В госдуме прошло заседание, посвященное вопросам популярности и эффективности банкротства

В Госдуме прошло заседание, посвященное вопросам популярности и эффективности банкротства

  © pixabay.com

Предложенные кабмином поправки в закон о банкротстве нужно дорабатывать. Чтобы инструмент стал по-настоящему эффективным, следует подготовить соответствующие поправки ко второму чтению документа. Об этом 15 ноября заявил член Комитета Совета Федерации по экономической политике Алексей Синицын на «круглом столе», посвященном совершенствованию законодательства о банкротстве.

Как пояснил сенатор, действующий закон предусматривает недостаточно эффективные механизмы реабилитационных процедур, которые редко применяются на практике и редко заканчиваются восстановлением платежеспособности должников. Должники не рассматривают процедуры банкротства как способ решения своих финансовых проблем.

В Госдуме прошло заседание, посвященное вопросам популярности и эффективности банкротства

Аксаков рассказал, какие механизмы хотят исключить из процедуры банкротства

  • Это приводит к тому, что большинство дел о банкротстве возбуждается по заявлениям кредиторов и тогда, когда исчерпаны все иные меры по взысканию задолженности и имущество должника реализовано в ходе исполнительного производства.
  • В апреле текущего года Правительство внесло в Госдуму законопроект, который предусматривает дополнительные стимулы для использования должниками реабилитационных механизмов.
  • В частности, должники или кредиторы получают возможность подать в арбитражный суд не только заявления о признании должника банкротом, как это предусмотрено действующим законом, но и заявления о введении процедуры реструктуризации долгов.

В Госдуме прошло заседание, посвященное вопросам популярности и эффективности банкротства

Кабмин предложил упростить процедуру банкротства

Согласно данным Единого федерального реестра сведений о банкротстве за 2019-2020 годы доля удовлетворенных требований кредиторов составила менее 5 процентов, а доля процедур, в которых выплаты кредиторам не производились, — около 60 процентов.

При этом доля ежегодно вводимых реабилитационных процедур банкротства организаций не превышает двух процентов.

В то время как в международной практике доля реабилитационных процедур значительно выше, например, в США за 2020 год она составила около 35 процентов.

В целом процедуры, применяемые в деле о банкротстве, длятся порядка двух с половиной лет, а зачастую значительно дольше. Для сравнения: в США средний срок их проведения составляет около одного года.

Поэтому законопроектом предлагается создать новую реабилитационную процедуру, направленную на восстановление платежеспособности должника и сохранение бизнеса, а также сократить сроки проведения конкурсного производства, в том числе путем оперативного прекращения заведомо убыточной деятельности.

  1. • КС указал на ответственность руководителей ликвидированных юрлиц перед кредиторами • Подать заявление на возврат денег из разорившихся банков можно будет через госуслуги
  2. Тем не менее в ходе обсуждения правительственного законопроекта парламентарии и эксперты высказались за доработку документа ко второму чтению.
  3. При этом директор департамента Минфина Андрей Воронцов отметил, что ведомство будет отстаивать внесенный законопроект и участвовать в его доработке.
  4. Представитель ЦБ Никита Теплов в свою очередь заметил, что повысить эффективность восстановления платежеспособности предприятий помог бы механизм, в настоящее время в законодательстве отсутствующий.
  5. Речь идёт о возможности арбитражного суда принимать решение на свое усмотрение, даже если кредитор отказался от реструктуризации долгов предприятия в ходе процедуры банкротства, но должник убедительно доказал, что может преуспеть в оздоровлении предприятия и нуждается в процедуре.
  6. Также читайте о том, какие законы вступают в силу в декабре.

Максим Решетников о реформе банкротства юрлиц и упрощении условий ведения бизнеса в стране | Министерство экономического развития Российской Федерации

  • Тема брифинга: о решениях Правительства по упрощению условий ведения бизнеса.
  • Вопрос: Выступая с отчётом в Государственной Думе, Михаил Мишустин озвучил одну из основных задач Правительства – поддержка занятости и сохранение рабочих мест.
  • Максим Геннадьевич, какие инструменты для этого планируется использовать?

М.Решетников: Действительно, одна из задач, которые Председатель Правительства обозначил, это сохранение занятости, рабочих мест. И здесь у Правительства широкий спектр инструментов, но я бы прежде всего отметил, особенно в условиях посткризисного восстановления, важность такого инструмента, как процедура банкротства.

Сегодня Правительство рассмотрело проект закона, который по факту глубоко модернизирует этот экономический институт, поскольку последняя правка этого закона была, когда он системно принимался более 20 лет назад и, конечно, на сегодняшний момент устарел. Всем понятна необходимость изменения этого закона. Ещё раз отмечу, с чем это связано.

Текущая версия закона о банкротстве воспринимается бизнесом зачастую либо как инструмент по ликвидации бизнеса, инструкция по ликвидации бизнеса, либо как способ затягивания процедур по возврату долгов и возможность не платить по долгам.

Потому что как процесс сейчас устроен? В большинстве случаев компании прибегают к процедуре банкротства, когда активы из предприятия уже выведены.

Дальше в рамках исполнительного производства или до этого по предложению кредитора суд назначает для ведения бизнеса арбитражного управляющего, на основе зачастую субъективных оценок которого и принимаются те или иные решения.

В результате в 98% случаев вводится конкурсное производство, по факту происходит распродажа всего того, что осталось от предприятия. И только в 2% случаев запускаются реабилитационные процедуры, то есть действительно процедуры, направленные на сохранение занятости, рабочих мест, на продолжение производства.

Как результат, более половины, а если быть точным, 60% кредиторов не получают ни рубля в рамках этой процедуры, и общая статистика говорит о том, что по 2020 году было удовлетворено лишь 5% требований кредиторов, то есть условно с 1 рубля только 5 копеек получили. При этом сама процедура занимает более двух лет.

Есть ещё один пример, когда предприятия-банкроты длительное время, десятки лет, ведут производство, не платят налоги, копят долги, при этом конкурируют на рынке с другими предприятиями, с теми, кто честно всё это платит. И это всё ещё и существенно искажает конкуренцию. 

Почему так происходит?

Первое. Это неэффективное регулирование деятельности арбитражных управляющих. С одной стороны, у них нет заинтересованности, потому что чем дольше идёт процедура банкротства, тем больше их доход.

По сути, это стимулирует организацию той самой заведомо убыточной деятельности, а существующая ответственность арбитражных управляющих и саморегулируемых организаций не решает эту проблему.

С другой стороны, кредиторы могут сами выбирать управляющего, и в ряде случаев, скажем так, они заинтересованы  выбрать таких управляющих, которые не всегда прозрачно ведут деятельность. Нарушаются интересы должника и кредиторов. Из должника выкачиваются последние ресурсы, что тоже ведёт не к восстановлению бизнеса, а, по сути, к его ликвидации.

Второй момент – это затратная и непрозрачная процедура торгов. То есть как на сегодняшний момент устроена процедура продажи активов: проходит оценка, назначаются торги, торги по разным причинам срываются.

В том числе и по причине сговора. После этого делается оценка, соответственно, ниже первоначальной и так далее. В результате имущество зачастую уходит по цене в 20% от рыночной.

То есть тем самым также деньги из должника выводятся.

Что предлагается этим законопроектом.

Основной его месседж, ещё раз подчеркну, это усилить эти функции, связанные с реабилитацией предприятий. Чтобы процедура банкротства реально помогала сохранять рабочие места, сохранять работу предприятий, а не стимулировала распродажу активов и ликвидацию, как это сейчас в ряде случаев имеет место быть.

Во-первых, сокращаем сами процедуры банкротства. Теперь их будет две. Либо реструктуризация долгов и процедура спасения предприятия, либо ликвидация бизнеса. Причём делаем, как я сказал, акцент именно на реабилитации бизнеса. И для этого добавляем ряд новых возможностей. В частности, в суде будет возможность у кредиторов и предприятия договориться о дисконте долга.

Иными словами, когда просто в рамках судебных процедур часть долга будет списана, часть долга будет погашена. И тем самым произойдёт процедура оздоровления. Также можно будет продлить сроки возврата задолженности. Соответственно, мы рассчитываем, что такие возможности будут побуждать обращаться в суд и в суде уже договариваться арбитражных управляющих и кредиторов.

 

Меняем порядок расчёта и выплаты вознаграждения арбитражного управляющего.

В целом институт арбитражных управляющих существенно модернизируется – теперь выплата вознаграждения будет увязана с результативностью, то есть подразумевается, что вводится балльная система оценки деятельности арбитражных управляющих, будут учтены все их истории  как они проходили процедуру, что делали, насколько успешно и быстро.

Если это всё-таки ликвидация предприятия – насколько быстро и эффективно была ликвидация произведена, продажа активов, насколько прозрачно, сколько условно с каждого рубля в конечном итоге получил кредитор. Это будет учитываться. А главным образом – реабилитационная процедура: насколько быстрой он была и как предприятия её прошли и сохранили занятость. 

В целом оценка деятельности арбитражных управляющих переходит на цифровую основу. Будет реестр управляющих, будет их рейтинг, баллы, система начислений и так далее.

Усиливаем также коллективную ответственность арбитражных управляющих, а точнее, их саморегулируемых организаций.

 То есть теперь и объём требований к ним может быть выше, и, соответственно, взыскать из компенсационного фонда убытки, которые возникли в результате работы управляющего, можно будет быстрее и в большем объёме. Это важный элемент. 

Далее – совершенствуем механизм торгов. Вводится так называемый англо-голландский аукцион. Иными словами, актив выставляется на продажу. Если есть заявки, то идёт аукцион на повышение, как это сейчас работает.

Если заявок нет, то, соответственно, идёт снижение цены в одной и той же процедуре, то есть не надо несколько раз объявлять процедуру. Идёт аукцион – снижается цена, и, как только появился спрос, он снова пошёл на повышение. То есть качели так называемые используются.

Мы рассчитываем, что такая гибкая процедура позволит сэкономить время и усилия и повысить прозрачность. 

Плюс к этому вводится единый маркетплейс, то есть вся эта деятельность будет прозрачной, везде цифровой след, с тем чтобы та отрицательная практика, которая есть, была бы искоренена. 

Понимаем, что изменения очень системные, очень большие. Понимаем, что участникам рынка нужно будет время, чтобы адаптироваться к новому регулированию. Поэтому основная часть положений вступает в силу через год после принятия законопроекта.

Через полтора года вступают в силу новые положения по порядку отбора арбитражных управляющих, в первую очередь это случайный порядок их отбора в цифровой системе. Также в течение первых двух лет после принятия законопроекта будет возможность и старые процедуры использовать, и новые.

Читайте также:  Как управлять личными финансами: эффективно и правильно, советы

То есть суд может назначать также имеющиеся процедуры, с тем чтобы параллельно нарабатывалась новая практика и в то же время ещё существовала на переходный период старая практика. Рассчитываем, что депутаты и сенаторы нас поддержат. Потому что законопроект вызывал очень много споров, он много обсуждался.

Важно, что в развитие законопроекта ещё предстоит разработать и принять порядка 30 подзаконных актов. То есть это действительно очень масштабная, системная реформа. На данном этапе мы приложили максимум усилий, чтобы создать регулирование, где будут сбалансированы все интересы.

Хотелось бы отдельные слова благодарности сказать Первому заместителю Председателя Правительства Андрею Рэмовичу Белоусову, потому что именно на его плечи легла сложнейшая задача по состыковке интересов очень разных участников – это и бизнес, и банки, и фискальные органы. Это и интересы развития экономики, сохранение занятости.

Была позиция у Государственно-правового управления Президента Российской Федерации, достаточно много замечаний у них тоже было. Поэтому мы все эти моменты интегрировали, и в результате получился очень системный законопроект, который сегодня получил поддержку Правительства.

И, как мы рассчитываем, ещё раз подчеркну, существенно модернизирует институт банкротства, сделает его именно эффективным инструментом сохранения рабочих мест и позволит значительно большему числу предприятий проходить эти сложности, в которые любой бизнес попадает, особенно после кризиса, с тем чтобы не прекращать работу, иметь возможность перезагрузить свою деятельность, вновь инвестировать, создавать новые рабочие места и, главное, выплачивать зарплату тем людям, кто там работает. Это такой важный момент. 

И второй, тоже очень системный законопроект был сегодня рассмотрен и поддержан на Правительстве. Законопроект об электронном документообороте.

В чём важность этого законопроекта?

Он решает две задачи. Во-первых, он устанавливает порядок перевода бумажных документов в электронные документы с сохранением всей юридической значимости. То есть электронные документы будут равны бумажным документам.

А также создаёт правила для их долгосрочного хранения и для бизнеса, и для органов власти всех уровней. Это будет касаться практически 99% документов. Их можно будет перевести в электронный вид. И дальше срок их хранения в этом случае сокращается до одного года.

То есть сейчас у нас, вы знаете, многие муниципалитеты, и региональные администрации, и бизнес вынуждены все подвалы свои забивать оригиналами бумажных документов. Одни только договоры, например на услуги связи, гигантский объём занимают, и финансовые документы и так далее.

Теперь появляется возможность по части (подчеркну – по части) этих документов отказаться от такой практики.

У нас были достаточно сложные процессы определения, какие нужно хранить документы, а по каким – можно сократить срок хранения, где надо хранить долгое время. В первую очередь, конечно, были вопросы у правоохранительных органов, потому что финансовые документы и ряд других документов действительно требуют хранения.

Сейчас мы нашли компромисс. Значительная часть, ещё раз подчеркну, подпадает под новый порядок, но есть ряд направлений, которые пока будут в старом режиме храниться. А по мере того, как мы наработаем практику, когда возникнет доверие к этому инструменту, наверное, можно будет поставить вопрос и по следующему этапу.

Вторая большая проблема, которую решает этот закон, – уже существующие электронные документы. Они уже подписаны, у многих из них истекает срок действия электронной подписи, и, соответственно, возникает вопрос: что дальше? У них нет статуса для хранения, и законопроект в том числе решает и эту проблему.

Поэтому мы исходим из того, что этот законопроект – один из фундаментов цифровой трансформации документооборота в стране.

Да и не только документооборота – это основа для очень многих процессов, а также это создаст новый бизнес в стране, связанный с услугой по хранению документов.

Этот бизнес будет лицензироваться – законопроект это предусматривает, потому что, мы понимаем, есть дополнительные требования в этой связи. Тем не менее законопроект детально все эти вопросы урегулирует.

Было очень много разногласий, сложных вопросов – везде найден компромисс. Очень много вопросов также решалось в рамках Правительства, на площадке Правительства. Здесь всеми согласованиями занимался Дмитрий Николаевич Чернышенко, зампред Правительства. Нам удалось под его руководством все эти вопросы решить.

Надеемся, что Государственная Дума рассмотрит этот законопроект. Он у нас приоритетный и в общенациональном плане восстановления экономики, это и часть повестки цифровой экономики, поэтому рассчитываем, что Дума рассмотрит этот законопроект. А мы уже приступаем к разработке 14 подзаконных актов, которых этот законопроект потребует, поскольку создаём, как я уже сказал, новый институт.

  1. Поэтому сегодня в числе прочих – сегодня очень насыщенная была повестка у Правительства – было рассмотрено два таких важнейших документа, которые, каждый в своей сфере, создают принципиально новую экономическую реальность и будут способствовать дальнейшему экономическому развитию этих секторов. 
  2. Вопрос: Любовь Маврина, газета «Ведомости». 
  3. Максим Геннадьевич, удалось ли устранить противоречия, на которые указывал Российский союз промышленников и предпринимателей, по законопроекту о банкротстве?

М.Решетников: У нас были очень большие обсуждения с бизнесом. И в конечном итоге на совещаниях у Андрея Рэмовича Белоусова мы нашли компромисс по всем решениям. Хотя это не значит, что весь бизнес будет счастлив от этого законопроекта. У всех, во-первых, разное видение.

Какая-то часть бизнеса в общем приспособилась, кто-то использует ту ситуацию, ту систему, которая сложилась. Но в то же время необходимость модернизации, глубокой модернизации, закона о банкротстве – этот вопрос поднимался и самим бизнесом. И то, что сейчас сделано, – это очень большой шаг вперёд.

Безусловно, не все идеи на сегодняшний момент пока, так сказать, вошли и отражены, но это то, что сейчас действительно необходимо, и то, что поддерживает подавляющее большинство участников.

government.ru

Реформе банкротства придется доказать свою состоятельность

О серьезных изменениях процедур банкротства в рамках нового законопроекта заявил первый вице-премьер РФ Андрей Белоусов. В Госдуму проект официально еще не поступил, но его концепцию профильный комитет поддерживает.

«Тема банкротства обсуждалась на этой неделе президентом на встрече с правительством. Потом подробные разъяснения дал Андрей Рэмович Белоусов.

Продолжается и будет ускорена работа по соответствующему законопроекту», — сказал «Эксперту Online» пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

В итоге изменений юрлица будут проходить процедуры банкротства примерно по той же схеме, по которой банкротятся простые граждане, серьезные перемены затронут институт арбитражных управляющих.

Говоря о необходимости реформы института банкротства как таковой, ряд экспертов оценивает законопроект критически.

По их мнению, призванный сохранять жизнеспособные предприятия, новый документ может не справиться с этой задачей, а то и ухудшить условия ее решения.

Три главных новшества

Андрей Белоусов 10 февраля в интервью телеканалу «Россия 24» после совещания президента Владимира Путина с членами правительства РФ, на котором обсуждалась тема совершенствования института банкротства, назвал основные новеллы готовящегося законопроекта.  «Во-первых, это оптимизация самих процедур банкротства. У нас вместо пяти теперь будет две процедуры. Причём, акцент будет делаться не на ликвидацию предприятий, а на реабилитацию. То есть, на процедуру погашения долгов», — сказал Белоусов.

Согласно проекту закона, вместо действующих ныне процедур наблюдения, финансового оздоровления и внешнего управления останутся только две: реструктуризация долгов и конкурсное производство (ликвидация).

По словам первого вице-премьера, в России должен появиться совершенно новый механизм отбора арбитражных управляющих.

«Если сейчас в основном их назначает кредитор, и они, как правило, защищают интересы кредиторов (и, при этом, не несут никакой ответственности за свою деятельность), то теперь это будет процедура отбора арбитражных управляющих по объективным критериям, которые будут формироваться в рамках специально созданной балльной оценки», — отметил Андрей Белоусов.

Третья новелла, по его словам, касается существенного повышения роли саморегулируемых организаций, членами которых являются арбитражные управляющие. «Эти организации сейчас фактически никакой ответственности за арбитражных управляющих не несут.

Теперь они будут отвечать не только деньгами, но и по результатам деятельности самих этих арбитражных управляющих.

Вводятся дополнительные требования, повышенные требования, к использованию компенсационных фондов этих саморегулируемых организаций», — подчеркнул он.

В качестве причин необходимости скорого принятия законодательных поправок указывается также то, что кредиторы в рамках дел о несостоятельности в 2020 году не получили около 3 трлн рублей, которые им причитались, а так называемые квазирейдеры эксплуатируют пробелы в законодательстве. 

Документом предусмотрены глобальные изменения процедур банкротства, усиление ответственности арбитражных управляющих и независимости их отбора, процедуры торгов по реализации имущества и другие.

Реформа-то созрела

Полностью поддерживает «сам факт реформы» системы банкротств председатель комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев. 

Текст законопроекта умещается примерно в 500 страниц, проинформировал парламентарий «Эксперт Online». «Мы сейчас поставили перед Минэком вопрос о необходимости проведения нулевых слушаний. Нам важно понять, как будет проходить эта реформа в пользу государства», — сказал депутат. 

[Со стороны кредитора] реформа системы банкротства затронет не только банки, пояснил глава комитета, поскольку у нас кредиторами являются и крупные холдинги, и просто крупные компании. В этой истории есть и интересы профессионального сообщества, которое до сих пор не может консолидироваться. 

Он не без иронии добавил, что «у нас арбитражные управляющие выполняют роль, чаще всего, патологоанатомов, которые уже работают, по сути, с «мертвым» делом».

 «Для экономики же России в данный момент необходимо резко поднимать возможности реабилитации компаний, которые попали в сложную ситуацию. Ведь, очевидно, что компании в нашей стране, проходя какой-то кризис, возрождались», — подчеркнул глава профильного комитета.

Это важно для того, чтобы в годину кризиса компании сохраняли рабочие места и платили налоги. С этим вряд ли поспоришь.

«Сейчас же весь институт арбитражных управляющих настроен только на одно — расчленить хладный труп компании и забрать оттуда все что можно», — сказал представитель нижней палаты парламента. Поэтому данная реформа больше всего возмущает самих арбитражных управляющих и их СРО (саморегулируемые организации), которые сейчас существуют в РФ.

Читайте также:  Владельцу «домашних денег» грозит банкротство и субсидиарная ответственность

В Госдуме, как рассказал нашему изданию председатель думского комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям, официально текст законопроекта ещё не получили.

Представить законопроект о реформе банкротства юрлиц для обсуждения в нижней палате парламента в рамках «нулевого чтения» пообещал на днях глава Минэкономразвития Максим Решетников. Это должно произойти в ближайшие недели, после финальных согласований в правительстве.

Как заявил по итогам совещания президента РФ Владимира Путина с членами правительства первый вице-премьер Андрей Белоусов, новый закон о банкротстве может быть принят Государственной думой уже весной.

«Хочу подчеркнуть, что закон имеет революционный характер, и мы надеемся, что он будет принят в весеннюю сессию. Во всяком случае таково решение, поручение президента Российской Федерации.

Дальше будем воплощать его в жизнь», — сказал первый вице-премьер. 

Дела давно минувших лет

Законодательство о банкротстве сложилось в начале двухтысячных годов и с тех пор системно не менялось. «С тех пор было внесено очень много точечных изменений — более ста. Но системно оно не менялось. И, конечно, за 20 лет это законодательство безнадежно устарело», — напомнил накануне Андрей Белоусов.

Управляющий партнер «Зиневич и партнеры» Игорь Зиневич полагает, что реформа института арбитражных управляющих, представляет собой, по сути, «передел рынка, в котором теперь будут царить новые правила игры». Специалист пояснил, что от арбитражных управляющих зависит очень многое в исходе процедуры банкротства. 

К примеру, во власти АУ сделать заключение о преднамеренном банкротстве должника. Или даже о его фиктивном банкротстве. А уже это «проекция к уголовно наказуемому деянию», указал Игорь Зиневич. В свою очередь кредиторы используют аналитическое заключение АУ в качестве доказательной базы для возбуждения уголовных дел в отношении ответственных лиц.  

Проще говоря, арбитражный управляющий всегда зависим от конкретного лица. При этом реформа предполагает по сути огосударствление данного института. «Конечно, независимого АУ встретить в России можно, но намного реже», — заметил Зиневич. 

Затянувшаяся революция

Данный проект закона может считаться революционным потому, что с начала 2000-х годов в РФ в закон о банкротстве (Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)». — Авт.) не вносилось каких-либо принципиальных изменений, или больших объёмных правок и дополнений, говорит Игорь Зиневич. 

Предлагаемые изменения направлены на кардинальное изменение всех действующих процедур банкротства (наблюдение, внешнее управление, финансовое оздоровление, конкурсное производство).

«Белоусовская» реформа предлагает по сути всё это сократить и сделать всё, как у граждан: реструктуризация долгов и реализация имущества (у юрлиц это конкурсное производство).

«То есть власти хотят всё сделать так, как это есть сейчас при банкротстве простых граждан, то есть все унифицировать», — подчеркнул Зиневич. 

Реструктуризация долгов у граждан предполагает, что должник может договариваться с кредиторами о рассрочке исполнения обязательств, скажем, на три года по плану реструктуризации. И в течение трёх лет выполнять такой план.

Если же кому-то за три года это не удается, то следующей процедурой является реализация имущества.

И уже вот эта вторая процедура, уточняет Игорь Зиневич, совпадает с процедурой банкротства юрлиц, которая называется конкурсное производство.  

«Не может быть». Поддержан  

Ранее РСПП направил на имя начальника Государственно-правового управления Президента РФ Ларисы Брычевой своё заключение на проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (есть в распоряжении «Эксперт Online»). 

«Законопроект в текущей редакции не может быть поддержан и требует существенной доработки с учетом следующего», — говорится в заключении РСПП. Из 22 пунктов можно выделить наиболее важные моменты, которые касаются института арбитражных управляющих (АУ), а также СРО (Саморегулируемых организаций), от которых они действуют.   

По мнению РСПП, новшества законопроекта, подготовленного Минэкономики, «не только не улучшают действующее регулирование, но, напротив, нарушают баланс интересов должников и кредиторов, могут привести к увеличению количества злоупотреблений со стороны недобросовестных лиц и в целом снизят эффективность процедур, применяемых в деле о банкротстве».

Многие замечания экспертной группы РСПП затрагивают  нововведения, которые касаются СРО и арбитражных управляющих (АУ). К примеру, сокращение минимального числа членов саморегулируемых организаций со 100 до 10 (или 20) человек, в зависимости от типа, фактически превратит этот институт в управляющие компании, которые будут действовать исключительно в интересах своих участников.

В документе также сказано и о «лишении статуса арбитражного управляющего на два года для арбитражных управляющих, состоявших в саморегулируемой организации в течение года до ее исключения из единого государственного реестра саморегулируемых организаций». Это «представляется необоснованным и ущемляющим права арбитражных управляющих».

Помимо этого, Союз промышленников и предпринимателей не устроило и исключение из законопроекта нормы о максимальном размере выплаты из компенсационного фонда СРО на возмещение убытков. Кроме того — порядок выбора арбитражного управляющего при помощи баллов.

А также — возможность выполнения функций АУ организациями, созданными рядом госкорпораций. Как следует из письма РСПП на имя помощника Президента РФ, «в соответствии со статьей 168.

1 Закона о банкротстве в редакции Законопроекта полномочия арбитражного управляющего стратегических организаций могут также осуществляться учреждениями, созданными ГК «Ростех», ГК «Роскосмос», ГК «Росатом», опорным банком для оборонно-промышленного комплекса».

В организации, объединяющей представителей крупнейшего частного бизнеса, не согласны с трактовкой статуса госкорпораций, по сути, наделяющей их преимуществом в вопросах банкротства.  

По поводу критики новелл со стороны РСПП, депутат Николаев отметил, что «это входит в прямую обязанность представлять бизнес в органах власти и в обществе».

«Но все их опасения почему-то связаны с реформированием института арбитражных управляющих.

Однако всем уже давно понятно, что данный институт себя уже давно изжил, потому как единого сообщества арбитражных управляющих не существует», — отметил законотворец. 

Вынужденное нововведение?

Новый законопроект предлагает, главным образом, новый подход к выбору арбитражных управляющих, основанный на соблюдении определенных требований и балльной системе оценки деятельности как самих управляющих, так и СРО. В какой-то степени такое нововведение является вынужденным, считает советник судебно-арбитражной практики Адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Татьяна Невеева.

С одной стороны, на практике выбор арбитражного управляющего зачастую превращается в «гонку» кредиторов, стремящихся назначить «лояльную» к ним кандидатуру, что, в конечном итоге, приводит к злоупотреблениям в ходе процедуры.  

С другой стороны, банкротство, ход которого напрямую зависит от компетентности арбитражного управляющего, в первую очередь, затрагивает имущественные интересы кредиторов. 

Комитет Госдумы одобрил ко II чтению внесудебный порядок признания граждан банкротами

МОСКВА, 18 июня. /ТАСС/.

Комитет Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям рекомендовал нижней палате парламента принять во втором чтении законопроект, вводящий порядок внесудебного признания гражданина банкротом.

Документ был инициирован группой депутатов Госдумы во главе с председателем комитета нижней палаты парламента по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николаем Николаевым.

Для граждан сопровождение такого порядка банкротства будет бесплатным. Законопроект коснется граждан, долг которых составляет от 50 до 500 тыс. рублей.

Авторы законопроекта обосновывают необходимость нововведения малой эффективностью ныне действующего судебного порядка признания банкротства.

«По данным Единого федерального реестра сведений о банкротстве, у 70-80% граждан — должников, вступающих в процедуру банкротства, инвентаризация не выявила имущества, с помощью которого можно погасить долги.

В 2018 году число судебных решений о признании граждан несостоятельными выросло в 1,5 раза по сравнению с 2017 г., в среднем до 44 тыс. В среднем 65-75% кредиторов ничего не получают по итогам банкротства», — говорится в пояснительной записке.

Поправки ко второму чтению

Как сообщил глава комитета Николай Николаев, после того, как законопроект был принят в первом чтении, состоялось достаточно серьезное обсуждение. Первоначально законопроект предполагал признание банкротства через арбитражных управляющих. «Мы увидели, что, к сожалению, у нас как такового сообщества арбитражных управляющих нет единого.

Мы обсуждали случаи, когда процедура банкротства использовалась для определенных злоупотреблений. Поэтому при доработке поговорили с правительством, ЦБ, сообществом кредиторов, с налоговой и решили существенно упростить предлагаемую процедуру.

И предложили, чтобы из этой процедуры полностью были исключены профессиональные участники этого рынка и вся эта процедура происходила через многофункциональные центры», — сказал он.

Также, по словам Николаева, была достигнута договоренность, что через процедуру банкротства могут проходить граждане — должники, в отношении которых уже окончено исполнительное производство.

«Нет абсолютно никаких сомнений, действительно ли человек попал в эту ситуацию или он пользуется законодательством для того, чтобы каким-то образом уйти от уплаты налогов.

Мы по-прежнему оставили возможность кредиторам переводить это в судебную плоскость, чтобы воспрепятствовать возможным злоупотреблениям, но очень важно для тысяч и тысяч людей, которые будут вынуждены проходить эту процедуру, чтобы мы очень четко прописали реабилитационную функцию. Мы здесь прописали, что отсутствие имущества, которое можно было реализовать, не может являться препятствием для прохождения этой процедуры», — пояснил депутат.

Читайте также:  Долги обанкроченных компаний все чаще «вешают» на их собственников

«Как это будет выглядеть? Человек, у которого закончено исполнительное производство, соответственно оно закончено ничем, сможет подать через МФЦ соответствующее заявление, МФЦ проверяет, насколько это корректно, и через шесть месяцев человек становится банкротом. С момента принятия заявления человек освобождается от различных штрафов и через шесть месяцев, если ни у кого нет никаких претензий, человек становиться банкротом по закону», — резюмировал Николаев.

Законопроект о банкротстве в Госдуме: процедуру будут реформировать – публикации экспертов Группы «ДЕЛОВОЙ ПРОФИЛЬ» (MGI)

От Правительства РФ в Государственную Думу поступил законопроект № 1172553-7 «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – «Законопроект»).

Законопроект меняет не только название Федерального закона (в новой редакции он будет называться Федеральный закон «О реструктуризации и банкротстве» (далее – «Закон»), но и предполагает комплексное реформирование института несостоятельности (банкротства). До 22.06.

2021 ожидается представление отзывов, предложений и замечаний на Законопроект, его рассмотрение Государственной Думой в первом чтении запланировано на октябрь 2021 года.

Вступление изменений в силу планируется по истечении одного года со дня официального опубликования Закона, за исключением отдельных положений, для которых установлены иные сроки вступления в силу.

Зачем меняется текущий закон о банкротстве

Причины кардинального изменения текущего законодательства о банкротстве подробно расписаны в представленной на Информационном ресурсе Государственной Думы Пояснительной записке к Законопроекту. Также они озвучивались председателем Правительства Российской Федерации М.В. Мишустиным на заседании Правительства 13 мая 2021 года. К ним относятся, прежде всего:

  • недостаточная эффективность механизмов текущих реабилитационных процедур;
  • длительность процедур и издержки на их проведение;
  • крайне малый процент случаев восстановления платежеспособности должников;
  • отсутствие значительной практики использования процедур банкротства самими должниками для решения своих финансовых проблем;
  • очень низкий размер погашения требований кредиторов.

Так, в соответствии со статистикой Единого федерального реестра сведений о банкротстве за 2019 — 2020 годы, доля удовлетворенных требований кредиторов составляет менее 5%; доля процедур, в которых выплаты кредиторам не производились — около 60%; доля ежегодно вводимых реабилитационных процедур банкротства организаций составляет менее 2%. При этом в международной практике доля реабилитационных процедур значительно выше и, например, в США за 2020 год составила около 35%.

Что касается сроков и их чрезмерной длительности, то в целом процедуры, применяемые в деле о банкротстве, длятся в России порядка 2,5 лет, а зачастую значительно дольше. Для сравнения: в США средний срок их проведения составляет около 1 года.

Таким образом, «первоочередная цель – помочь предпринимателю спасти свое дело; это нужно не только должнику, ведь сейчас банкротство больно бьет по всем участникам процесса» — заявил М.В. Мишустин.

Важные изменения в процедуре банкротства, предлагаемые Законопроектом

1. Вместо наблюдения, финансового оздоровления и внешнего управления – одна реабилитационная процедура под названием «реструктуризация долгов»

Предусматривается возможность подачи в арбитражный суд не только заявления о признании должника банкротом, как это предусмотрено действующим законодательством, но и заявления о введении процедуры реструктуризации долгов.

Реструктуризации долгов будет посвящена отдельная глава Закона – Глава IV (вместо текущей Главы IV «Наблюдение»).

Таким образом, при рассмотрении дела о банкротстве должника — юридического лица могут применяться следующие процедуры (п. 1 ст. 27 Закона в размещенной на настоящий момент редакции (далее – «Закон»)):

  1. реструктуризация долгов (не будет применяться при рассмотрении дела о банкротстве финансовой организации (ст. 183.17 Закона));

  2. конкурсное производство;

  3. мировое соглашение.

2. Антикризисный управляющий

Законопроектом вводится должность антикризисного управляющего, под которым понимается арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом для проведения реструктуризации долгов. Ему посвящена ст. 66 Закона.

Антикризисный управляющий действует с даты его утверждения арбитражным судом и до прекращения процедуры реструктуризации долгов либо до его отстранения или освобождения арбитражным судом.

На него могут быть возложены полномочия руководителя и иных органов управления должника (п. 1 ст. 65 Закона).

В ходе процедуры реструктуризации долгов он обязан, помимо прочего, контролировать ход выполнения плана реструктуризации долгов.

3. План реструктуризации долгов

К исключительной компетенции собрания кредиторов теперь будет относиться в том числе принятие решения об утверждении и изменении плана реструктуризации долгов (п. 7 ст. 12 Закона).

Должник обязан предложить план реструктуризации долгов в течение 4 месяцев с даты введения процедуры реструктуризации.

У конкурсных кредиторов, антикризисного управляющего, участника должника, представителя работников и ряда других лиц будет право предложить свой вариант плана (п. 2 ст. 70 Закона). Далее он утверждается определением арбитражного суда.

План регулирует отношения кредиторов, кроме кредиторов по текущим платежам, и должника с даты его утверждения судом. Условия договоров между ними не могут противоречить плану (п. 1 ст. 75 Закона).

План реструктуризации долгов содержит в том числе обоснование возможности восстановления платежеспособности должника, сохранения работоспособности хозяйствующего субъекта и удовлетворения требований кредиторов, сведения о его обязательствах и др. (п. 5 ст. 70 Закона).

Планом реструктуризации долгов должника, являющегося хозяйственным обществом, может быть предусмотрено уменьшение уставного капитала должника до стоимости его чистых активов, а если стоимость чистых активов должника отрицательная – до 1 рубля (п. 1 ст. 71 Закона)

Срок реализации плана реструктуризации долгов не может превышать четыре года со дня его утверждения арбитражным судом. Указанный срок может быть продлен по решению собрания кредиторов, но не более чем на четыре года (ст. 83 Закона).

4. Разделение должников и саморегулируемых организаций арбитражных управляющих на группы

Среди многочисленных изменений в отношении саморегулируемых организаций арбитражных управляющих (далее – «СОАУ») – изменение порядка отбора СОАУ и (или) арбитражных управляющих для проведения процедур, применяемых в деле о банкротстве, и предъявляемые к ним требования с учетом разделения должников и саморегулируемых организаций на группы.

Так, согласно статье 21.2 Закона, СОАУ подразделяются на три группы в зависимости от следующих параметров:

  • минимального размера сформированного компенсационного фонда;
  • минимального количества завершенных процедур, применяемых в делах о банкротстве, в которых участвовали ее члены;
  • количества членов, соответствующих условиям членства в СОАУ, утвержденным саморегулируемой организацией.

СОАУ считается отнесенной к определенной группе с даты включения сведений о ее принадлежности к определенной группе в единый государственный реестр саморегулируемых организаций арбитражных управляющих.

5. Предусматривается создание регистра арбитражных управляющих

Целью ведения такого регистра является государственная регистрация арбитражных управляющих и осуществление процедуры выбора СОАУ и (или) арбитражных управляющих при их назначении на основании балльной оценки (статьи 44.1 и 44.2 Закона). Существенными критериями, влияющими на количество баллов, являются размер удовлетворенных требований кредиторов и срок проведения процедуры банкротства.

Меняется порядок расчета и выплаты вознаграждения арбитражным управляющим.

В частности, уточняются размер фиксированной суммы вознаграждения арбитражным управляющим в зависимости от процедуры банкротства и порядок ее выплаты (единовременно, по итогам проведения процедуры банкротства, или ежемесячно – после утверждения плана реструктуризации долгов), а также суммы процентов по вознаграждению.

Заявляется, что эти изменения вызваны необходимостью повышения мотивации арбитражных управляющих, гарантий их независимости, прекращения с их стороны практики затягивания сроков проведения процедур, а также для обеспечения баланса прав и законных интересов участвующих в деле о банкротстве лиц.

6. Возможность образования двух единоличных исполнительных органов должника

Пп. 4 п. 1 ст. 65 Закона теперь предусматривает возможность образования двух единоличных исполнительных органов должника, один из которых избирается участниками должника, а другой – собранием кредиторов, с распределением между ними полномочий в соответствии с планом реструктуризации долгов.

7. Предусматривается 8 очередей удовлетворения реестровых требований

Согласно п. 4 ст. 134 Закона, требования кредиторов, включенные в реестр требований кредиторов, удовлетворяются в следующей очередности:

  1. в первую очередь производятся расчеты по требованиям граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью;

  2. во вторую очередь производятся расчеты по выплате выходных пособий и (или) оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и по выплате вознаграждений авторам результатов интеллектуальной деятельности;

  3. в третью очередь производятся расчеты с другими кредиторами, за исключением указанных ниже;

  4. в четвертую очередь производятся расчеты с кредиторами, являющимися владельцами облигаций без срока погашения;

  5. в пятую очередь производятся расчеты по субординированным требованиям контролирующих должника лиц (из предоставления контролирующим должника лицом финансирования должнику в указанных в ст.137.1 Закона случаях);

  6. в шестую очередь производятся расчеты по требованиям учредителей (участников) должника по обязательствам, вытекающим из такого участия;

  7. в седьмую очередь производятся расчеты с кредиторами по удовлетворению требований по сделке, признанной недействительной на основании указанных в Законе статей;

  8. в восьмую очередь производятся расчеты с лицом, привлеченным к субсидиарной ответственности.

Требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, удовлетворяются за счет стоимости предмета залога в порядке, установленном ст. 138 Закона

8. Требования по обязательным платежам — в качестве обеспеченных залогом

Согласно Пояснительной записке к Законопроекту, установление требований по обязательным платежам в качестве обеспеченных залогом направлено на более полную защиту интересов Российской Федерации в делах о банкротстве с учетом правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, согласно которой налогоплательщик не вправе распоряжаться по своему усмотрению той частью своего имущества, которая в виде денежной суммы подлежит взносу в казну.

9. Принятие решения о продолжении или прекращении хозяйственной деятельности – исключительная компетенция собрания кредиторов

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *