В удмуртии в 2019 году количество исков о признании персонального банкротства выросло почти на 50%

  • Сергей Козловский
  • Би-би-си

28 марта 2019

В Удмуртии в 2019 году количество исков о признании персонального банкротства выросло почти на 50%

Автор фото, Kirill Kukhmar/TASS

В первые месяцы 2019 года в России продолжился рост банкротств физических лиц. В 2018 году банкротства выросли почти на 50%, а сумма требований кредиторов превысила 762 млрд рублей. При этом число потенциальных банкротов почти в семь раз больше, чем граждан, уже признанных несостоятельными.

За январь-февраль 2019 года число банкротств физлиц и индивидуальных предпринимателей в России выросло до 8,3 тысячи. Это в 1,5 раза больше, чем за аналогичный период прошлого года.

По итогам 2018 года число банкротств выросло тоже в 1,5 раза. Такой же рост был зафиксирован годом ранее.

По данным Федресурса, за 2016-2018 годы банкротами были признаны более 93 тысяч россиян. Потенциальных банкротов гораздо больше.

По данным Объединенного кредитного бюро (ОКБ), по состоянию на 1 января 2019 года более 748 тысяч россиян были отнесены к категории потенциальных банкротов (заемщики с кредитами более 500 тысяч рублей и просрочкой платежей более 90 дней).

Число потенциальных банкротов выросло на 6%, но их доля в общей массе заемщиков осталась той же — 1,3%.

Национальное бюро кредитных историй считает, что таких заемщиков еще больше — 983 тысячи человек, говорит директор по маркетингу Национального бюро кредитных историй (НБКИ) Алексей Волков со ссылкой на данные 4,2 тысячи кредиторов.

Больше не боятся?

Рост дел по банкротству в ОКБ связывают с повышением информированности граждан о том, как это работает.

В первое время многие граждане боялись процедуры банкротства, потому что не знали, как сложится судебная практика, говорит арбитражный управляющий Дмитрий Донсков, директор компании «Долгам.нет».

Но в итоге оказалось, что закон работает, и за три года многие граждане, прошедшие через процедуру банкротства, порекомендовали ее родственникам и друзьям, отмечает он.

«Действительно, количество банкротств растет, несмотря на сложность, длительность и высокую стоимость процедуры», — говорит директор по маркетингу ОКБ Екатерина Котова. 86% процедур банкротства в 2018 году были инициированы самими гражданами, добавляет она.

«Мы показываем человеку, какие пути у него есть: что будет, если просто перестать платить, что будет, если начать брать новые займы на погашение старых, и что будет при банкротстве. Разложив все по полочкам, человек, оказавшийся в сложной финансовой ситуации, понимает, что банкротство зачастую единственный выход», — говорит Донсков.

Меньше сберегают, больше тратят

Рост числа личных банкротств сопровождается другой проблемой — закредитованности российского населения.

За 2018 год объем розничных кредитов населению увеличился на 22,8% до 14,9 трлн рублей, сообщал ЦБ. Это было связано в значительной степени с увеличением ипотечных кредитов и необеспеченных потребительских ссуд. Росту кредитования способствовало в том числе снижение процентных ставок.

«Заметное ускорение кредитования физических лиц происходило в условиях постепенного перехода домашних хозяйств от сберегательной модели поведения к увеличению потребления», — говорилось в докладе регулятора.

Регулятор счел, что в сегменте необеспеченного потребительского кредитования наблюдается «избыточная кредитная активность».

«Избыточные темпы роста делают сектор чувствительным к ухудшению макроэкономического фона и приводят к накоплению системных рисков», — было сказано в докладе ЦБ в июле 2018 года.

В декабре 2018 года на проблему закредитованности населения России обратил внимание и Всемирный банк. Из его доклада следовало, что объем накопленных долгов населения превысил предыдущий максимум, зафиксированный в 2014 году.

Чтобы сдержать рост кредитования, Банк России повысил коэффициенты риска по необеспеченным кредитам.

В итоге займы закредитованным россиянам стали дороже. Банкам пришлось резервировать больше средств по таким кредитам.

Меры ЦБ помогли стабилизировать рост необеспеченных кредитов во второй половине 2018 года, писал Альфа-банк в отчете 1 марта. Тем не менее, отношение неипотечных кредитов на душу населения к месячной зарплате к концу 2018 года достигло 133%, что выше, чем годом ранее.

В 2018 году объем новых привлеченных кредитов впервые за пять лет превысил стоимость обслуживания существующих займов, но долговая нагрузка пока «остается приемлемой и еще далека от пиковых значений 2014 года», писали аналитики банка «Нордеа» в феврале.

В последние годы кредиторы достаточно строго контролируют показатели долговой нагрузки, поэтому процент отказов по займам повышается, отмечает Волков из НБКИ.

«В итоге индикаторы долговой нагрузки даже снижаются. Иными словами, в целом ситуация с закредитованностью граждан остается достаточно стабильной», — говорит эксперт.

Кроме того, рост кредитования позволил сгладить негативный эффект от снижения реальных располагаемых доходов, которые сокращаются с 2014 года, указывали аналитики «Нордеа».

К примеру, потраченные населением кредитные деньги помогли росту потребительской активности, говорится в отчете финорганизации.

В россии резко увеличилось число банкротств среди граждан

Клипарт. Сургут
, зарплата, экономика, бюджет, прожиточный минимум, деньги, доход, экономика, кошелек пустой

В первом полугодии граждане и предприниматели банкротились чаще юрлиц Александр Кулаковский © URA.RU

За первые шесть месяцев этого года число россиян, включая индивидуальных предпринимателей, признанных банкротами, выросло почти на 50%, чем в первом полугодии 2019-го. Противоположная тенденция наблюдается в делах о банкротстве юрлиц.

«За шесть месяцев 2020 года число граждан (физлиц и индивидуальных предпринимателей), признанных банкротами, выросло до 42,72 тыс. человек, что на 47,2% больше, чем в первом полугодии 2019-го (29 тыс.

человек)», — пишет газета «Коммерсант» со ссылкой на Федресурс. По итогам первого квартала число персональных банкротств выросло на 68% (до 22,36 тысяч человек) по сравнению с прошлым годом.

Во втором квартале их число выросло на 29,6% (до 20,36 тысяч человек).

Количество банкротств компаний, как отмечается, за первое полугодие снизилось на 26% и составило 4,5 тысяч юрлиц против 6,1 тысячи в прошлом году. Наибольшее снижение произошло во втором квартале — на 39,8%, а в первом уменьшение было на 11,2%.

Такие цифры, по словам руководителя Федресурса Алексея Юдина, связаны с пандемией коронавируса и объявленным в связи с ней режимом самоизоляции.

С 19 марта по 11 мая суды редко рассматривали банкротные дела компаний и меньше, чем обычно, в отношении граждан.

«Уже в конце второго квартала, вернувшись к стандартному режиму работы, суды отчасти компенсировали недобор решений в предыдущие месяцы», — объяснил собеседник издания.

Лидерами по количеству банкротств среди юрлиц стали Москва (852), Московская область (309), Санкт-Петербург (293), Свердловская область (152) и Республика Татарстан (141). Среди граждан чаще банкротились жители Москвы и Московской области (2,45 и 2,19 тысяч соответственно), Самарской области (1,98), Санкт-Петербурга (1,85) и Краснодарского края (1,82).

Оперативные новости России и Урала — в telegram-канале «URA.RU» и с доставкой в вашу почту — обзор самых важных сообщений.

За первые шесть месяцев этого года число россиян, включая индивидуальных предпринимателей, признанных банкротами, выросло почти на 50%, чем в первом полугодии 2019-го. Противоположная тенденция наблюдается в делах о банкротстве юрлиц.

«За шесть месяцев 2020 года число граждан (физлиц и индивидуальных предпринимателей), признанных банкротами, выросло до 42,72 тыс. человек, что на 47,2% больше, чем в первом полугодии 2019-го (29 тыс. человек)», — пишет газета «Коммерсант» со ссылкой на Федресурс.

По итогам первого квартала число персональных банкротств выросло на 68% (до 22,36 тысяч человек) по сравнению с прошлым годом.

Во втором квартале их число выросло на 29,6% (до 20,36 тысяч человек). Количество банкротств компаний, как отмечается, за первое полугодие снизилось на 26% и составило 4,5 тысяч юрлиц против 6,1 тысячи в прошлом году. Наибольшее снижение произошло во втором квартале — на 39,8%, а в первом уменьшение было на 11,2%. Такие цифры, по словам руководителя Федресурса Алексея Юдина, связаны с пандемией коронавируса и объявленным в связи с ней режимом самоизоляции.

С 19 марта по 11 мая суды редко рассматривали банкротные дела компаний и меньше, чем обычно, в отношении граждан.

«Уже в конце второго квартала, вернувшись к стандартному режиму работы, суды отчасти компенсировали недобор решений в предыдущие месяцы», — объяснил собеседник издания. Лидерами по количеству банкротств среди юрлиц стали Москва (852), Московская область (309), Санкт-Петербург (293), Свердловская область (152) и Республика Татарстан (141). Среди граждан чаще банкротились жители Москвы и Московской области (2,45 и 2,19 тысяч соответственно), Самарской области (1,98), Санкт-Петербурга (1,85) и Краснодарского края (1,82).

Эпидемия несостоятельности // Число банкротств граждан выросло в полтора раза по сравнению с прошлым годом

В Удмуртии в 2019 году количество исков о признании персонального банкротства выросло почти на 50%Количество банкротств граждан в первой половине этого года выросло почти на 50% по сравнению с первой половиной прошлого года. Такие данные опубликовал Федресурс (Единый федеральный реестр юридически значимых сведений о фактах деятельности юрлиц, индивидуальных предпринимателей и иных субъектов экономической деятельности). А количество банкротств компаний, наоборот, снизилось на 26%.

Читайте также:  Может ли банк забрать автомобиль за неуплату кредита?

Всего за первое полугодие 2020 года банкротами были признаны 42 718 граждан, включая индивидуальных предпринимателей. Это на 47,2% больше, чем в первые шесть месяцев прошлого года (29 014).

При этом основная часть судебных решений была во втором квартале этого года, после отмены ограничительных мер.

А в июне суды признали банкротами 11 483 граждан, что в 2,18 раза больше, чем в июне прошлого года (5 279).

Количество решений судов о банкротстве компаний за первые шесть месяцев этого года снизилось на 26,0% — до 4 502 (6 083 в первой половине прошлого года.). В июне суды признали банкротами 1 257 компаний. Это на 30,5% больше аналогичного периода в 2019 году (963).

Число сообщений о намерении обратиться в суд с заявлением о банкротстве компаний в первой половине 2020 года также снизилось. От кредиторов — на 11,9% (12 338). В первой половине 2019 года их было 14 009.

Количество сообщений от должников уменьшилось на 4,2% (974 против 1 017 за тот же период прошлого года). Некоторые процедуры, впрочем, были отложены из-за моратория на инициирование банкротства кредиторами.

Возможно, во втором полугодии ситуация изменится, когда суды рассмотрят то, что не могли во время ограничений. 

Лидером по числу банкротств граждан стала Москва — несостоятельными стали 2 453 человека (на 11,6% больше прошлого года). На втором месте — Московская область. Здесь обанкротились 2 190 граждан (в прошлом году — 1 842).

В тройке лидеров Самарская область: 1 981 банкротство (1 212 в прошлом году). Но, по подсчетам Федресурса, если считать соотношение банкротов на 100 тыс.

населения, то больше всего банкротов было в Пензенской области (68), Самарской области (62) и Калмыкии (58).

В Ненецком автономном округе не было ни одного банкрота. Всего два — в Чукотском автономном округе. На третьем месте с конца — Чечня (четыре банкрота).

По банкротствам компаний лидеры почти те же. Больше всего решений судов о введении конкурсного производства в отношении юрлиц и крестьянско-фермерских хозяйств — в Москве (852), Московской области (309) и Санкт-Петербурге (293). Всего две компании обанкротились в Чечне, а в Тыве и на Чукотке — ни одной.

Должники уловили тренд

В январе-марте в Удмуртии более чем в три раза увеличилось количество дел о банкротстве физлиц по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Как отмечают в управлении ФНС по республике, отчасти это связано с общедоступностью проведения самой процедуры банкротства.

При этом там подчеркивают, что основными инициаторами введения процедур банкротства являются сами граждане из-за задолженности перед своими кредиторами и кредитными учреждениями.

Эксперты отмечают, что увеличение количества банкротств в регионе, как и по всей стране, точно не связано с коронавирусом, однако его банкротные последствия еще будут ощутимы.

По данным управления ФНС по Удмуртии, в январе-марте 2020 года в регионе зафиксировано 282 дела о банкротстве физлиц. За аналогичный период прошлого года было составлено 90 таких дел. В управлении отмечают, что рост количества граждан, находящихся в процедурах банкротства является общероссийской тенденцией.

«Отчасти это связано с общедоступностью проведения процедуры банкротства, а также с ростом количества граждан, информированных о возможности списания задолженности в соответствии с действующим законодательством о банкротстве»,— подчеркивают в управлении ФНС.

Гражданин может инициировать процесс списания долгов, если предвидит невозможность расплатиться в установленный срок. Должник должен доказать потерю платежеспособности, оплатить расходы на судебный процесс и работу финансового управляющего.

При этом там сообщили, что физлица, прошедшие процедуру банкротства за период с января по март 2020 года, задолженность по налогам имеют только 48%. В основном инициаторами введения процедур банкротства являются сами граждане из-за задолженности перед своими кредиторами и банками.

По состоянию на 1 января в Удмуртии было зафиксировано 576 дел о банкротстве физлиц. К 1 апреля было заведено еще 282 дела.

Партнер юридической компании BMS Law Firm Денис Фролов отмечает, что текущая ситуация с банкротствами физлиц в Удмуртии, как и по всей стране, точно не связана с коронавирусом. Его банкротные последствия будут ощутимы в будущем, считает эксперт. «Причины роста: банкротство стало доступнее, размер долгов с которым граждане уходят в эту финансово-целительную процедуру снижается.

Граждане начали осознавать, что банкротство — не клеймо на всю жизнь, а цивилизованный способ избавления от долговой нагрузки. Сам рост банкротства вполне ожидаем и в целом характеризует финансовое положение дел»,— говорит господин Фролов.

По его словам, невозможность расчета долговой нагрузки, относительная доступность самих кредитов и отсутствие финансовой грамотности и приводят к банкротству.

При этом Денис Фролов подчеркивает, что даже самые оптимистичные прогнозы экономических последствий коронавируса говорят о том, что потребуется не менее двух лет для восстановления докризисного уровня.

«Очевидно, что большинство граждан и предприятий не смогут выполнять свои кредитные обязательства. Долги после пандемии и связанных с ней ограничений для бизнеса и граждан никуда не денутся и не обнулятся»,— говорит эксперт.

Партнер, гендиректор юридического бюро «Падва и Эпштейн» Павел Герасимов отмечает, что рост количества банкротств граждан может быть последствием волны банкротств юридических лиц, в которых физических лиц, входивших в органы управления, директоров, других контролирующих должника лиц, привлекали к субсидиарной ответственности, взыскивали убытки. «Хоть эти категории долгов не списываются по итогам завершения банкротства, но многие предпочитают проходить через процедуру»,— отмечает господин Герасимов.

Оксана Мымрина

Исследование экономических споров: 65% исков удовлетворяется в первой инстанции — новости Право.ру

Одна из главных и несменяющихся тенденций в экономических спорах – это их ежегодное увеличение. «Это также свидетельствует об увеличении проблем, с которыми сталкивается бизнес.

Например, после пандемии мы ожидаем взрывной рост количества споров», – говорит Валерий Еременко, партнер, руководитель судебно-арбитражной практики АБ Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 2-го декабря
.

Еще Еременко заметил, что бизнес зачастую просто не хочет принимать элементарные решения (например, выплата подрядчику), поэтому акт суда необходим как обоснование бизнес-действия.

Управляющий партнер КА Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 2-го декабря
Сергей Ковалев уверен: популярность экономических споров растет, поскольку бизнес оценивает их судебное разрешение по соотношению цена/результат как достаточно эффективное.

Еще одна причина роста количества экономических споров – третейская реформа, которая закончилась в 2017 году. Часть дел, которые раньше рассматривались в «карманных» третейских судах, теперь оказываются сразу в судах государственных. В них дешево судиться.

Во-первых, пошлина за подачу иска в арбитражный суд в любом случае не превысит 200 000 руб. (ст. 333.21 Налогового кодекса), что на фоне миллиардных требований – капля в море. Во-вторых, суды не могут обеспечить взыскание судебных расходов с проигравшего истца в полном объеме.

Поэтому ситуация становится привлекательной для истцов: они платят небольшую пошлину при подаче иска, а затем, в случае проигрыша, с большой вероятностью не заплатят за расходы ответчика на юристов в полном объеме. «Судиться в России, как правило, дешево.

Это верно с точки зрения массового рынка юруслуг, размеров государственных пошлин и взыскиваемых судебных расходов. А система исполнения решений силами судебных приставов крайне неэффективна. В результате стороны спора вовсе не заинтересованы в его урегулировании вне судебной системы.

Например, путем медиации», – говорит Дмитрий Базаров, партнер Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 2-го декабря

Интересна статистика исходов дел. В первой инстанции суды удовлетворяют (полностью или частично) 65% исков. Еще 20% – возвращают заявителям (например, из-за ошибки в подсудности или непредоставления необходимых документов). Лишь по 14% исков арбитражные судьи отказывают в удовлетворении заявленных требований.

Читайте также:  Несостоятельность депутатов: инициировано банкротство язева

При общем росте количества дел меняется «расстановка сил» между категориями споров. Доля имущественных споров в арбитражных судах за последние годы существенно снизилась. Это связано как с увеличением количества банкротств, так и с большим числом административных споров с государственными органами.

Административные споры

Основным драйвером роста количества административных споров в последние годы стали иски о взыскании обязательных платежей в Пенсионный фонд. На них приходится почти 60% от общего числа споров с госорганами.

Закон обязывает ФНС и ПФР «просуживать» даже мелкие долги, а суды удовлетворяют их заявления на мелкие суммы в 99% случаев. «Средний чек» по таким делам – порядка 700 руб.

При этом такие дела составляют 60% от всех споров с госорганами в арбитражных судах.

Несмотря на это, средняя стоимость одного спора с госорганом в суде составила порядка 90 000 руб. Это в полтора раза больше, чем в 2017 году, но в два раза меньше, чем в 2016.

Это объясняется как раз «мелкими» исками об обязательных платежах, которые начали поступать в суды в 2017 году после изменения законодательства, говорит Артур Зурабян, руководитель практики разрешения споров и международного арбитража Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 2-го декабря

Банкротные споры

Доля банкротных споров среди общего количества дел достигла рекордных 6%. Количество инициированных банкротных дел в 2019 году – почти 140 000. Количество банкротств юрлиц в 2019 году выросло на 38,8% по сравнению с 2018 годом. «Страдает платежная дисциплина.

Следовательно, бизнесу трудно, свободных денег мало, покупательская способность клиентов падает, банки не выручают. Как следствие – рост банкротств юрлиц», – говорит Сергей Савельев, управляющий партнер Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 2-го декабря
.

Но количество банкротств физических лиц растет даже сильнее – на 62,8% с 2018 по 2019 год. 

Вместе с ростом числа банкротств физических лиц выросла и сумма требований к ним. В 2019 году она превысила 500 млрд руб. Российские арбитражи зарегистрировали уже более 640 исков о банкротстве физических лиц с суммой иска свыше 1 млрд руб. На эту статистику сильно влияет все более активное распространение института субсидиарной ответственности.

По мнению партнера Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 2-го декабря
Оксаны Петерс, оно связано с существенным изменением регулирования субсидиарной ответственности в банкротстве и участившимися случаями противоправных действий «теневых директоров» и конечных бенефициаров российского бизнеса по выводу активов за границу.

По данным 167 000 банкротных дел, завершенных с 1 января 2014 по 1 января 2020 года, существенно снизилась доля дел, в которых заявителем является сам должник. Если в 2014 и 2015 годах она превышала 7%, то к 2019 опустилась до 3%. 

Интересно, что 56% банкротных споров не заканчивается признанием должника банкротом. И дело не в том, что процедуры помогают восстановить платежеспособность компании – это происходит очень редко, что подтверждает статистика Суддепа.

Налоговые споры

В 2019 году существенно увеличилось количество споров с Федеральной налоговой службой. ФНС в имущественных спорах в 4,5 раза чаще является истцом, чем ответчиком, а требует почти в 40 раз большие суммы, чем компании с ФНС.

При этом 60,5% исков ФНС было удовлетворено в 2019 году полностью или частично, а исков от компаний – лишь 38,7%.

Согласно исследованию, ФНС все чаще обращает внимание на деловую цель сделки и устанавливает необоснованность налоговой выгоды через экономический смысл операций, а Верховный суд лояльнее к налогоплательщикам по сравнению с арбитражными судами.

Среди тенденций в налоговых спорах можно выделить точечную работу ФНС с налогоплательщиками и даже целыми отраслями, где существуют серьезные проблемы с неуплатой налогов, рост ответственности за налоги «пропавших» контрагентов, менее формальное рассмотрение споров и довольно серьезный «пробюджетный» уклон (ВС нередко занимается исправлением очевидных ошибок нижестоящих судов).

Дело «Вятского кваса» показало: амнистия капиталов гарантирует бизнесменам непривлечение к уголовной ответственности сразу по несколькими статьям УК, однако не гарантирует, что компании не станут инкриминировать смежные составы. В этом деле с 2011 года владельцем компании являлась кипрская Dapetson Global Assets Limited.

В рамках закона о деофшоризации ее владелец Николай Курагин перевел активы на себя, а кипрскую фирму ликвидировал в 2017 году. На пивоваренном заводе компании (г. Киров) больше месяца шли обыски. Местные полицейские изъяли документы, в том числе спецдекларацию, в которой содержатся сведения, признающиеся налоговой тайной.

Это тревожный звонок для предпринимателей, которые решили перевести капитал в Россию.

По словам Сергея Калинина, партнера, руководителя налоговой практики АБ Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 2-го декабря
, с делом «Вятского кваса» ассоциируются две важные проблемы.

С одной стороны, это амнистия капиталов и доверие бизнеса государству, а с другой – новый виток уголовных расследований, связанных с применением «спящей» статьи УК о выводе капитала по подложным документам.

Имущественные споры

При практически неизменном из года в год количестве имущественных споров (порядка 1,2 млн в год начиная с 2015 года) существенно меняется их цена.

В 2019 году она сильно снизилась: в суды поступили иски на сумму 4 трлн руб. Годом раньше сумма исков превысила 5 трлн руб.

Еще сильнее (в процентном соотношении) снизилась и средняя сумма имущественного иска – более чем с 16 млн руб. до 12 млн руб.

Лидерство по количеству исков удерживает категория споров вокруг договоров энергоснабжения. В 2019 году таких исков подали 268 000. То есть почти четверть от общего количества имущественных споров. А больше всего денег – в спорах о договорах поставки. Общая сумма зарегистрированных исков по ним превысила 523 млрд руб. 

«Дорогое» банкротство, или Почему имеющие долги жители Удмуртии не спешат от них избавиться

Дмитрий Винокуров

Лишь несколько процентов формально подпадающих под действие закона о банкротстве физических лиц в Удмуртии прошли или проходят эту процедуру. Граждане опасаются негативных последствий признания финансово несостоятельными, мошенничества на новом рынке, а также просто-напросто не готовы платить за это, считают эксперты.

История вопроса

Закон о финансовой несостоятельности физлиц Госдума России приняла в третьем чтении 19 декабря 2014 года, а действовать он начал в 2015-м.

Инициировать процедуру может как сам гражданин, так и кредитор (например, банк) или налоговая (при наличии задолженности по налогам и обязательным платежам во внебюджетные фонды), если сумма долга составляет не менее 500 тыс. рублей, а просрочка исполнения обязательств превышает три месяца.

Возможные варианты дальнейшего развития событий — реструктуризация долгов, реализация имущества или мировое соглашение. Для выплаты долга могут предусмотреть рассрочку на срок до трех лет, если у гражданина есть постоянный источник дохода.

При этом обязательным является участие в деле финансового управляющего. Его вознаграждение — 25 тыс. рублей. Эти средства должник должен внести на депозит Арбитражного суда. В случае если заявление подает кредитор или уполномоченный орган, гонорар управляющему выплачивается с депозита, только если для этого не хватило средств от реализации имущества должника.

Также при подаче заявления о банкротстве физического лица в Арбитражный суд нужно уплатить государственную пошлину. Кстати, с 2017 года ее размер снизили в 20 раз — с 6 тыс. рублей до 300 рублей.

Финансово несостоятельным гражданина признают, если в течение месяца он не выплачивает 10% суммы своих обязательств или размер долга превышает стоимость имущества. Право гражданина на выезд из страны могут ограничить до завершения или прекращения дела по банкротству. Кроме того, возникает 5-летний «мораторий» на повторное прохождение данной процедуры со списанием долга.

Теория и практика разошлись

Закон вступил в силу 1 октября 2015 года. Тогда Федеральная служба судебных приставов и Центробанк России оценивали число потенциальных банкротов-россиян в 400–600 тыс. человек, а их долги — в 2 трлн рублей.

Председатель Арбитражного суда Удмуртии Алексей Ермолин год назад рассказал, что в республике ждали порядка 6 500 производств, а ажиотажа не случилось — возможно, по его мнению, оттого, что законодатель установил достаточно высокую полумиллионную «планку» задолженности.

Читайте также:  Количество банкротов зашкаливает: новая статистика на конец 2019 года

По данным портала о банкротствах finzdor.ru, на 1 марта 2017 года в России зафиксировано 27 923 дела о финансовой несостоятельности физлиц (прирост за февраль — на 6%), из них процедур реализации имущества — 20 327 (73%), реструктуризации задолженности — 7 596.

Удмуртия по общему числу дел находится на 34-м месте среди российских регионов, и на 35-м — по их числу на 1 млн жителей.

По информации объединенной пресс-службы судейского сообщества республики, на 17 февраля 2017 года в производстве Арбитражного суда Удмуртии находятся 229 заявлений о признании гражданина (индивидуального предпринимателя) банкротом, из них по 177 заявлениям введена процедура реализации имущества, по 52 -реструктуризация долгов.

В то же время, по информации Управления Федеральной службы судебных приставов по Удмуртии, в феврале на исполнении в республике находилось 7 172 исполнительных производства с суммой взыскания свыше 500 тыс. рублей, возбужденных в отношении физических лиц.

Общая сумма задолженности по ним составляет 17,287 млрд рублей.

А по данным Национального бюро кредитных историй, с 1 апреля 2016 года по 1 февраля 2017 года количество граждан, формально подпадающих под действие закона о банкротстве физических лиц в Удмуртии выросла с 4 877 человек до 5 193, на 6,5% (по России — на 15,8%).

Почему не банкротятся?

Очевидно, что число реальных и потенциальных банкротов различается, как минимум, на порядок. В том, что мешает более активному внедрению инструмента оздоровления личных финансов в жизнь, ИА «Удмуртия» разбиралось вместе с экспертами.

По мнению сотрудников компаний, работающих на этом рынке, в нашей стране «норма пробуксовывает» (в отличие от США, где ежегодно реализуют около 800 тыс. процедур потребительского банкротства граждан) сразу по нескольким причинам.

Одна из основных — общая юридическая безграмотность населения, говорит руководитель юридического отдела фирмы, сопровождающей процедуры банкротства, Александр Пашкин. Много кто из граждан где-то что-то слышал о том, что есть процедура объявления о финансовой несостоятельности физического лица, но мало кто из них знает, что необходимо для того, чтобы ее запустить.

Например, делится финансовый управляющий Сергей Тараненко, часть граждан уверена, что банкротство освобождает только от процентов, штрафов и пени, но не от самого долга.

Другие считают, что после процедуры их долговые обязательства перейдут на детей и внуков. Некоторые говорят, что механизм сработает только в отношении богатых людей, а рядовым жителям не поможет.

Наконец, самостоятельные расчеты стоимости банкротства приводят к суммам от 250 тысяч рублей, что в разы выше, чем на самом деле.

Многие не знают, как о своем праве на обращение в Арбитражный суд с заявлением о признании финансово несостоятельным, так и об обязанности сделать это.

Закон предписывает подать его гражданину (индивидуальному предпринимателю), если удовлетворение требований одного или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнить обязательства перед другими в сумме не менее 500 тыс.

 рублей, в срок не позднее 30 рабочих дней с момента, как он об этом узнал. Иначе возможны санкции — штрафы, и даже отказ в списании долгов.

К тому же, добавляет представитель еще одного юридического агентства Сергей Дюбко, в сфере банкротства физлиц сразу развелось множество мошенников, предлагающих заведомо невыполнимые условия и даже дающих гарантии от имени суда. Разумеется, их интересуют только деньги доверчивых граждан.

Вдобавок к этому, граждане попросту опасаются негативных последствий прохождения процедуры оздоровления финансового положения — у многих на слуху банкротство и разворовывание даже крупных предприятий. Но эксперт уверяет, что банкротство физических лиц не приведет к нищете, напротив, его цель — реструктуризация и списание всех долгов.

Еще один момент, продолжает Сергей Дюбко, — далеко не все граждане готовы заплатить за банкротство деньги. Многие предпочитают платить годами взносы банкам, даже если потеряли работу, даже если приходится перезанимать, и не видят просвета. В общем, платят до полного изнеможения, но все равно остаются должны и передают долги наследникам.

Александр Пашкин напоминает, что с момента опубликования законопроекта все сообщество юристов, хоть каким-то образом связанных с банкротством, предупреждало, что норма работать не будет, пока арбитражного (финансового) управляющего не заинтересуют материально в том, чтобы он работал с физическими лицами. В процедурах банкротства юридических лиц размер вознаграждения установлен в пределах от 15 тыс. рублей до 45 тыс. рублей в месяц. Исходя из этого, арбитражные управляющие с большой неохотой берутся или вообще не берутся за банкротство физлиц. При этом в случае наличия у должника дорогостоящего имущества, которое подлежит реализации в ходе процедур банкротства, у арбитражного управляющего появляется заинтересованность в проведении такой процедуры, так как при этом он получает дополнительное вознаграждение в размере 7% от суммы продажи.

По опыту Сергея Дюбко, банкротство физического лица «под ключ» в Удмуртии обходится сейчас в сумму порядка 100 тыс. рублей с учетом всех расходов, госпошлины, вознаграждения юристу, финансовому управляющему и т. д., причем деньги вносятся не единовременно. Безусловно, сложные случаи могут потребовать и бОльших расходов.

Активизировать процесс, считает эксперт, помогут изменения в законодательстве.

Уменьшение госпошлины уже принято (пусть это и полумера), разрабатывают упрощенный порядок банкротства (для граждан, не имеющих имущества для реализации).

Но главные перемены, считает Сергей Дюбко, должны, как всегда, произойти в головах. Людям важно понять, что личное банкротство — это не катастрофа, а лишь ряд процедур, направленных на улучшение положения физического лица.

Единый портрет банкрота в регионе составить достаточно сложно.

По версии Александра Пашкина, примерно 70% из них — мужчины. Возраст должников — от 25 до 40 лет. Суммы долга в его практике — не менее 1 млн рублей. При этом в 90% случаев должники не имеют в собственности никакого имущества, которое может быть реализовано. Таким компания вынуждена отказывать в услугах.

Все процедуры банкротства завершались реализацией имущества, процент удовлетворения реестра требований кредиторов не превышает 3%. Основная масса должников «нажила» долги путем получения нескольких кредитов в разных банках для целей финансирования либо своих потребностей, либо для поддержания «на плаву» бизнеса.

Часто они заключали договоры поручения при получении кредитов на юридические лица, где являлись учредителями/директорами.

Сергей Тараненко соглашается, что среди граждан-банкротов преобладают мужчины, но возрастной диапазон шире — от 30 до 60 лет. Средний долг — 1,6 млн рублей, но вообще жители Удмуртии, вошедшие в процедуру банкротства, имеют задолженность от 500 тыс. рублей до 200 млн рублей и более.

Сергей Дюбко говорит, что за услугами по юридическому сопровождению банкротства в регионе обращаются самые разные люди: от лиц уже предпенсионного возраста до достаточно молодых.

Объединяет всех одно: они оказались в непростой жизненной ситуации, уволены, сокращены, не могут выплачивать завышенные проценты, не сводят концы с концами после выплат долгов банку.

Все это вынудило их вступить в процедуру финансовой несостоятельности физического лица.

Количество личных банкротств в России выросло в первом квартале на 70%

За первые три месяца 2020 года количество личных банкротств в России выросло на 68% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, сообщила пресс-служба Единого федерального реестра сведений о банкротстве. Всего с января по март российские суды признали банкротами 22 356 человек, включая индивидуальных предпринимателей, следует из сообщений арбитражных управляющих в Федресурсе.

Рост числа личных банкротств ускоряется, отмечает пресс-служба ведомства. В аналогичные периоды 2018 и 2019 года он составлял около 50%. В январе-марте 2018 года были признаны банкротами 8966 человек, в аналогичный период 2019-го — 13 308. За весь 2019 год суды признали финансово несостоятельными почти 68 980 россиян, что на 56,8% больше показателей 2018 года.

Пресс-служба Федресурса отмечает, что количество решений судов о признании банкротами компаний в первом квартале 2020 года, наоборот, снизилось на 11,2%, по сравнению с аналогичным периодом 2019 года (до 2607 случаев). В подавляющем большинстве случаев (74,1%) процедуру несостоятельности инициировали кредиторы компании, сами должники делали это только в 8,2% случаях.

Дела о личной несостоятельности граждан инициируют чаще всего сами должники. Так, в первом квартале 2020 года было 93% дел. Конкурсные кредиторы стали инициаторами лишь 5,6% дел, налоговики — 1,4%.

По словам главы Федресурса Алексея Юхнина, пока рост числа личных банкротств является органическим и связан с развитием судебной практики и распространением информации о процедуре. «Последствия кризиса в виде неизбежного ускорения роста числа банкротств, особенно в случае его упрощения законодателем, мы увидим не ранее чем через год», — подчеркнул Юхнин.

Московский регион традиционно лидирует по абсолютному числу личных банкротств.

Но их прирост в первом квартале 2020 года оказался ниже среднего уровня: в Москве он вырос на 40,5%, в Московской области — на 64,2% (1451 и 1279 банкротств соответственно).

На третьем месте по числу личных банкротств оказался Краснодарский край, где количество этих процедур выросло по сравнению с аналогичным периодом 2019 года в 2,2 раза (до 1176 случаев).

В первую десятку по количеству банкротств вошли также Башкирия (976), Самарская область (956), Санкт-Петербург (913), Свердловская (901), Ростовская (727), Саратовская (688) и Волгоградская (666) области.

Кратный рост банкротств зафиксирован в Оренбургской, Тюменской, Курской, Орловской и Магаданской областях, а также на Камчатке, в Карачаево-Черкесии и Ингушетии.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *