Оспаривание подозрительных сделок должника

Оспаривание подозрительных сделок должника

27 янв 2022

В одной из предыдущих статей мы подробно говорили о том, как не пустить в реестр требований к должнику мнимого кредитора. Но что делать, если должник до банкротства успел вернуть такому кредитору несуществующий долг или заплатить за товар, который никогда не поставлялся? И как быть, если должник исполнил такое обязательство более трех лет назад? Давайте разбираться…

Одним из наших клиентов сейчас является конкурсный кредитор должника. Должник когда-то был крупной сельскохозяйственной компанией, но сейчас он находится в процедуре банкротства.

Как это часто бывает, должник пришел к банкротству с полным отсутствием личных активов и приличным реестром требований.

После анализа его деятельности мы поняли, что за четыре года до банкротства у него сменился директор и новый директор (а он является директором еще в нескольких фирмах) уволил всех сотрудников.

Проверив выписку по расчетным счетам должника, мы совместно с конкурсным управляющим обнаружили ряд подозрительных сделок совершенных за 3-4 года до банкротства. К примеру, должник, не имея сотрудников и недвижимости в собственности, массово скупал металл, автомобили, замороженную рыбу и разнообразную сельскохозяйственную продукцию. 

К сожалению, для кредиторов предельный срок исковой давности по взысканию задолженности, как и по оспариванию сделок по банкротным основаниям в соответствии со статьей 196 ГК РФ, и пунктом 2 ст.61.2 Закона о несостоятельности (банкротстве)  составляет три года.

 Для признания сделки мнимой срок исковой давности также не превышает трех лет.

Но законодательство содержит важную оговорку — срок начинается не с момента, когда была совершена сделка, а с даты, когда лицо, оспаривающее сделку, узнало или могло узнать о нарушении своих прав. 

Естественно, мы не могли узнать о наличии таких сделок до момента начала банкротства должника.

И чтобы хоть как-то ограничить этот срок законодатель прописал, что в любом случае срок для оспаривания сделки не может составлять более 10 лет с момента ее совершения.

Таким образом, недобросовестным должникам и их контрагентам стоит переживать за такие сделки десять лет, а не три года, как многие полагают.

Дальше оспаривание таких сделок является делом техники и происходит примерно по одному и тому же сценарию и по схожим доводам (они идентичны  возражениям, которые стоит заявить при установлении в реестр требований мнимого кредитора). 

Исследование первичной документации 

Согласно законодательству, все сделки, проводимые организацией, должны оформляться первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет. Отсутствие документов, указывающих на место передачи товара; лиц, отпустивших и получивших соответствующий груз, и прочее – все это является основанием для признания сделки недействительной.  

Иногда стороны оформляют такие документы уже после начала спора о признании сделки недействительной. В этом случае целесообразно требование о назначении экспертизы по давности составления таких документов. 

Истребование книг покупок-продаж у должника и контрагента за период, в котором была совершена сделка 

Если мы имеем дело с «обналом», то стороны редко готовы платить налоги по таким сделкам и не отчитываются по ним в налоговую. Отсутствие записей в книгах покупок-продаж является весомым аргументом для признания факта отсутствия реального исполнения договора. 

Деятельность контрагента 

Так как арбитражный управляющий и конкурсные кредиторы не являлись участниками подозрительной сделки, то возложение на них требований предъявления доказательств отсутствия реального исполнения по сделке было бы несправедливым.

В то же время контрагенту должника не должно составить труда представить суду доказательства реальности совершения сделки.

На примере сделки по поставки сельскохозяйственной продукции в нашем споре исследовались следующие вопросы: 

  1. Мог ли контрагент должника осуществить поставку в том объеме, который указан в товарных накладных?
  2. Откуда сам контрагент приобрел данную продукцию?
  3. Где она хранилась (договоры с элеваторами и тд.)?
  4. Каким образом ее доставляли, есть ли у контрагента договоры с транспортными компаниями, или же у него в собственности находятся автотранспортные средства, позволяющие осуществить эту поставку? 

Экономическая целесообразность сделки 

Раз на бумаге сделка была исполнена, можно копнуть поглубже и узнать: «А был ли в ней вообще какой-то смысл?». В нашем случае компания с численностью 1 сотрудник, занимающаяся сх продукцией неожиданно начала покупать автомобили премиум класса у физических лиц. 

Аффилированность сторон 

Сама по себе аффиллированость сторон не является достаточным основанием для признания сделки недействительной. Но при ее наличии суд внимательнее отнесется к иным косвенным доказательствам, т.к. составить внешне безупречные первичные документы таким контрагентам не составит труда.  

В нашем деле, исследовав вышеуказанные вопросы, суд принял определения о признании большинства сделок недействительными ввиду их мнимости. Это позволило взыскать с контрагентов уплаченные должником ранее деньги, вследствие чего конкурсная масса должника пополнилась, а наш клиент удовлетворил свои требования.

Оспаривание сделок должника по выводу активов

Под понятие сделки подпадают практически любые действия с активами должника. Например, должник решил перевести деньги контрагенту по безналичному расчету или должник решил внести имущество в уставный капитал другого лица. Такие действия также будут являются сделкой, которые можно оспорить. 

Встречаются довольно нетипичные сделки, которые оспариваются в процессе банкротства. В частности, отказ от наследства должником: за счет принятия наследства он может погасить долги перед кредиторами, но отказавшись от него, лишает кредиторов такой возможности. 

Отказ от иска в суде также является самостоятельной сделкой и может оспариваться. 

Все остальные типичные сделки по продаже, дарению, передаче в аренду на невыгодных для должника условиях (например, на много лет с оплатой авансом) оспариваются практически в каждой процедуре банкротства. 

Основания для оспаривания сделок

Законом о банкротстве предусмотрены специальные основания для оспаривания сделок, они упомянуты в ст. 61.2 и ст. 61.3 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ (далее — Закон о банкротстве). 

Первая категория сделок, которые могут быть оспорены, —подозрительные сделки, вторая категория — сделки с предпочтением. 

Подозрительные сделки 

Подозрительные сделки бывают с неравноценным встречным предоставлением и совершенные с целью причинения вреда кредиторам. 

Примеры сделок с неравноценным встречным предоставлением: 

  • сделка, по которой не было оплаты (например, купля-продажа автомобиля, квартиры, гаража, дома, земельного участка);
  • уступка права требования дебиторской задолженности;
  • отчуждение интеллектуальных прав;
  • предварительная оплата (аванса) за покупку товара или выполнения работ или оказания услуг. 

Предположим, до банкротства должник решил продать актив и заключил договор купли-продажи, по условиям которого передал имущество покупателю, а покупатель оплатил либо только часть стоимости этого имущества, либо вообще не оплатил, или по условиям договора была предусмотрена отсрочка оплаты. 

Обычно граждане, да и многие организации, не задумываются о том, как в случае необходимости доказывать в суде, что расчеты по сделке были произведены полностью.

Они просто пытаются максимально быстро переписать свои активы на знакомых или родственников.

Разумеется, ни о какой оплате речи в этот момент не идет, обычно оформляют простую расписку и то только тогда, когда сделку начинают оспаривать в суде.  

Простая расписка не является в суде надлежащим доказательством оплаты приобретенного имущества. 

Несмотря на то, что расчеты между гражданами в наличной форме не запрещены, оформление расписки в качестве доказательства передачи денег за проданное имущество должно вызвать сомнения в действительности сделки. 

Косвенные признаки того, что расчетов не было:

  • Полученный доход от реализации имущества должник не задекларировал.
  • У должника нет разумных объяснений, куда он потратил полученные от продажи деньги.
  • У должника нет никаких доказательств, подтверждающих его последующие расходы на приобретение другого имущества за счет средств, вырученных от продажи активов.
  • У покупателя нет официальных доходов, подтверждающих источники происхождения денег, в количестве, достаточном для покупки имущества у должника. Например, в справке 2-НФДЛ низкий официальный доход.
  • Ни у покупателя, ни у продавца нет разумных объяснений, как они нашли друг друга.

Есть и другие способы установления фиктивности сделки. 

Сделки с предпочтением 

Когда сделка совершается с целью причинения вреда, то есть либо безвозмездно, либо с незначительной оплатой, то необходимо дополнительно доказать осведомленность покупателя о цели причинения вреда. В законе имеется презумпция, которая упрощает процесс доказывания такой осведомленности — заинтересованность сторон сделки.

Заинтересованность в законе подразумевает некую связь между лицами, которая позволяет влиять на принимаемые решения. Такая связь может быть чисто юридической (например, покупатель и продавец — родственники) либо покупатель — директор одной компании и учредитель в компании продавца.  

Сделки с предпочтением, так же как и подозрительные, могут быть оспорены в суде. 

Примеры: 

  • Погашение задолженности банковским переводом одному из кредиторов, в то время как у должника было несколько кредиторов.
  • Погашение задолженности путем зачета с одним из кредиторов, в то время как у должника были и другие кредиторы.
  • Погашение задолженности перед одним из кредиторов путем передачи ему имущества в качестве отступного в счет погашения долга.
  • Заключение договора ипотеки, заключение договора залога движимого имущества.
  • Все эти сделки считаются сделками с предпочтением в том случае, если они совершены в течение 1 месяца до возбуждения дела о банкротстве или уже после возбуждения дела о банкротстве. 
  • В некоторых случаях такие сделки могут быть признаны сделками с предпочтением, если были совершены в течение 6 месяцев до даты возбуждения дела о банкротстве. 
  • Такие ситуации возможны если зачет, отступное или погашение долга происходили между взаимосвязанными лицами, что предполагает осведомленность сторон о наличии финансовых проблем у должника.
  • Для того, чтобы выяснить, были ли должником совершены сделки с целью вывода активов, потребуется доступ к финансово-хозяйственной деятельности должника за последние 3 года. 
  • В первую очередь нужно получить выписки о движении денежных средств по всем счетам должника, даже тем, которые были закрыты.
  • Особенно необходимо проанализировать исторические справки о недвижимости, которая находилась в собственности должника, а также ответы из ГИБДД по транспортным средствам должника.
Читайте также:  Жалоба на ЖКХ: куда обратиться, куда написать через интернет

Последствия оспаривания сделок

В целом последствия можно разделить на очевидные и неочевидные.

Очевидные последствия Неочевидные последствия
Возврат имущества в собственность должника с целью последующей продажи с торгов и расчетами с кредиторами. Если сделку удалось оспорить, это может быть основанием для привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности или ответственности в виде возмещения убытков.
В случае невозможности возврата имущества, например, имущество перепродано несколько раз, в том числе добросовестному приобретателю, взыскание действительной стоимости проданного имущества с контрагента сделки, которую удалось оспорить. Если сделка оспорена, например, платеж в пользу контрагента, но он сам оказался без каких-либо активов, то его можно отправить в процедуру банкротства и начать раскручивать цепочку платежей. Таким образом можно добраться до реально работающих организаций. Это особенно касается групп компаний, которые диверсифицируют бизнес, но взаиморасчеты ведут на регулярной основе.

Оспоренные платежи могут привести к банкротству всей группы компаний. Как домино посыплются все компании в периметре бизнеса. 

Павел Бессонов, управляющий партнер ЮФ «BessonoV Group», эксперт в области банкротства и субсидиарной ответственности

Подозрительно ранние сделки

Если при наличии финансовых проблем должник долгое время уклонялся от банкротства, погашая долги перед отдельными кредиторами, суды могут сдвинуть период подозрительности для оспаривания его сделок на более ранний срок.

Такое решение вынес Верховный суд (ВС) РФ по делу о банкротстве АО «СУ-155».

С одной стороны, это поможет в борьбе с недобросовестными должниками и выводом их активов, но с другой — создаются риски для оспаривания обеспечительных сделок, необходимых для реструктуризации долгов, опасаются юристы.

Экономколлегия ВС вынесла решение по спору о том, с какого момента исчислять период подозрительности для оспаривания сделок должника — АО «СУ-155». «От степени давности совершения сделки зависит стандарт доказывания недобросовестности контрагента должника.

И чем ближе дата совершения сделки к дате возбуждения дела о банкротстве, тем легче оспорить сделку»,— поясняет партнер юридической фирмы «Сотби» Антон Красников.

Период подозрительности может составлять до трех лет (в зависимости от оснований оспаривания) и отсчитывается ретроспективно от даты принятия судом заявления о банкротстве к производству (с возбуждения дела).

В случае СУ-155 ситуация осложнялась тем, что сначала ИП Олег Кинаш подал на банкротство компании в Арбитражный суд Москвы, который возбудил дело в сентябре 2014 года.

Но через полтора года дело передали по подсудности в Арбитражный суд Московской области (АСМО).

Причем его объединили с другим делом о банкротстве СУ-155, которое было возбуждено в январе 2016 года по заявлению другого кредитора.

Проблема проявилась, когда ФНС решила оспорить перечисление 1,3 млн руб. в пользу ООО «Самори-Трейд» от 18 апреля 2014 года как сделку с предпочтением (по ней период до шести месяцев).

АСМО счел, что сделка вышла за пределы периода подозрительности, отсчитав его с даты, когда он возбудил дело (14 января 2016 года). Апелляция, напротив, удовлетворила иск ФНС, решив, что точкой отсчета является момент возбуждения банкротного дела в столичном суде, то есть 19 сентября 2014 года, поэтому сделка в период попала. Но кассация согласилась с первой инстанцией.

ФНС обратилась в ВС, настаивая, что передача уже возбужденного дела о банкротстве в другой суд не влияет на исчисление периода подозрительности, а подход кассации не позволяет противостоять выводу активов должника. Дело было передано в экономколлегию, которая отменила решения нижестоящих судов.

ВС указал, что период подозрительности в банкротстве исчисляется с даты «принятия судом первого заявления о несостоятельности независимо от того, какое заявление впоследствии будет признано обоснованным».

И передача уже возбужденного дела из одного суда в другой на исчисление этого периода не влияет.

Более того, коллегия допустила, что период подозрительности можно отсчитывать не с 19 сентября 2014 года, а даже с более ранней даты, учитывая несколько попыток обанкротить компанию еще в 2011 году (тогда СУ-155 избежало банкротства, успевая до судебного заседания вернуть долг заявителю).

Это «позволит проверить те сделки, которые совершались в искусственно созданных должником условиях видимости его финансового благополучия, но в действительности были направлены на вывод ликвидных активов с недобросовестными целями», подчеркнула коллегия.

Дело направили на новое рассмотрение для определения периода подозрительности с учетом первых попыток обанкротить СУ-155.

«ВС верно разрешил ситуацию с передачей дела по подсудности,— считает старший партнер КА Pen & Paper Валерий Зинченко.— Но ключевым стало разъяснение, что период подозрительности может исчисляться с момента принятия самого первого заявления о банкротстве должника, даже если суд потом оставил его без рассмотрения по причине погашения долга».

Антон Красников указывает, что к погашению долгов перед инициаторами банкротства прибегают многие предприятия.

«Это позволяет искусственно сдвинуть дату отсчета и отложить периоды оспаривания сделок, выводя из-под удара сомнительные операции»,— поясняет старший юрист «Гуричев, Малинин и партнеры» Павел Смагин. Господин Красников добавляет, что от спорной даты считается и срок наличия контроля над должником, что влияет на вопрос о субсидиарной ответственности.

Важно, что ВС призвал не пересматривать уже включенные требования кредиторов и постарался «обезопасить» сделки по достройке жилых домов, отнеся их к «обычным хозяйственным», указывает господин Зинченко.

Однако, отмечает Павел Смагин, обычные сделки должника не оспариваются, если не превышают 1% стоимости активов.

По его мнению, под угрозой отмены оказались обеспечительные сделки (залоги, поручительства), которые нужны для реструктуризации долгов, и «в условиях риска оспаривания таких сделок банки будут еще более неохотно идти навстречу должникам».

Екатерина Волкова, Анна Занина

Оспаривание подозрительных сделок должника (ст.61.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве»))

Списание долгов путем процедуры банкротства интересует все большее количество граждан. Кому же не хочется, чтобы долги были списаны полностью? Поэтому банкротство набирает все большую популярность среди граждан.

Многие граждане ошибочно считают, что банкротство всегда может привести к списанию всех долгов. На самом деле, освобождение от долгов в процедуре банкротства физических лиц наступает не всегда и распространяется далеко не на все долги.

Для того, чтобы должника освободили от обязательств, требуется, в том числе, отсутствие со стороны должника недобросовестных действий. Однако, многие должники предоставляют ложную информацию Финансовому управляющему, суду…совершают действия по сокрытию имущества и т.п.

В данной статье я хочу обратить внимание на сокрытие должником своего имущества с целью недопущения включения данного имущества в конкурсную массу, путем заключения им сделок и оспаривание данных сделок в судебном порядке.

В силу наличия личного опыта в оспаривании сделок по основаниям ст.61.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», внимание будет уделено именно оспариванию подозрительных сделок должника в рамках указанной статьи.

1. Какие сделки являются подозрительными (в рамках ст.61.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»?

А) Сделка является подозрительной и её можно признать в судебном порядке недействительной на основании ч.1 ст. 61.2. ФЗ «О несостоятельности (банкротстве), если данная сделка обладает следующими признаками (в совокупности):

-совершена должником в течение 1 года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления;

-имеется неравноценное встречное исполнение обязательств другой стороной сделки, «в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки.

Неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.»

С учетом вышеуказанного, важную роль в признании сделки недействительной является дата её совершения (период подозрительности) и неравноценное встречное исполнение обязательств.

Б) Сделка является подозрительной и её можно признать в судебном порядке недействительной на основании ч.2 ст. 61.2. ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», если данная сделка обладает следующими признаками (в совокупности):

  • -совершена в течение 3 лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления;
  • -сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов
  • в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки.
Читайте также:  Услуги при приеме на работу иностранцев

(или «другая сторона сделки должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки» (что указано в п.5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»».).

Вышеуказанные признаки подозрительной сделки также закреплены п.5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»».

Как доказать, что другая сторона сделки знала о цели

причинить вред кредиторам и как доказать наличие данной цели?

1)Предполагается, что другая сторона сделки знала об указанной цели, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника (ч.2 ст.61.2. ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», п.7 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»»).

Данные презумпции являются опровержимыми — они применяются, если иное не доказано другой стороной сделки.

Перечень заинтересованных лиц определяется ст.19 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

2)Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, «если на момент совершения сделки должник отвечал или в результате совершения сделки стал отвечать признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица, либо направлена на выплату (выдел) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с выходом из состава учредителей (участников) должника, либо совершена при наличии одного из условий», указанных в абзацах 2-5 ч.2 ст.61.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

При доказывании цели причинения вреда имущественным правам кредиторов необходимо учитывать также п.6 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»»:

«Согласно абзацам второму — пятому пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на лицо одновременно два следующих условия:

а) на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества;

б) имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абзацами вторым — пятым пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Установленные абзацами вторым — пятым пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве презумпции являются опровержимыми — они применяются, если иное не доказано другой стороной сделки.»

  1. 2. Из личной судебной практики:
  2. Исходя из личной судебной практики оспаривания сделок должника, самым трудным моментом является доказывание наличия действительной цели должника при совершении сделки – причинить вред кредитору (ам), а также доказывание того момента, что другая сторона сделки знала (или должна была знать) об указанной цели должника.
  3. Но даже самые сложные обстоятельства (даже если Финансовый управляющий против оспаривания сделки!) всегда можно доказать:

Представляя интересы единственного кредитора должника (должник сам подал заявление о признании себя банкротом), удалось признать сделку по отчуждению им транспортного средства недействительной (снование – ч.2 ст. 61.2. ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»):

  • Должник по данной сделке – продавец, а покупатель –тёща!
  • Наличие того факта, что тёща должна была знать о действительной цели совершения данной сделки – сокрытие имущества, было установлено в судебном порядке.
  • Конечно, должник и Финансовый управляющий оспаривали решение суда первой инстанции, но суд второй, а затем и третьей инстанции был на стороне единственного кредитора (дело выйграно – успех на нашей стороне).

Уважаемые читатели моей статьи! Если Вам понравилась/была полезна данная статья, я очень рада. Также, в силу того, что данная тематика мне интересна, буду рада помочь при разрешении вопросов по оспариванию сделок должника в рамках процедуры банкротства. Готова поделиться своим опытом, рада, если Вы захотите поделиться интересной юридической практикой по данной тематике.

Подозрительные сделки и сделки с предпочтением: как разграничить составы

Подозрительные сделки и сделки с предпочтением: как разграничить составы?

Татьяна Иванова, юрист АБ «Эксиора»

«ЭЖ-Юрист». Июль 2018. № 26 (1027)

Одним из способов пополнения конкурсной массы при банкротстве является возврат имущества через оспаривание сделок должника.

Совершенные должником сделки можно оспорить как по общим (ст. 10, 168 ГК РФ), так и по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве (ст. 61.2, 61.3 Закона о банкротстве).[1] Согласно нормам закона о банкротстве сделки должника могут быть оспорены как подозрительные или же как совершенные с предпочтением.

При этом само по себе наличие таких оснований для признания сделки недействительной не является достаточным для отказа суда во включении в реестр требований кредитора, основанных на подобной сделке.

Арбитражный управляющий и конкурсный кредитор наделены правом заявить о недействительности подозрительной сделки или сделки с предпочтением в рамках дела о банкротстве.

Юристы зачастую сталкиваются с рядом вопросов, касающихся разграничения подозрительных сделок и сделок с предпочтением. Необходимость четкого разграничения данных сделок обусловлена различиями в предмете доказывания по делу.

При этом, если лицо, оспаривающее сделку, неверно квалифицировало заявленные им требования (например, использовало нормы ст. 61.2 Закона о банкротстве вместо ст. 61.3), арбитражный суд может самостоятельно определить характер спорного правоотношения и признать сделку недействительной на основании надлежащей правовой нормы.[2]

Подозрительные сделки

Подозрительными могут быть признаны сделки двух категорий: совершенные с неравноценным встречным исполнением обязательств и имеющие своей целью причинение вреда имущественным правам кредиторов.

А) Неравноценное встречное исполнение (п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве)

Поскольку правоотношения, возникающие при банкротстве, затрагивают интересы не только сторон договора, но и иных кредиторов должника, оспаривание неравноценных сделок в деле о банкротстве позволяет отойти от общего принципа свободы договора.

Неравноценные сделки могут быть признаны недействительными в случае совершения их в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления. При этом фактическое исполнение сторонами сделки не имеет значения: даже если сделка не исполнена, суд может оценить неравноценность исходя из ее условий.[3]

  • В случае оспаривания неравноценной сделки, предметом которой является недвижимое имущество, для определения периода подозрительности правовое значение имеет момент государственной регистрации перехода права собственности на объект недвижимости, а не дата заключения договора.[4]

Неравноценными признаются сделки, цены которых существенно отличаются от цен, устанавливаемых в аналогичных обстоятельствах, а также сделки, цена которых не соответствует рыночным ценам.

Примерами таких сделок могут служить неоправданное завышение окладов одних сотрудников перед другими, выполняющими аналогичные функции,[5] или же передача ликвидного имущества в обмен на неликвидное.[6]

Очевидным свидетельством неравноценности сделки является разница между договорной и рыночной стоимости в два и более раза. Подобная позиция нашла свое отражение в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.05.

2014 N 28 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью».

Однако для признания сделки недействительной по рассматриваемому основанию арбитражные суды в ряде случаев признают достаточным и расхождение в ценах на 30 – 40 %[7].

При этом, оспаривая неравноценную сделку, нельзя взыскать разницу между ценой сделки и ее рыночной стоимостью.[8]

Необходимо учесть, что нельзя оспорить по неравноценности сделки, совершенные по исполнению публичных обязанностей. Так, например, налоговые и административные правоотношения не носят возмездного характера, ввиду чего не могут быть оспорены по правилам ст. 61.2 Закона о банкротстве.[9]

Таким образом, в отличие от других специальных оснований для оспаривания сделок, для того чтобы оспорить неравноценную сделку при банкротстве достаточно двух условий: соответствия периоду подозрительности в один год и неравноценного встречного исполнения обязательств другой стороной сделки.

Б) Сделки, совершенные в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве)

Читайте также:  Кто несет субсидиарную ответственность при банкротстве в 2022?

Для оспаривания сделки по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве необходимо доказать причинение вреда имущественным правам кредиторов.

Под таким вредом понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и/или увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приводящие к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.

В отличие от неравноценных, сделки, совершенные с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов, могут быть оспорены в случае их совершения в течение более длительного периода – трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления. Это обусловлено пороком сделки с субъективных позиций, поскольку другая сторона сделки знала об указанной противоправной цели должника.

При этом Закон о банкротстве определяет ряд презумпций, упрощающих доказывание для признания такой сделки недействительной:

  • Так, знание стороны о противоправной цели сделки предполагается, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника, либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.
  • В данном случае осведомленность стороны можно подтвердить публикацией соответствующих сведений на ЕФРСБ: если не доказано иное, любое лицо должно было знать о том, что введена соответствующая процедура банкротства, а значит, и о том, что должник имеет признаки неплатежеспособности.[10]
  • Согласно второй презумпции цель причинения вреда кредиторам предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал или в результате совершения сделки стал отвечать признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была безвозмездной или же при наличии иных условий, предусмотренных п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

Для разграничения составов п.1 и п. 2 ст. 61.2 необходимо учесть, что:

  1. Если сделка совершена в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно неравноценности.
  2. Если же подозрительная сделка с неравноценным встречным исполнением была совершена не позднее чем за три года, то необходимо доказать наличие трех обстоятельств:
  • а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;
  • б) в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов;
  • в) другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки.
  • В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.

Сделки, влекущие за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами (ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Следующим основанием для признания сделки недействительной по специальным нормам Закона о банкротстве является совершение сделки с предпочтением.

Если подозрительные сделки, как правило, влекут полную или частичную утрату возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника[11], то сделки с предпочтением обычно влияют на распределение конкурсной массы.

Данные сделки могут быть признаны недействительными ввиду того, что влекут нарушение очередности удовлетворения требований кредиторов, а также нарушают принцип пропорциональности удовлетворения требований. При этом бремя доказывания того, что сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения, лежит на оспаривающем ее лице.[12]

По общему правилу указанная сделка может быть признана судом недействительной, если она совершена после принятия судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия судом заявления о признании должника банкротом.

Перечень условий для признания такой сделки недействительной является открытым.

Сделка может быть признана недействительной, если она, к примеру, приводит к изменению очередности удовлетворения требований или же к удовлетворению требований с ненаступившим сроком исполнения.

В таком случае доказыванию по делу подлежит только оказание предпочтения. Для признания такой сделки недействительной не требуется доказывать недобросовестность контрагента.

Однако п. 1 и 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве не говорит о признании судом сделки недействительной по одному лишь формальному основанию. Само по себе совершение платежей в течение определенных периодов времени не свидетельствует о недействительности указанной сделки. Правовое значение имеет именно оказание предпочтения одному из кредиторов.

Суд при рассмотрении дела должен исследовать по существу и принять во внимание все фактические обстоятельства, важные для правильного разрешения дела, оценивая имеющиеся в деле доказательства на предмет относимости, допустимости и достоверности, а также достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном их исследовании.[13]

Сделка с предпочтением может быть оспорена и в том случае, если она была совершена по прошествии более чем одного месяца до принятия судом заявления о признании должника банкротом, но при этом заявителю потребуется доказать больше обстоятельств.

Если сделка совершена в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, для признания ее недействительной как влекущей оказание предпочтения в наличии должны иметься следующие условия:

  1. Совершение сделки, влекущей нарушение очередности удовлетворения требований кредиторов или же сделки, направленной на обеспечение исполнения обязательств перед отдельным кредитором, возникших до совершения оспариваемой сделки;
  2. Совершение сделки в пользу лица, которому было или должно было быть известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, свидетельствующих об указанных признаках. — неоднократное обращение должника к кредитору с просьбой об отсрочке платежа;- осведомленность кредитора о том, что должник подал заявление о признании себя банкротом.[14] Однако указанная презумпция применяется в отношении признака неплатежеспособности или недостаточности имущества, но не в отношении обстоятельств, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества, что сужает сферу применения презумпции.
  3. Законом закреплена презумпция осведомленности заинтересованного лица о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества.
  4. — известное кредитору (кредитной организации) длительное наличие картотеки по банковскому счету должника (в том числе скрытой);
  5. О таком знании может свидетельствовать:

Таким образом, в отличие от правил ст. 61.2 Закона о банкротстве для оспаривания сделки с предпочтением не требуется ни неравноценности встречного предоставления, ни цели причинить вред имущественным правам кредиторов.

Однако в данном случае сложность может возникнуть с доказыванием субъективного элемента – осведомленности контрагента, в случае, если сделка совершена в период от одного до шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.

Зачастую заявители по делу не могут доказать наличие осведомленности контрагента: в таком случае суд может использовать свои полномочия по самостоятельной правовой квалификации сделки и признать ее недействительной по иным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве, даже в отсутствие соответствующих указаний истца.[15]

В основном, разграничивая основания недействительности сделок по п. 2 ст. 61.2 и ст. 61.3 Закона о банкротстве, суды опираются на различия в целях и последствиях совершенных сделок, зачастую используя ссылку на правовую позицию, изложенную Высшим Арбитражным Судом РФ.[16] Согласно Постановлению Президиума ВАС РФ от 20.06.

2013 № 4172/13 по делу № А43-21911/2010 в п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве речь идет о сделках, совершенных с умыслом на причинение ущерба кредиторам, в то время как оспаривание по ст. 61.3 Закона о банкротстве предполагает нарушение интересов кредиторов преимущественным удовлетворением требования одного из кредиторов.

Подводя итог, стоит отметить, что при разграничении оснований для оспаривания сделок по п.1 ст. 61.2, п. 2 ст. 61.2, п. 1 и 2 ст. 61.3, п. 3 ст. 61.3 следует исходить из:

  • периода совершения спорной сделки;
  • цели совершения сделки;
  • последствий, которые повлекло за собой совершение оспариваемой сделки;
  • осведомленности контрагента о противоправности сделки.

Несмотря на трудности, с которыми сталкивается заявитель при оспаривании сделки должника-банкрота, указанный механизм является одним из наиболее действенных с точки зрения реального пополнения конкурсной массы и, как следствие, наиболее полного удовлетворения требований кредиторов. Данный институт позволяет противостоять выводу активов должника в предбанкротный период, а также способствует сокращению злоупотреблений при распределении конкурсной массы должника.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *