Пленум ВС РФ О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака

В ходе рассмотрения дел о разводах в суде возникает масса вопросов о правильности применения норм и положений Семейного Кодекса, направленных на урегулирование прекращения брака, имущественные дела, признание брака утратившим силу.

Разъяснения постановления Пленума Верховного Суда

О порядке расторжения брака

Перед приемом искового заявления в обязательном порядке должна быть учтена ст.17 СК, согласно которой муж не может даже начать бракоразводный процесс:

Пленум ВС РФ О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака

  • если жена беременна;
  • если ребенку меньше года;
  • в случае смерти ребенка до годовалого возраста;
  • в случае рождения мертвого ребенка.

Судья сделает отказ в принятии искового заявления или прекращает делопроизводство в отношении ранее принятого, в случае если жена против развода.

Данные действия не являются окончательными, сохраняется повторная возможность обращения в суд, если утратили силу обстоятельства, предусмотренные ст.17 СК РФ. В случае отсутствия совместных несовершеннолетних детей, при согласии обоих членов семьи на расторжение брака, применяется п. 1. ст. 19 СК РФ.

На его основании будет произведена соответствующая запись в органах регистрации (ЗАГС). На данное положение никак не влияет наличие (отсутствие) имущественных тяжб либо спора о выплатах на материальную поддержку нетрудоспособного супруга.

Законом также предусмотрены исключения, если согласный на развод супруг уклоняется от процедуры, при отказе от подачи совместного заявления или отсутствии физической возможности самостоятельной явки для подачи заявления в соответствующие органы.

Пленум ВС РФ О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении бракаРасторжение брака с лицами, имеющими психические расстройства и признанными недееспособными, предусматривает применение п. 2 ст. 19 СК РФ. При этом действие данного положения не распространяется на развод с больными алкоголизмом или ограниченными в дееспособности из-за приема наркотических веществ. Семейный Кодекс предусматривает процедуру подачи исков против данной категории лиц или иски этих лиц к рассмотрению в общем порядке.

Расторгать брак с лицом, в отношении которого была применена мера лишения свободы, можно в органах суда исходя из места жительства до его осуждения. В этом случае будет применена ст. 117 ГПК РСФСР. Подсудность не является препятствием для развода.

В случае если требуется расторжение брака с лицом, место нахождения которого неизвестно, иск по желанию истца предъявляется:

  • по последнему месту жительства второго члена процесса;
  • по месту, где находится его имущество;
  • по месту жительства истца.

Форма искового заявления должна соответствовать положениям ст. 131, 132 ГПК РФ. Оно должно содержать сведения:

Пленум ВС РФ О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака

Также прилагается необходимый пакет документов:

После принятия иска судьей должна быть проведена подготовка к разбирательству и принятию решения, в соответствии с гл. 14 ГПК РФ.

О разделе имущества супругов

При одновременном слушании дел о разводе и разделе суд руководствуется следующими положениями: разделу подлежит все имущество, имеющееся в наличии на момент рассмотрения, а также находящееся во временном пользовании третьими лицами. Подлежат учету общие долги. При этом необходимо руководствоваться п. 3 ст. 39 СК РФ.

Имущество, купленное до брака, подаренное, принадлежащее по праву наследования, личные вещи не относятся к совместному и разделу не подлежат ст. 36 СК РФ. Разделу между двумя супругами подлежит все нажитое и приобретенное за время брака в равных долях.

Необходимо учитывать, что право распоряжаться имуществом подразумевает его использование с обоюдного согласия супругов. Если в ходе рассмотрения дела выяснится, что один из супругов израсходовал общее имущество в своих интересах, вопреки интересам семьи, либо скрыл его часть, то это имущество также будет учтено п. 1 ст. 34 СК РФ.

В некоторых случаях допускается в интересах несовершеннолетних отступ от правила (п. 2 ст. 39 СК РФ) и деление имущества в разных долях. Подобное применения закона возможно, если один из супругов болеет, не может заработать доход по независящим от него причинам.

Все имущественные споры не обязательно должны решаться в суде. Как показывает практика, готовность сторон идти на контакт и мирно рассматривать имущественные вопросы делает развод менее болезненным.

Следует учитывать, что исчисление срока давности иска в отношении подлежащего разделу имущества следует исчислять не с даты, когда вступило в силу судебное решение. А начиная с даты, когда стало известно о нарушении п. 1 ст. 200 ГК РФ.

О брачном договоре

Пленум ВС РФ О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении бракаБрачный договор подразумевает совершенно другой способ раздела имущества после развода. Содержание подписанного соглашения определяет, кому, когда и при каких обстоятельствах и долях принадлежит имущество.

Независимо от положений брачного договора вклады, которые вносились супругами в пользу несовершеннолетних детей, являются собственностью детей и не могут учитываться в качестве актива, подлежащего разделу.

Отменять действие брачного договора из-за несогласия одной из сторон возможно в судебном порядке при наличии для этого объективных причин. Так же это может случиться при наступлении неких обстоятельств, которые не были учтены ранее.

Кроме того, если условия брачного договора фактически лишают одного из супругов совместно нажитого, такой договор может быть признан недействительным (п.3 ст.42 СК РФ). В брачном договоре могут содержаться сведения, кому перейдет имущество в случае смерти одного из них.

Наличие такого соглашения предотвращает возникновение конфликтов и судебных тяжб из-за распределения долей собственности или обязательств в погашении кредитов (п. 3 ст. 39 СК РФ).

Процессуальный кодекс предоставляет возможность заключения брачного договора во время брака. Данное изменение позволяет сторонам лучше регулировать имущественные вопросы относительно крупных покупок (квартира, машина).

Так же в нем можно оформить порядок пользования жильем, принадлежащим одному из супругов: в случае развода вселившийся в него должен будет освободить помещение. Или прописать право на содержание одному из них.

Заключение брачного договора особо актуально при заключении брака между неравными в имущественном отношении людьми, или же наоборот – обоим есть, что терять в случае конца брачных отношений.

О признании брака недействительным

На этапе принятия заявления о признании брака недействительным необходимо обосновать оспариваемую действительность брака. И принадлежит ли истец к числу лиц, указанных в п. 1 ст. 28 СК РФ, которые имеют основания поднимать такой вопрос.

В случае отсутствия достаточной мотивации следует отказ в принятии заявления в производство согласно п. 1 ч.1 ст. 134 ГПК РФ.

Признание недействительности брака возможно при наличии подтвержденных фактов:

Пленум ВС РФ О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака

К таким фактам также можно отнести заключение брака по принуждению, когда мужчина или женщина вступили в брак против своей воли.

Или на момент вступления, один из них не достиг брачного возраста. Еще брак будет недействительным, когда его заключили усыновленный (удочеренная) и усыновитель. Фиктивным признается брак с целью получения какой-либо выгоды и не подразумевающий создание семьи.

Главные признаки фиктивного брака:

Пленум ВС РФ О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака

Возможность признать брак недействительным сохраняется даже в случае смерти одного из супругов.

Обратиться в суд для определения брака недействительным могут:

  • родители или супруги;
  • опекун ребенка;
  • опекун недееспособного;
  • прокурор;
  • близкие родственники.

Запрещено поднимать вопрос о признании брака недействительным после его расторжения (п.4 ст. 29 СК РФ) кроме случаев, когда имеет место союз между близкими родственниками или повторное заключение брака человеком, уже состоящим в законном браке.

Если расторжение происходило в судебном порядке, то его действие может быть признано недействительным только после отмены первого решения о разводе.

Данные факты не могут быть оспорены или отменены ч. 2 ст. 209 ГПК РФ. Брак, признанный недействительным, будет определен таковым с момента его заключения, наличествующий брачный договор также аннулируется. Однако это не касается прав детей, появившихся на свет, на них распространяются действия, предусмотренные СК РФ.

Вопрос о выплате алиментов рассматривается в общем порядке как при расторжении брака. Если в процессе заключения брака была принята другая фамилия, то в случае аннулирования его действия возвращается добрачная фамилия. Так же после смерти одного из супругов теряется право наследования и на пенсию по утере кормильца.

Исключением можно считать восстановление в правах добросовестного супруга, чьи права попраны во время заключения этого брака. Он может потребовать возмещения вреда, что нанесен ему после признания брака недействительным.

Дорогие читатели, информация в статье могла устареть, воспользуйтесь бесплатной консультацией позвонив по телефонам: Москва +7 (499) 938-66-24, Санкт-Петербург +7 (812) 425-62-38, Регионы 8800-350-97-52

Вс поправил практику раздела имущества между бывшими супругами

Пленум ВС РФ О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака

Судей двух инстанций, неверно трактовавших нормы материального права при разделе имущества бывших супругов, поправил Верховный суд РФ в деле, которое вошло в новый 160-страничный обзор судебной практики ВС, второй за текущий год.

Как отмечает ВС в главе, посвященной анализу практики коллегии по гражданским делам, на имущество, приобретенное в период брака, но на средства, принадлежавшие одному из супругов лично, режим общей совместной собственности супругов не распространяется.

У. обратился в суд с иском к П. о разделе совместно нажитого имущества, ссылаясь на то, что состоял в браке с П. В период брака по договору купли-продажи супругами в совместную собственность была приобретена квартира.

Поскольку брачный договор между сторонами не заключался, соглашение о разделе совместно нажитого имущества не достигнуто, У. просил произвести раздел квартиры между ним и П.

и признать за ним право собственности на 1/2 доли в праве общей долевой собственности на спорную квартиру.

Ответчик П. исковые требования не признала, просила признать за истцом право собственности на 1/15 доли в праве общей долевой собственности на спорную квартиру, а за ней – право собственности на 14/15 доли, учитывая приобретение квартиры на личные средства ответчика в сумме 1 750 000 руб.

Судом установлено, что с 23 декабря 2010 г. У. состоял с П. в браке. В период брака на основании договора купли-продажи от 11 февраля 2011 г. супругами приобретена квартира, право совместной собственности на которую зарегистрировано за ними 10 марта 2011 г. Цена приобретенной квартиры составила 1 995 000 руб.

Как было установлено в ходе рассмотрения дела и сторонами не оспаривалось, часть денежных средств в размере 1 750 000 руб., потраченных на приобретение указанной квартиры, была получена П. в дар от П. Л. (матери П.

Читайте также:  Основания прекращения права постоянного пользования участком, права пожизненного наследуемого владения участком

) по договору дарения от 11 февраля 2011 г. Данная сумма выручена матерью П. от продажи принадлежавшей ей на праве собственности квартиры. Все названные выше сделки были совершены в один день – 11 февраля 2011 г.

Брак между У. и П. расторгнут 9 октября 2014 г. Раздел имущества супругов после расторжения брака между сторонами не производился.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования о разделе спорной квартиры между супругами в равных долях, суд первой инстанции исходил из того, что между сторонами было достигнуто соглашение о приобретении квартиры в общую совместную собственность, и поскольку полученные в дар денежные средства были внесены П. по ее усмотрению на общие нужды супругов – покупку квартиры, то на данное имущество распространяется режим совместной собственности супругов.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ признала, что выводы судов сделаны с нарушением норм материального права.

В соответствии со ст. 34 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью.

К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

В соответствии с п. 1 ст. 36 СК РФ имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью.

Как установлено судом, источником приобретения спорной квартиры являлись средства, полученные П. по безвозмездной сделке, а также частично совместно нажитые средства супругов.

Согласно разъяснениям, содержащимся в абзаце четвертом п. 15 постановления Пленума Верховного суда РФ от 5 ноября 1998 г.

№ 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», не является общим совместным имущество, приобретенное хотя и во время брака, но на личные средства одного из супругов, принадлежавшие ему до вступления в брак, полученное в дар или в порядке наследования, а также вещи индивидуального пользования, за исключением драгоценностей и других предметов роскоши.

Из приведенных выше положений следует, что юридически значимым обстоятельством при решении вопроса об отнесении имущества к общей собственности супругов является то, на какие средства (личные или общие) и по каким сделкам (возмездным или безвозмездным) приобреталось имущество одним из супругов во время брака.

Имущество, приобретенное одним из супругов в браке по безвозмездным гражданско-правовым сделкам (например, в порядке наследования, дарения, приватизации), не является общим имуществом супругов.

Приобретение имущества в период брака, но на средства, принадлежавшие одному из супругов лично, также исключает такое имущество из режима общей совместной собственности.

Вместе с тем судом такое юридически значимое обстоятельство, как использование для приобретения спорной квартиры средств, принадлежавших лично П., ошибочно было оставлено без внимания.

Делая вывод о том, что спорная квартира относится к совместно нажитому имуществу супругов, суд исходил из отсутствия в договоре о ее покупке условий о распределении долей в квартире.

При этом суд не учел, что полученные П. в дар денежные средства в размере 1 750 000 руб. и потраченные на покупку квартиры являлись личной собственностью П., поскольку совместно в период брака с истцом не приобретались и не являлись общим доходом супругов.

  • Внесение этих средств для покупки квартиры не меняет их природы личного имущества П.
  • Таким образом, доли сторон в праве собственности на квартиру подлежали определению пропорционально вложенным личным денежным средствам ответчика и совместным средствам сторон.
  • Это судебными инстанциями учтено не было и повлекло за собой вынесение незаконных судебных постановлений (определение № 45-КГ16-16).

Вс не согласился с позицией нижестоящих инстанций о допустимости раздела бизнеса при разводе

26 марта Верховный Суд вынес Определение № 81-КГ19-2, в котором разобрался, может ли бизнес индивидуального предпринимателя, начатый в период брака, являться предметом раздела совместно нажитого имущества супругов при разводе.

Елена Коробицына обратилась в Гурьевский городской суд Кемеровской области с иском к бывшему супругу Александру Коробицыну о разделе совместно нажитого имущества. Она указала, что ими в период брака за счет общих денежных средств было приобретено движимое и недвижимое имущество.

При этом квартира и гараж были оформлены в собственность матери мужа. Еще одна квартира была приобретена истицей на личные деньги.

Она попросила признать данную квартиру ее личным имуществом, взыскать с мужа компенсацию за половину доли в праве собственности на общее имущество в сумме более 700 тыс. руб.

Александр Коробицын обратился в суд со встречным исковым заявлением.

В нем он просил взыскать с бывшей жены компенсацию в размере половины стоимости нежилого помещения, половину рыночной стоимости бизнеса индивидуальной предпринимательской деятельности супруги, а также половину денежного вклада в сумме более 170 тыс. руб.

Александр Коробицын указал, что имущество было приобретено в браке, оформлено на имя их сына на основании договора дарения от 29 января 2016 г., заключенного супругой в отсутствие согласия мужа на совершение сделки.

17 мая 2018 г. первая инстанция признала совместным имуществом супругов жилой дом и земельный участок, гараж, более 634,5 тыс. акций, оружие, нежилое помещение и бизнес ИП Елены Коробицыной.

В собственность Александра Коробицына были переданы жилой дом и земельный участок, гараж, акции и оружие. Супруга получила нежилое помещение и бизнес.

В счет разницы в стоимости переданного супругам имущества с жены была взыскана денежная компенсация в размере половины доли бизнеса – более 2,6 млн руб.

Суд отметил, что предприятие было организовано в период совместного проживания сторон и на его организацию были затрачены совместные деньги. Квартира была признана собственностью Елены Коробицыной.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда решение первой инстанции было оставлено без изменения, в связи с чем Елена Коробицына обратилась в ВС с кассационной жалобой.

Рассмотрев дело, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда указала, что в соответствии со ст. 34 Семейного кодекса к общему имуществу супругов относятся доходы каждого из них от трудовой, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения.

Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Суд отметил, что в соответствии с разъяснениями, данными в Постановлении Пленума ВС РФ от 5 ноября 1998 г.

№ 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу, является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу ст. 128, 129, п. 1 и 2 ст.

213 ГК может быть объектом права собственности граждан независимо от того, на имя кого из супругов или кем из супругов оно было приобретено или кем внесены денежные средства, если брачным договором между ними не установлен иной режим этого имущества.

ВС напомнил, что согласно ст.

128 ГК к объектам гражданских прав относятся вещи, включая наличные деньги и документарные ценные бумаги, иное имущество, в том числе безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, имущественные права, результаты работ и оказание услуг, охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность) и нематериальные блага. В силу ч. 2 ст. 56 ГПК суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Из приведенных положений следует, что одним из юридически значимых обстоятельств по данному делу являлось выяснение вопроса о том, является ли бизнес Елены Коробицыной объектом гражданских прав, однако нижестоящий суд указанные обстоятельства не учел.

Читайте также:  Строительный контроль и надзор

«Суд не учел, что сам бизнес самостоятельным объектом права, предусмотренным гражданским законодательством, не является, а представляет собой деятельность, ведение которой происходит в одной из организационно- правовых форм коммерческих организаций, а также индивидуальными предпринимателями», – подчеркнул ВС.

Он указал, что имущество, приобретаемое ИП в период брака в процессе своей деятельности, а также доходы от нее в силу ст. 34 СК являются общим совместным имуществом. «Таким образом, предметом раздела между супругами могут быть доходы от предпринимательской деятельности и имущество, приобретенное индивидуальным предпринимателем в период брака», – заключил Суд.

Так, ВС отменил решения нижестоящих судов в части признания бизнеса совместным имуществом супругов и его раздела, а также взыскания с Елены Коробицыной денежной компенсации в пользу бывшего мужа, направил дело на новое рассмотрение в указанной части в суд первой инстанции.

Комментируя «АГ» позицию Верховного Суда, адвокат АП г. Москвы Арсен Егиазарян назвал ее обоснованной. Он отметил, что нижестоящие инстанции неправильно определили имущество, которое подлежит разделу суды, указав на «1/2 рыночной стоимости предприятия (бизнеса) индивидуальной деятельности».

«Суды не конкретизировали данный объект для решения вопроса о разделе. Необходимо установить, что именно включено в понятие “бизнес”.

Например, это может быть помещение, которое было получено в аренду, а также имущество и оборудование, которое было куплено супругами и используется в процессе деятельности, а также доход, который был получен в результате такой предпринимательской деятельности.

Поэтому предметом раздела должно быть в отдельности конкретное движимое или недвижимое имущество, а также доход от предпринимательской деятельности.

При таком подходе к решению вопроса, в совокупности, можно уже провести оценку имущества, определить размер доходов от предпринимательской деятельности, и если суд принимает решение оставить данное имущество одной стороне, то данная сторона должна компенсировать другой стороне половину стоимости имущества», – пояснил Арсен Егиазарян.

Адвокат также посчитал, что правоприменительную практику постановление ВС не изменит, так как оценку имущества и доходов от предпринимательской деятельности стороны, как правило, определяют для себя в процессе спора.

«Кроме того, если в исковом заявлении о разделе совместно нажитого имущества, одна сторона просит осуществить раздел 1/2 бизнеса, который супруги организовали в процессе брака, то судам следует разъяснять сторонам спора, что они не могут требовать раздела бизнеса, они должны конкретизировать каждый предмет раздела и обосновать требование», – подчеркнул Арсен Егиазарян.

Адвокат МКА «Адвокат» Максим Жмурков указал, что в бракоразводных делах с разделом совместно нажитого имущества действительно встречается практика выдела доли супруга, например в ООО.

«В такой ситуации затрагиваются вопросы безопасности корпорации, которые могут быть решены, в частности, через запрет в уставе или в специальном договоре участников общества.

Но в этом случае речь идет о доле в уставном капитале общества, а не о рыночной стоимости бизнеса, поскольку последняя категория, как справедливо заметил ВС РФ, не принадлежит к объектам гражданских прав.

Рыночная стоимость бизнеса определяется экспертными методами и представляет собой, по сути, оценку бизнеса как деятельности и не только является оценочной категорией, но и крайне изменчивой в различные моменты времени», – отметил адвокат.

«Однако если среди целей определения рыночной стоимости бизнеса могут быть установление стоимости объекта залога (при ипотеке) в разделах и поглощениях, реструктуризации, ликвидации предприятия и т.п., то почему бы не применить ее для цели выделения долей при разделе имущества бывших супругов. Это ведь тоже способ добиться оценки совместного имущества», – указал Максим Жмурков.

Проблемы признания имущества супругов раздельным в судебной практике / семейное право

Наиболее распространенными категориями семейно-правовых споров  в российских судах являются конфликты по поводу раздела совместно нажитого имущества и исполнения алиментных обязательств.

Первая категория споров зачастую возникает именно по поводу режима собственности супругов.

Семья – не только социальный институт, но и прежде всего комплекс имущественных правоотношений, которые регулируется на основе режима общей совместной собственности супругов.

Общая совместная собственность супругов презюмируется в российском законодательстве. Не важно, кто из супругов во время брачно-семейных отношений внес больший вклад в приумножение семейного капитала, законодатель на основании принципа справедливости признает их вклад равным.

С морально-этической, исторической и религиозной  точки зрения, возможно, такая конструкция кажется идеальной, так как в классическом понимании муж является добытчиком (зарабатывает деньги), а жена хранителем домашнего очага (забота о детях, ведение семейного хозяйства).

В таком понимании абсолютно уместен принцип справедливого (равного) распределения имущественных долей, дополнительная гарантия защиты супругу, который в силу стечения семейных обстоятельств был вынужден не работать.

 Но с точки зрения права и гражданского оборота такое понимание семейных отношений кажется слишком архаичным.

Почему же режим общей совместной собственности вызывает столько практических проблем? Все дело в том, что современные тенденции, которые статистически показывают на высокий количественный уровень судебных дел о разводе, не позволяет говорить о мирном прекращении брачно-семейных отношений.

Допустим, супруги уладили все свои личные взаимоотношения, но никто не собирается мириться, когда речь идет об имуществе, которое в случае с недвижимостью стоит миллионы, или даже несколько десятков, а то и сотен миллионов рублей.

В этот момент и возникает правовой конфликт, на основе которого мгновенно формулируется вопрос:  а кому же и сколько достанется имущественной массы? Мне, как судебному юристу, который занимается, в том числе семейными спорами, преимущественно в бракоразводных процессах, хорошо известна ситуация, когда недостаточно законодательного презюмирования, которое предполагает общее правило – общая совместная собственность супругов подлежит разделу в равных долях (за исключением определенных обстоятельств, связанных с несовершеннолетними детьми, материнским капиталом и пр.), при этом делятся аналогичным образом и долговые обязательства.  

Если бы было все так просто в семейных спорах, то данное «правило справедливости» исключало бы всякие семейные конфликты имущественного характера.

Усложняются такие споры именно на основании того, что каждый из супругов  в процессе раздела совместно нажитого имущества пытается признать все или часть имущество своей личной собственностью, которая не включается в категорию общей совместной.

При этом существует несколько правил, в силу которых имущество, приобретенное одним из супругов во время брака, признается в силу закона раздельной собственностью. В силу правил, установленных ст.

36 СК РФ, к такому имуществу относится: имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов);  вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши, хотя и приобретенные в период брака за счет общих средств супругов, признаются собственностью того супруга, который ими пользовался; исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный одним из супругов, принадлежит автору такого результата. К данным основаниям добавляется так же положение п. 4 ст. 38 СК РФ, в силу которого суд может признать имущество, нажитое каждым из супругов в период их раздельного проживания при прекращении семейных отношений, собственностью каждого из них. Семейным кодексом РФ предусмотрено еще ряд исключений из общих правил, например таких, как внесение супругами вклада в банк на счет своих несовершеннолетних детей и пр.

Согласно норме п. 2 ст. 254 ГК РФ: при разделе общего имущества и выделе из него доли, если иное не предусмотрено законом или соглашением участников, их доли признаются равными.

Из законодательного регулирования не следуют те дополнительные обстоятельства, которые возникают в правоприменении.

Например, одному из супругов деньги на квартиру предоставили родители; супруг купил квартиру до регистрации брака в кредит, но последний платеж по кредитному договору с банком осуществил после регистрации брака; дом был построен одним из супругов за свои денежные средства, но государственная регистрация права произошла после вступления в брак.

В силу господства в отечественном правопорядке принципа внесения в регистрационной системе недвижимого имущества, то и право собственности у супруга возникло только после государственной регистрации (в браке). Перечисленные практические ситуации далеко не все возможные казусы, которые могут возникать в процессе раздела совместно нажитого имущества. Правила ст.

36 СК РФ такие казуистичные ситуации никоим образом не разрешают. В этой связи следует обратиться к судебной практике и разъяснениям Верховного Суда РФ, как российские суды разрешают такие проблемы и каков результат толкования норм семейного права в судебном правотворчестве.

Согласно разъяснениям, приведённым в пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г.

N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу, является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу статей 128, 129, пунктов 1 и 2 статьи 213 Гражданского кодекса Российской Федерации может быть объектом права собственности граждан, независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено или кем внесены денежные средства, если брачным договором между ними не установлен иной режим этого имущества. Не является общим совместным имущество, приобретённое хотя и во время брака, но на личные средства одного из супругов, принадлежавшие ему до вступления в брак, полученное в дар или в порядке наследования, а также вещи индивидуального пользования, за исключением драгоценностей и других предметов роскоши.

Читайте также:  Снежный Ком: стратегия погашения кредитов, преимущества, пример

Интересным представляется «дело Ноздрачевых» (Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 июля 2016 г. N 37-КГ16-8), где ВС РФ рассмотрел спор по предмету принадлежности автомобиля.  Из материалов дела следует, что автомобиль был куплен супругом Ноздрачевым до брака в кредит, но окончательно погашен кредит был во время брака.

Суть спора состоит в том, что супруг требовал в своем встречном иске исключить такой автомобиль из общей совместной собственности, а супруга требовала признать автомобиль совместным имуществом. Нижестоящие суды по данному делу так же разошлись во мнении. Суд первой инстанции (районный суд) признал автомобиль за супругом, а областная апелляция встала на сторону супруги Ноздрачевой.

Гражданская коллегия Верховного Суда РФ поставила точку в данном вопросе, исключив автомобиль из общей совместной собственности супругов, признав его собственностью супруга Ноздрачева.

Свои выводы высокая инстанция аргументировала следующим образом: «определяющими в отнесении имущества к раздельной собственности супругов (имущество каждого из супругов) являются время и основания возникновения права собственности на конкретное имущество у каждого из супругов (до брака или в браке, но по безвозмездным сделкам).

По настоящему делу судом установлено, что спорный автомобиль приобретён Ноздрачевым А.Е. по договору купли-продажи в октябре 2008 года, то есть до вступления в брак, что не оспаривалось истцом. Обязательство по оплате приобретенного автомобиля перед продавцом было исполнено Ноздрачевым А.Е. до заключения брака.

В силу изложенного к указанному имуществу не может быть применен режим совместной собственности супругов. При этом факт погашения долга Ноздрачева А.Е. по кредитному договору после заключения брака в соответствии с положениями статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации не является основанием для признания автомобиля общей совместной собственностью супругов».

Похожую ситуацию ВС РФ разрешил в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25.10.2016 N 45-КГ16-16. Дело состояло в том, что супруги приобрели квартиру в браке на денежные средства, которые в преобладающей своей массе были подарены по договору дарения супруге её матерью.

Суд первой инстанции, признав такую квартиру общей совместной собственностью (суд апелляционной инстанции согласился), аргументировал свои доводы на основании того, что между сторонами было достигнуто соглашение о приобретении квартиры в общую совместную собственность и поскольку полученные в дар денежные средства были внесены Пономаревой А.Н. по ее усмотрению на общие нужды супругов — покупку квартиры, то на данное имущество распространяется режим совместной собственности супругов. Верховный Суд РФ отменил решения нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Свой вывод ВС РФ аргументировал следующим образом: юридически значимым обстоятельством при решении вопроса об отнесении имущества к общей собственности супругов является то, на какие средства (личные или общие) и по каким сделкам (возмездным или безвозмездным) приобреталось имущество одним из супругов во время брака. Имущество, приобретенное одним из супругов в браке по безвозмездным гражданско-правовым сделкам (например, в порядке наследования, дарения, приватизации), не является общим имуществом супругов. Приобретение имущества в период брака, но на средства, принадлежавшие одному из супругов лично, также исключает такое имущество из режима общей совместной собственности.

Верховный суд разъяснил, как считать сроки раздела общего имущества при разводе

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ пересмотрела решение своих краснодарских коллег по спору бывших супругов. Предметом спора оказалось имущество, нажитое супругами в браке. Но требования по разделу этого имущества были высказаны не сразу после развода, а спустя годы.

Иск о разделе нажитого в браке добра экс-супруг может подать, если его имущественные права будут нарушены.

Сама по себе процедура дележа бывшими супругами совместно нажитого имущества никогда не была быстрым и легким процессом со всех точек зрения. Это, как правило, процессы длительные, материально затратные и нервные.

Ведь граждане при разделе своего общего добра обращаются в суд лишь в том случае, когда они не смогли сами и без посторонних разделить машины, квартиры и прочее нажитое, вплоть до ложек-вилок и домашних животных.

Обыватель точно знает общее правило: закон дает бывшим супругам три года на то, чтобы поделить совместно нажитое имущество. Но вот когда начинать отсчет этого трехлетнего срока — со дня развода или с того момента, когда права другого супруга оказались нарушены?

  • В одном из дел, рассмотренных Судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда, нижестоящие суды не смогли определиться, как правильно считать исковую давность в таких спорах.
  • В итоге высокая судебная инстанция растолковала, в каких случаях забрать свое добро, нажитое в браке, можно даже спустя много лет после самого факта развода.
  • Правовые аспекты семейной жизни эксперты «РГ» разбирают в рубрике «Юрконсультация»

Наши герои из Краснодарского края прожили в браке больше десяти лет. Они успели за это время построить дом. Позже, при оформлении развода, делить общее имущество — тот самый дом — они не стали. И разъехались так — в построенном за годы брака доме остался жить экс-муж. Его бывшая супруга против этого факта не возражала. Но вот от своего права собственности на этот дом она не отказывалась.

А дальше произошло следующее: через год после развода мужчина заключил новый брак. В этом браке у него родились двое детей. Еще через шесть лет мужчина скончался. И наследники стали делить его имущество. В том числе и тот дом, в котором они жили.

Наследники решили, что дом должен достаться в равных долях его вдове, его матери и двум сыновьям. Вот тут-то и появилась женщина, про которую все забыли, — первая супруга умершего. Она заявила о своих правах на дом, который они с мужем при разводе делить не стали.

Первая жена пошла с иском в районный суд и потребовала признать за ней право собственности на половину дома. В ее иске ответчиком значилась вторая семья мужчины. В суде главный аргумент ответчиков звучал так — срок исковой давности по требованию своей части дома первой женой уже пропущен. И спустя семь лет после развода поздно вспоминать о разделе имущества.

Краснодарский районный суд, выслушав все стороны, иск первой жены удовлетворил, присудив ей половину этого дома.

Ответчики обжаловали такое решение. И апелляция — краевой суд — с ними согласилась, встав на сторону членов второй семьи мужчины. Вторая инстанция заявила, что по Семейному кодексу (статья 38) на раздел общего имущества супругов отводится три года. И это время надо исчислять с момента официального расторжения брака. А это значит, что срок исковой давности истицей уже давно пропущен.

Проигравшая первая жена обжаловала этот вердикт в Верховном суде страны. Там Судебная коллегия по гражданским делам дело затребовала, изучила и сказала, что истица, вообще-то, права.

Судебная коллегия по гражданским делам в качестве аргумента напомнила коллегам про постановление Пленума Верховного суда (№ 15) «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака». По этому постановлению срок исковой давности по подобным спорам составляет действительно три года.

Но не со времени прекращения брака, а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о том, что его права нарушены. Это сказано в статье 200 Гражданского кодекса РФ.

Срок исковой давности по требованиям о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, исчисляется с момента, когда бывшему супругу стало известно о нарушении своего права на общее имущество, а не с момента возникновения иных обстоятельств.

Под «иными обстоятельствами» подразумевается регистрация права собственности на имущество за одним из супругов в период брака, прекращение брака, неиспользование спорного имущества и тому подобное.

Суд растолковал, в каких случаях забрать нажитое в браке можно даже спустя много лет после развода

Дом, о котором идет спор, был построен в период брака и законно являлся совместной собственностью. Спора относительно дома не было.

Это означает, что не было и нарушения прав со стороны ответчика, подчеркнул Верховный суд РФ. При этом от прав собственности на этот дом первая жена не отказывалась.

Следовательно, срок исковой давности по делу не истек. Значит, выводы апелляции о его пропуске неверны.

Верховный суд заметил, что в регионах в подобных ситуациях местные суды часто считали, что трехлетний срок исковой давности необходимо исчислять с даты расторжения брака. Что неверно. В таких ситуациях важно установить, когда бывшему супругу стало известно о нарушении его права.

В итоге Верховный суд РФ отправил дело на новое рассмотрение в Краснодарский краевой суд.

источник:Подробнее ➤

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *