какие объекты, сравнительные образцы, пробы, эталоны должны быть представлены в распоряжении эксперта, какие материалы дела относятся к предмету этой экспертизы. Специалист может проконсультировать суд и стороны по поводу вопросов, которые могут быть заданы эксперту, и их формулировок, указать приблизительную длительность процесса исследования объектов, пояснить, почему именно данные объекты и материалы дела требуются для производства экспертизы.

Подобная консультация специалиста ценна тем, что при ее надлежащем качестве и безошибочности она позволяет существенно сократить сроки проведения экспертизы, так как надлежащий отбор и оформление объектов исследования и материалов дела, направляемых на экспертизу, способны исключить необходимость запроса документальных материалов экспертом и уточнить сформулированные в определении суда вопросы.

Участие специалиста в подготовке материалов для экспертизы и ее назначения способствует повышению эффективности этих действий. В сложных случаях назначения экспертизы, в особенности экспертиз повторных, комплексных, экспертиз, назначаемых редко, консультативная помощь специалиста — необходима.

Участие специалиста при допросе свидетелей (ст. 177 ГПК, 179 ГПК).

Участие специалиста в допросе свидетелей может осуществляться:

  1. Для уточнения показаний свидетелей, касающихся специальных вопросов, относящихся к области познаний специалиста.
  2. Для оказания консультативной помощи суду в осуществлении самого допроса и оценке его результатов.

При допросе свидетеля (ст. 177 ГПК) специалист может обращать внимание суда на обстоятельства, о которых дает показания свидетель, и которые требуют пояснения как относящиеся к сфере специальных знаний сведущего лица (специалиста). Для этого ему должна быть предоставлена возможность задавать через председательствующее лицо или с его разрешения вопросы свидетелю.

Подобная консультация специалиста может потребоваться суду и тогда, когда дают объяснения участвующие в деле лица. Например, реальна ли определенная техническая возможность, на которую ссылаются стороны, какие технические нормы и нормативы регулируют рассматриваемые технические процессы и технологии, какими нормативными актами регулируется техническая деятельность должностного лица и т.п.

В данном случае участия специалиста в допросе носит принципиально иной характер. Здесь речь идет о помощи специалиста в тактике и методике допроса — ст. 179 ГПК.

В соответствии с этой статьей, допрос свидетеля в возрасте до четырнадцати лет, а по усмотрению суда и при допросе свидетеля в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет, осуществляться в присутствии педагогического работника, который вызывается в суд.

Педагогический работник вызывается в подобных ситуациях в качестве специалиста в области детской (подростковой) психологии. ГПК не устанавливает ни минимального, ни предельного возраста для лиц, выступающих в роли свидетелей. Допрос в гражданском процессе может касаться ребенка в возрасте нескольких лет, способного давать показания.

В подобных случаях необходима квалифицированная помощь специалиста-педагога, владеющего знаниями и умениями психологии, или специалиста-психолога. Такой специалист может помочь суду установить психологический контакт с несовершеннолетним свидетелем, определить, правильно ли воспринимает допрашиваемый вопросы суда и сторон, отдает ли он себе отчет в своих ответах и т.п.

Подобное применение специальных познаний при допросе не исчерпывается, только привлечением педагогического работника, суд может столкнуться с необходимостью допроса свидетеля глухонемого, лица с дефектами речи. В этих случаях потребуются специалисты, понимающие язык глухонемых, логопед.

Нельзя исключить варианты допроса свидетелей умственно отсталых, свидетелей, неадекватно воспринимающих обстоятельства и дающих о них искаженную информацию.

При наличии у суда оснований считать, что суд столкнулся именно с таким или подобным случаем, целесообразно привлечение в качестве специалиста для участия в допросе врача-психиатра, специалиста-психолога, а возможно и вызов в судебное заседание и психиатров, и психологов.

В соответствии со ст. 64 ГПК лица, участвующие в деле, имеющие основания опасаться, что предоставление необходимых для них доказательств впоследствии окажется невозможным или затруднительным, могут просить суд об обеспечении этих доказательств.

Чаще всего обеспечение доказательств осуществляется судом (судьей) в виде осмотра вещественных доказательств. Это касается вещественных доказательств, свойства которых могут измениться до стадии судебного разбирательства или проведения экспертизы.

Например, скоропортящиеся продукты, нарушение плодородного слоя земельного участка, загрязнение водоема и т.п. Осмотры могут касаться письменных доказательств, они осуществляются как в суде (если объект может быть доставлен в суд), так и на месте.

Во всех подобных случаях специалист выполняет действия применительно к его участию в осмотрах (ст. 181, 183, 184).

Он обращает внимание суда на свойства и признаки осматриваемых объектов, почему их необходимо зафиксировать в протоколе осмотра, консультирует по поводу экспертного исследования этих объектов для направления их на экспертизу, составляет планы, схемы, фотографирует, фиксирует видеозаписью.

Специалист может участвовать в обеспечении доказательств не только судом, который будет рассматривать данное дело или в районе деятельности которого будет рассматриваться дело (ст. 65 ГПК), но и в обеспечении доказательств иным судом, выполняющим это действие в порядке судебного поручения (ст. 62 ГПК). Действия его в подобных случаях аналогичны тем, которые были изложены выше.

Лицо, вызванное в качестве специалиста, обязано явиться в суд (ч. 2 ст. 188 ГПК). Это распространяется на все случаи, в том числе и на те, когда специалист имеет основание заявить самоотвод, и на те, когда он считает себя некомпетентным в тех вопросах, по которым суд ждет его консультаций или пояснений.

При вызове специалиста в суд явка его является обязательной. Если суд признает, что специалист не явился по неуважительной причине, специалист может быть подвергнут штрафу (ст. 168 ГПК). Самоотвод специалиста, равно как и его отвод осуществляется по тем же основаниям и в том же порядке, что и рассмотренные ранее в отношении эксперта (ст. 18, 19, 20).

Явившийся в суд специалист, после сообщения судьи, кто участвует в судебном заседании в качестве специалиста (ст. 164 ГПК), может реализовать свои права и обязанности, давать консультации, пояснения, оказывать техническую помощь, отвечать на вопросы, связанные с его консультацией или пояснениями. Задавать вопросы специалисту может суд, а также лица, участвующие в деле (ст. 35 ГПК).

Консультации и пояснения специалиста не являются доказательствами, они не указаны в числе последних (ст. 55 ГПК), а призваны способствовать суду в надлежащем понимании специфических вопросов.

Специалист вызывается в суд в том же порядке, что и эксперт (ст. 113 ГПК). Вопрос о привлечении к участию в процессе специалиста решается судом (судьей) при подготовке дела к судебному разбирательству (п. 8 ч. 1 ст. 150 ГПК). Специалист может быть вызван как по ходатайству стороны, так и по инициативе суда (ч. 4 ст. 188 ГПК).

Консультации и пояснения специалиста, хотя и не являются доказательствами, не могут быть проигнорированы судом. Ст. 157 ГПК «Непосредственность, устность и непрерывность судебного заседания» предписывает суду при рассмотрении дела обязанность непосредственно исследовать и заслушать консультации и пояснения специалиста в числе других сведений.

В судебном заседании специалисту разъясняются его обязанности (ст. 171 ГПК), хотя в отличии от эксперта он не предупреждается об уголовной ответственности, он не дает какой-либо подписки (ст. 171 ГПК).

Как уже отмечалось, специалист дает консультации суду в устной или письменной форме. Устная консультация заносится в протокол судебного заседания, письменная приобщается к делу (ч. 3 ст. 188 ГПК).

Для разъяснения и дополнения консультации специалисту могут быть заданы вопросы. Первым задает вопросы сторона, по заявлению которой привлечен специалист, представитель этого лица. После этого вопросы задают другие лица, участвующие в деле, их представители.

Если специалист вызван по инициативе суда, то первым задает вопросы истец, его представитель, а затем другие лица, участвующие в деле. Судья (суд) имеет право задавать вопросы специалисту в любой момент его допроса (ч. 4 ст. 188 ГПК).

КС: В арбитражных спорах допустимо участие иных представителей юрлица, помимо адвоката или юриста

Конституционный Суд вынес Постановление № 37-П/2020 по жалобе ООО «Александра» и его учредителя Константина Бударина на ряд норм АПК РФ, регламентирующих порядок участия в арбитражном судопроизводстве представителей юридического лица.

Повод для обращения в КС и позиция заявителей

При рассмотрении кассационной жалобы общества на судебные акты по оспариванию решения налогового органа арбитражный суд округа не допустил до судебного разбирательства одного из его учредителей и исполнительного директора Константина Бударина в качестве представителя этого юрлица.

Отказ суд округа мотивировал тем, что Бударин как не является генеральным директором ООО, так и не имеет высшего юридического образования или ученой степени по такой специальности.

Читайте также:  Отказ от права собственности

В связи с этим в кассационной инстанции интересы общества защищали два его представителя по доверенности, удовлетворяющие квалификационным требованиям.

В жалобе в Конституционный Суд заявители указали, что ч. 3 ст. 59, ч. 4 ст. 61 и ч. 4 ст.

63 АПК противоречат Основному Закону, поскольку не позволяют участнику (учредителю) ООО, являющемуся его исполнительным директором, глубоко осведомленному о специфике его предпринимательской деятельности и до того успешно выступавшему представителем в спорах с участием общества, представлять интересы последнего в арбитражном суде на основании доверенности без юридического образования.

КС проанализировал порядок судебного представительства в ряде отраслей права

После изучения материалов дела высшая судебная инстанция напомнила, что право на судебную защиту не предполагает выбора по своему усмотрению любых ее способов и процедур, а право вести свои дела в суде через самостоятельно избранного представителя не означает возможности участия в судопроизводстве любого лица в качестве представителя. В свою очередь, законодатель уполномочен установить критерии квалифицированной юридической помощи и обусловленные ими особенности допуска тех или иных лиц в качестве защитников или представителей в конкретных видах судопроизводства, но при этом должен обеспечиваться баланс публичных интересов и законных интересов лица.

В рамках арбитражного судопроизводства отступление от принципа диспозитивности при выборе представителя возможно, лишь если установленные законодателем ограничения продиктованы конституционно значимыми целями.

При этом подходы, продиктованные, к примеру, спецификой административного судопроизводства с участием граждан по конкретным делам, предметом которых были публичные отношения, не связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, не могут быть автоматически распространены на любые дела с участием организаций в арбитражном процессе.

Конституционный Суд также отметил, что, в отличие от граждан, организации по своей природе не могут непосредственно участвовать в судопроизводстве, поэтому отсутствие у них возможности иметь представителя для реализации своих прав как участника арбитражного процесса лишало бы их самого права на судебную защиту на основе конституционных принципов состязательности и равноправия сторон. Таким образом, подчеркнул Суд, оспариваемые заявителями нормы устанавливают лишь минимальный стандарт обеспеченности участников арбитражного судопроизводства квалифицированной юридической помощью. Соответственно, они предполагают необходимость того, чтобы в случае ведения лицом дела в арбитражном суде через представителей (за исключением лиц, которые в силу закона, иного правового акта или учредительного документа уполномочены выступать от имени организации) оно гарантированно бы имело профессионального представителя.

При этом, пояснил КС, такие нормы не ограничивают право лиц, участвующих в деле, иметь нескольких представителей.

«Такая возможность – когда хотя бы один представитель в силу императивного указания закона должен иметь высшее юридическое образование либо ученую степень по юридической специальности, а иные в силу обусловленной их статусом учредителей (участников) или трудовыми отношениями правовой связи между ними и организацией обладают практическими познаниями и могут довести до суда значимую информацию применительно к тем отношениям с участием данной организации, спор из которых вынесен на разрешение арбитражного суда, – отвечает как цели реализации права на доступ к суду, так и целям достижения процессуальной эффективности, экономии в использовании средств судебной защиты, прозрачности осуществления правосудия, поскольку позволяет сторонам разбирательства представить суду свои доводы максимально компетентно, наиболее полно раскрыть детали спорных материальных правоотношений», – отмечено в постановлении.

Следовательно, спорные нормы, требуя, чтобы при наличии у лица, участвующего в деле, нескольких представителей хотя бы один из них (за исключением лиц, осуществляющих представительство в силу закона, иного правового акта или учредительного документа организации) имел высшее юридическое образование либо ученую степень по такой специальности, не возлагают те же квалификационные ограничения на иных представителей данного лица. Такое правило не расходится и с подходами, принятыми законодателем в иных отраслях права (в частности, уголовно-процессуальном).

В налоговых спорах могут участвовать и представители юрлица без высшего юридического образования

«Такой исключительно формальный критерий, как наличие высшего юридического образования либо ученой степени в области права, а равно адвокатского статуса, не дает реальной гарантии оказания представителем эффективной помощи, поскольку многообразие споров, входящих в компетенцию арбитражных судов, сложность в регулировании отдельных правоотношений позволяют утверждать, что даже самый опытный адвокат не может быть достаточно компетентным во всяком арбитражном деле. Во многих случаях о необходимой квалификации для ведения дела может свидетельствовать наличие у лица, вовлеченного в деятельность представляемой организации, не столько юридического, сколько иного специального образования», – отметил КС.

Суд добавил, что отсутствие возможности привлечь в качестве представителей (наряду с адвокатами и другими лицами, имеющими высшее юридическое образование либо ученую степень по юридической специальности) тех лиц, которые связаны с организацией и в силу корпоративного участия, имущественных, трудовых отношений способны оказывать влияние на ее деятельность, несоразмерно ограничивало бы права участвующей в деле организации довести до суда свою позицию в тех случаях, когда организация заинтересована в представлении суду их объяснений.

В рассматриваемом деле, пояснил КС, Константин Бударин был глубоко вовлечен в деятельность общества, а его объяснения могли содержать ценную для суда информацию, так как рассмотрение налоговых споров касается разрешения не только сугубо правовых вопросов, но и правильности ведения бухгалтерского и налогового учета и отчетности, а такой вид деятельности осуществляют бухгалтеры, аудиторы и в целом лица, имеющие финансовое и экономическое образование. При этом в налоговых спорах распространена практика совместного представительства интересов налогоплательщика с участием одновременно профессионального юриста и профильного работника организации (исполнительного директора, главного бухгалтера, бухгалтера), обладающего финансовым или экономическим образованием и сведущего в тех аспектах ее деятельности, которые подлежат судебному исследованию. Следовательно, заявители по делу столкнулись с неоправданным и непропорциональным ограничением права на судебную защиту.

В связи с этим Суд признал оспариваемые нормы соответствующими Конституции и распорядился пересмотреть судебные акты по делу заявителей.

Эксперты «АГ» поддержали выводы КС

Адвокат практики разрешения споров юридической фирмы «Инфралекс» Михаил Гусев отметил, что постановление Конституционного Суда разрешает достаточно спорный вопрос о применении положений АПК РФ, касающихся ограничения участия в деле представителей, не имеющих высшего юридического образования.

Президент подписал закон о процессуальной реформе Верховного СудаЗакон вступит в силу со дня начала деятельности апелляционных и кассационных судов общей юрисдикции

По мнению эксперта, позиция Суда представляется обоснованной и логичной, поскольку нормы АПК РФ преследуют прежде всего не цели ограничения права участников споров на судебное представительство, а цель обеспечения представления интересов лиц, участвующих в деле, квалифицированными представителями. «При этом, как верно отметил Конституционный Суд, по отдельным категориям споров (например, по вопросам налогообложения организаций) участникам споров требуется не только квалифицированная юридическая помощь, но и детальное знание и понимание внутренней деятельности организации. Представляется, что изложенный КС РФ подход позволит снизить риск необоснованного отказа в привлечении в качестве представителей по арбитражным делам лиц, непосредственно участвующих в управлении делами организаций. Такой подход при его реализации может привести к рассмотрению судами споров с учетом всех обстоятельств, имеющих существенное значение для дела, включая обстоятельства деятельности отдельно взятой организации», – убежден Михаил Гусев.

Юрист ART DE LEX Александра Козина напомнила, что Законом от 28 ноября 2018 г. № 451-ФЗ введено дополнительное требование для договорного представительства – наличие у представителя высшего юридического образования, при этом оно не предъявляется для органов юрлиц в силу ч. 4 ст. 53 АПК РФ, п. 1 ст. 53 ГК РФ.

«Конституционный Суд допустил отход от указанных правил о наличии высшего юридического образования для иных лиц, не входящих в состав органов юридического лица, при наличии следующих критериев: лицо находится в тесной связи с организацией, обладает специальными знаниями, необходимыми для разрешения спора, и кроме него в процессе участвует хотя бы один профессиональный представитель. К таким выводам Суд приходит, выявляя цель введенных в 2018 г. новелл – минимальный стандарт обеспеченности сторон процесса квалифицированной юридической помощью, но стоит отметить, что это весьма вольное толкование императивной процессуальной нормы», – отметила она.

По словам эксперта, Конституционный Суд пытается исправить те отрицательные тенденции судебной практики, которые были выявлены по прошествии почти года с момента вступления в силу поправок в процессуальные кодексы.

«Но и с теоретической, и с практической точки зрения Суд делает это неидеально, так как он не отвечает на ряд вопросов, которые, скорее всего, возникнут по ходу применения его позиции.

В частности, означает ли, что для введения в процесс штатного сотрудника организации со специальными знаниями всегда необходимо будет привлекать юриста как второго представителя? А если в процессе в качестве представителя выступает руководитель организации? Иными словами, поскольку п. 3 ст.

59 АПК РФ разрешает руководителям организации представлять ее интересы в суде единолично, будет ли достаточно его присутствия для допуска в процесс иных штатных сотрудников по аналогии с делом в фабуле постановления?» – задалась вопросом Александра Козина.

Адвокаты прокомментировали наиболее интересные позиции по экономическим спорам из Обзора ВС № 1При этом наибольшее внимание было уделено делам о банкротстве и налоговым спорам, имеющим важное значение для практики

По мнению эксперта, положительный ответ на данный вопрос полностью нивелирует требования п. 3 ст.

59 АПК РФ для организаций. «Это означает, что норма изначально была несовершенной, так как она не отвечает запросам практики. Отрицательный ответ налагает на организации дополнительное бремя по найму юристов для того, чтобы “допустить” в процесс нужного представителя, а это бессмысленные дополнительные издержки.

Вне зависимости от ответа указанная проблема обозначила очевидные минусы введения образовательного ценза для представительства в суде. Это отмечает и Конституционный Суд: “…даже самый опытный адвокат не может быть достаточно компетентным во всяком арбитражном деле”.

Логичным выводом из этого посыла было бы отдать на откуп организациям выбирать себе представителя из числа штатных сотрудников, если того требуют обстоятельства дела.

Если же организация хочет воспользоваться услугами внешнего консультанта, то требование о высшем юридическом образовании не вызывает возражений, о чем Конституционный Суд уже неоднократно высказывался», – полагает юрист.

Александра Козина добавила, что Верховный Суд РФ также стремится скорректировать норму ч. 3 ст. 59 АПК РФ. «Например, в Обзоре судебной практики № 1 от 10 июня 2020 г. Суд допустил представительство без высшего юридического образования по делам о несостоятельности (банкротстве), сославшись на Закон о банкротстве № 127-ФЗ.

Остается надеяться, что в скором времени появится разъяснение об объеме процессуальных правомочий, для реализации которых необходимо соблюдение требований ч. 3 ст. 59 АПК РФ. Вызывает много вопросов наличие требования о высшем юридическом образовании, например, для ознакомления с материалами судебного дела», – заключила она.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *