Правительство готовит закон о продаже единственного жилья за долги

Правительство готовит закон о продаже единственного жилья за долги

Уже несколько лет россияне с тревогой следят за разработкой законопроекта, который должен ограничить иммунитет в отношении единственного жилья. В 2019 году забрать за долги единственное жилье пока нельзя, но все может мгновенно измениться, если предложения Минюста обретут форму закона. Итак, что сегодня предлагает законопроект, в каких случаях должникам придется переехать из дорогих апартаментов в квартиры поменьше и поскромнее?

Отметим, что на данный момент никаких окончательных решений еще не существует. Мы уже давно следим за этой темой и если единственное жилье в 2019 году действительно станут забирать за долги, то обязательно подготовим детальный анализ нововведения.

А что существует сейчас? Сегодня Минюст ведет разработку законопроекта, который уже претерпел ряд важных изменений да таких, что от первоначальной версии документа практически не осталось и следа.

Если все эти события прошли мимо вас, то кратко напомним, что сегодня осуществляются попытки расшатать незыблемость постулата о неприкосновенности единственного жилья. Все знают, что за долги по закону нельзя забрать последнюю крышу над головой.

В это положение хотят внести исключение. Так, если должник обладает чрезмерно дорогим или слишком просторным единственным жильем, то его могут продать, а на вырученные деньги купить должнику жилье поменьше.

Сэкономленные средства должны пойти на уплату долга.

Прежняя версия законопроекта

Правительство готовит закон о продаже единственного жилья за долгиНадо отметить, что разработка законопроекта ведется с 2016 года. Сначала хотели распространить действие закона на всех должников, включая тех, что не смогли выплатить банковский кредит или займ на карту, однако потом оставили только неплательщиков алиментов. Забегая вперед, скажем, что в 2019 году опять вернулись к старому варианту, то есть в последней версии законопроекта лишиться единственного жилья могут любые должники, начиная с неплательщиков коммуналки и заканчивая должников по кредитам, налогам.

В старой версии законопроекта единственное жилье, чтобы его могли продать за долги, должно было соответствовать двум условиям. Во-первых, площадь жилья должна была превышать в 2 раза норму, рассчитанную на должника и членов его семьи. Во-вторых, по стоимости оно должно было иметь двукратный перевес над стоимостью жилья, положенного, исходя из нормативов площади.

Версия законопроекта в 2019 году

Но в 2019 году все эти положения законопроекта об единственном жилье практически полностью переписали. По новой версии предлагается забирать единственное жилье в рамках процесса о банкротстве должника.

Подать заявление о банкротстве может, как сам должник, так и его кредитор, если сумма долга более 0,5 млн рублей и по ней не было платежей, как минимум 3 месяца.

В ходе судебного разбирательства будет сформирована опись имущества должника. В нее включат все наиболее ценные активы должника. Туда же может попасть и единственно жилье должника, если оно будет попадать под критерии роскошного.

Критерии роскошного жилья:

  • Цена недвижимости более 30 млн рублей
  • Недвижимость, в которой на каждого члена семьи более 30 кв.м

Процесс продажи единственного жилья

В законопроекте детально прописан процесс продажи жилья. Все сделано для того, чтобы должник не остался без крыши над головой.

Для этого еще до того, как продано единственное жилье должника, кредитор покупает гражданину новую квартиру.

Конечно, она будет меньше по площади и не такая дорогая, как прежняя недвижимость, однако при этом будет отвечать определенным требованиям. Указанные критерии кредитор должен в обязательном порядке соблюдать при покупке нового жилья.

Требования к новому жилью:

  • Новое жилье находится в том же населенном пункте, что и старое
  • Новое жилье не имеет признаков ветхости, аварийности
  • В новом жилье на каждого члена семьи приходится более 10 кв.метров жилой площади

Правительство готовит закон о продаже единственного жилья за долги

Суд откажет в изъятии единственного жилья гражданина, если сумма его долгов явно не соответствует стоимости жилья. Например, если неплательщик задолжал менее 1 млн рублей, или сумма его долга менее 5% от цены недвижимости, то ему можно не опасаться изъятия единственного жилья за долги.

На 1 год продажу жилья за долги могут приостановить, если у должника будут уважительные обстоятельства. В их числе могут рассмотреть болезнь, наличие годовалых детей и т.д.

Приставы и единственное жилье

Сегодня приставы могут забрать единственное жилье только за долги по ипотеке. Подробнее читайте в нашем материале «Квартиру забирают за долги по ипотеке. Как быть?»

Кроме того, они могут наложить арест на единственное жилье. Верховный суд признал, что это вполне допустимо в качестве обеспечительной меры. Арест единственного жилья означает, что такое жилье гражданин не может продать, обменять, подарить, заложить, сдать в аренду. В арестованной квартире нельзя прописаться. Можно только жить.

Считается, что получив такие ограничения на единственное жилье, гражданин забеспокоится и найдет средства для погашения возникшей задолженности. Даже согласится оформить займ без процентов на карту, чтобы только скорее избавиться от ограничений. Кстати, после оплаты долга все препоны мгновенно снимаются.

В рф разрешили лишать должников единственного жилья. ждем армию бродяг? интервью

Правительство готовит закон о продаже единственного жилья за долгиhttps://www.znak.com/2021-04-28/v_rf_razreshili_prodavat_edinstvennoe_zhile_dolzhnikov_zhdem_armiyu_brodyag_intervyu

2021.04.28

Конституционный суд РФ разрешил изымать у должников жилье даже при условии, что оно является единственным. Норма закреплена в решении по делу жителя Калужской области Ивана Ревкова. В 1999 году он одолжил 770 тыс.

рублей своей знакомой Елене Шахлович. С учетом инфляции сумма долга возросла до 4 млн рублей, но деньги женщина по сию пору так и не вернула. Вместо этого купила квартиру.

Прежде она так и осталась бы с ней, так как жилье единственное. 

В 2012 году КС уже обращал внимание на такие ситуации, рекомендовав Госдуме выработать правила изъятия квартир у безответственных должников. Законодатель позицию суда проигнорировал. Теперь суд встал на сторону кредитора, создав прецедент. Опираясь на него, любой суд в России теперь может также изымать жилье должников. 

С учетом того, что 42 млн россиян имеют кредиты и сумма их долга перед банками достигает 20 трлн рублей, ситуация тревожная.

Кредитные должники, а также те, кто имеет просроченные штрафы ГИБДД, недоимки по налогам и алиментам, превратятся в ближайшее время в бомжей? Об этом Znak.

com поговорил со специалистом по гражданскому праву, партнером коллегии адвокатов Pen & Paper Станиславом Даниловым.

— В чем смысл принятого КС решения, насколько оно значимо?

— Решение поворотное. Оно переворачивает по меньшей мере 10 лет судебной практики, в том числе по делам о банкротстве. Ранее единственное жилье должника было почти всегда защищено от обращения взыскания на него.

Кредиторы вынуждены были изыскивать все новые и новые способы убеждать банкротный суд в недобросовестности должника, так как это было единственным возможным аргументом в пользу того, что жилье все-таки нужно продать.

Ситуации с сохранением избыточного жилья за злостным неплательщиком, а в некоторых случаях даже роскошного, встречались сплошь и рядом. До последнего момента суды допускали лишение жилья только в случае, когда должник вел себя уж явно недобросовестно.

— Что значит недобросовестно?

— Допустим, прямо перед банкротством должник продал условную «двушку», скажем, 40 квадратных метров, и оставил себе в качестве единственного жилья пятикомнатную квартиру в 120 метров.

И заявил, что деньги от продажи «двушки» он уже потратил на семейные нужды. Очевидно, что в этом случае должник руководствовался явно не интересами кредитора.

Еще один пример, когда лица перед банкротством две расположенные рядом квартиры объединяли в одну и объявляли ее единственным жильем. 

— Проще говоря, речь шла о неких исключительных случаях?

— О случаях, когда у должников не было никакого благовидного предлога для совершения таких действий.

Мне даже известны примеры, когда должники собирали все свои сбережения, покупали элитную квартиру площадью в тысячу квадратных метров и стоимостью в десятки миллионов рублей, чтобы таким образом сберечь накопленный капитал.

Сейчас такие случаи должны кануть в Лету. КС наконец сказал нам, что эта практика не соответствует балансу интересов должника и кредитора.

— В 2012 году КС уже рассматривал вопрос. Тогда он постановил, что исполнительный иммунитет должника по отношению к единственному жилью должен быть законодательно скорректирован и необходимо прописать правила изъятия таких квартир.

— По сути, в нынешнем постановлении КС содержится этакий непрозрачный намек. Суд критикует законодателя за то, что он, в нарушение федерального конституционного закона о КС, игнорировал данное судом 2012 году указание установить порядок изъятия единственного жилья у должника.

Но теперь это уже вторично. По-русски говоря, решение суда означает следующее: раз вы не хотите установить эти нормы, то с этого момента все будет по самому худшему сценарию. И вы будете потом сами разбираться с народным недовольством, т. к.

людей начнут выселять, невзирая на условия.

— Какой худший сценарий имеется ввиду?

Правительство готовит закон о продаже единственного жилья за долгиСтанислав Даниловличный архив

— Район проживания должника, то, где находятся школы и садики его детей, репетиторы и поликлиники — все это будет банкротными судами игнорироваться.

Читайте также:  Последствия банкротства физических лиц: минусы для должника, чем грозит процедура в 2020 для родственников, супругов

Единственный критерий, которым они будут руководствоваться отныне,  — стоимость нынешнего жилья должника и возможность на какую-то дельту с его продажи купить другое, меньшей площади, но в том же городе или районе.

Если вы живете в центре Санкт-Петербурга, рядом со школой, работой и всей необходимой инфраструктурой, то переселение вас с детьми за кольцевую автодорогу существенно ухудшит качество жизни вас и ваших близких. До работы вы теперь будете добираться два часа, а садиков там может не оказаться вовсе.

Но банкротному суду на это будет наплевать, потому что он ориентируется теперь исключительно на объем денежных знаков. И в решении КС ничего не говорится о том, что надо учитывать еще какие-то условия и интересы семьи при переселении из единственного жилья в альтернативное.

— Какие гарантии будут у должника, что он не станет бомжом и ему вообще купят взамен хоть что-то?

— Суд будет ориентироваться исключительно на социальные нормы площади жилья на человека. Они разнятся от региона к региону, но в среднем это 18 квадратных метров. Но все мы понимаем, что это не единственный критерий комфортного проживания. Так же как МРОТ в действительности не является достойной зарплатой, которая позволяет достойно жить.

— То есть решение по делу Ивана Рявкова имеет прецедентное значение? 

— Именно про это я и говорю. Конституционный суд открыл врата, и сейчас поток судебной практики начнет формироваться стихийным, самым непредсказуемым и противоречивым образом. И все потому, что законодательной нормы не существует. Еще акцентирую внимание: с апреля сняты все защиты для должников…

— Речь о моратории, который устанавливали на время коронавируса?

— Это «ковидные каникулы»: запреты на обращение взысканий, приостановление исполнительных производств. Это все теперь исчезает и, полагаю, маховик взысканий начнет раскручиваться очень сильно. Вряд ли ошибусь, сказав, что случаи личных банкротств возрастут в разы.

С учетом новых правил игры резко возрастет и количество попыток обращения взысканий на единственное жилье должника. Прежде всего отреагируют банки. Они начнут всеми силами защищать свои права, постараются вернуть каждую вложенную копейку.

Если они могут продать чью-то квартиру и выселить человека с семьей на другой конец города, чтобы вернуть себе хотя бы 300 тыс. рублей, то они пойдут на это. Остановить это стихийное формирование судебной практики сейчас может какое-то внятное толкование.

Оно может быть сделано Верховным судом либо законодателем. Но он, как вы видите, уже девять лет это успешно забывал сделать.

— То есть теперь, если ты просрочил штраф ГИБДД или не погасил долг по алиментам, то рискуешь потерять квартиру или дом?

— На самом деле такого риска нет. КС поменял свою позицию по исполнительскому иммунитету только лишь в связке с федеральным законом о банкротстве и только применительно к должникам — физическим лицам.

Если не будет какого-то расширительного толкования этого постановления, то мы можем ожидать с вами кейсов, при которых продается единственное жилье должника лишь в случае банкротства физлиц.

Другой вопрос — это сумма, которая необходима для начала этой процедуры.

— Какова она?

— На данный момент — 500 тыс. рублей. Любое лицо, которое имеет перед кем-либо персонально или в совокупности долг на эту сумму, вступает в зону риска. Ранее обычные кредиторы не считали нужным тратить время и силы на банкротство физлиц.

Типичная ситуация: приставы, действуя по исполнительному листу, выясняют, что на счете у должника три рубля, в его распоряжении старенькая машина и единственная квартира. Смысла начинать процедуру банкротства в этих условиях ранее не было никакого. Это была ущербная стратегия.

Кредитор мог претендовать только на мизерную часть зарплаты должника и средства от продажи его ненужной никому машины. При этом он платил за процедуру банкротства, а это недешевое удовольствие. Теперь ситуация должна в корне измениться.

У кредитора появилась вполне понятная «морковка» в виде квартиры, которая его привлекает в процедуру банкротства должника. В конце он, вполне возможно, теперь сможет вернуть свои деньги.

— И отобьет затраты на саму процедуру.

— Верно, расходы в процедуре удовлетворяются за счет имущества должника. Это уже абсолютно коммерческий и осязаемый проект.

— Будут какие-то исключения из правил; допустим, нельзя будет продавать жилье, в котором живут дети, инвалиды или пенсионеры?

— Никаких ограничений нет, КС об этом ничего не сказал. В этом и состоит та опасность, о которой я говорил выше. Инвалиды, дети, садики, больницы и прочее не интересны банкротным судам. Там эти печальные истории должников слышали сотни раз. Судья не станет вникать в обстоятельства трудной жизни должника.

— Но взыскание может быть обращено только на имущество самого должника, то есть доли детей и жены не могут быть проданы?

— С женой сложнее, доли должника есть и в имуществе жены. А чужое имущество продано, конечно, быть не может.

— Можно прогнозировать сейчас случаи злоупотребления своими правами со стороны кредиторов: допустим, человек получил несколько тысяч рублей в микрокредитной организации, за счет бешенных процентов его долг моментально превысил 500 тыс. рублей, и прощай, квартира?

— Я бы не сказал, что это злоупотребление. Это риск, который на себя берет любой должник, когда он идет за займом в микрокредитную финансовую организацию. Наоборот, постановление КС прокредиторское и направлено на купирование злоупотреблений со стороны должников. Кредиторы все-таки банкротят физлиц не от хорошей жизни. 

Омбудсмен предложила запретить лишать семьи с детьми единственного жилья :: Жилье :: РБК Недвижимость

Речь идет о семьях с несовершеннолетними детьми. Риски по оценке платежеспособности таких заемщиков должны учитывать банки, отметила Татьяна Москалькова

Правительство готовит закон о продаже единственного жилья за долги

Prostock-studio/shutterstock.com

Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова предложила ввести законодательный запрет на выселение из единственного жилья семей с детьми. С такой инициативой она выступила на Всероссийском координационном совете уполномоченных по правам человека.

Выселение граждан из единственного жилья остается важной проблемой, подчеркнула омбудсмен. В качестве примера она привела историю семьи Петровых из Ярославской области, которые лишились единственного жилья из-за проблем с обслуживанием ипотеки. Сейчас семья с тремя детьми живет в монастыре.

«Мы предлагаем внести в закон запрет на выселение из единственного жилья семей с детьми. Пусть банки думают, кому они дают деньги, что они рискуют. Но в то же время мы не должны снизить возможность этого субсидирования», — сказала Татьяна Москалькова.

По ее словам, сейчас назрела необходимость реформирования законодательства в этой сфере. «Представляется необходимым рассмотреть вопрос о законодательном ограничении обращений о взыскании на единственное жилье у должника, имеющего несовершеннолетних детей. Так бы мы это сформулировали», — пояснила уполномоченный по правам человека.

Единственное жилье в России защищено исполнительским иммунитетом — на него запрещено обращать взыскание в счет погашения долгов (ст. 446 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) РФ). Исключение составляет только жилье, которое находится в залоге у банка по договору ипотеки. Ипотечную квартиру банк может забрать за долги, даже если семье больше негде жить и в ней прописаны дети.

В апреле 2021 года Конституционный суд потребовал законодательно урегулировать правила изъятия и продажи единственного жилья должника для погашения долгов. Сейчас этот механизм не прописан с точки зрения права.

С позиции КС, если единственное жилье значительно превышает нормативы по жилплощади на человека, его можно изымать, несмотря на имущественный иммунитет — и у недобросовестных должников, и у граждан-банкротов.

В мае 2021 года КС повторно потребовал восполнить этот пробел в законодательстве.

Квартира за долги. Верховный суд разъяснил, как взыскать долговые деньги с владельца жилья

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ пересмотрела решение своих коллег по спору о взыскании долга. Верховный суд, изучив дело, ответил на вопрос, который волнует немало людей — а можно ли забрать у должника единственное жилье, если другого имущества у него нет? И если забрать жилье можно, то как это сделать, на нарушая закон?

Наша история началась в Краснодаре. Там некая гражданка взяла у знакомого взаймы под проценты 3 миллиона рублей. Заем подтверждало приложенное к расписке свидетельство о праве этой гражданки на наследство по закону. Наследством должна была стать квартира.

Но в жизни заемщицы что-то пошло не так, и долг она в оговоренный срок не вернула. Постоянные напоминания о долге также ничего не дали. Тогда ее кредитор отправился в суд.

Он просил суд в исковом заявлении взыскать с гражданки сумму долга и проценты. Такое решение — удовлетворить иск, судом было принято. Когда оно вступило в законную силу, было возбуждено исполнительное производство.

Но вот имущества, на которое может быть обращено взыскание, обнаружить так и не удалось.

Поэтому исполнительное производство было окончено, а исполнительный лист возвращен взыскателю. Все труды оказались напрасны — положительно решение суда ничего не изменило.

Читайте также:  Как закрыть ип с долгами по налогам, в пфр в 2022?

Тогда обиженный кредитор снова пошел в суд. На этот раз с иском «об обращении взыскания на наследство» своей должницы. Ведь она же прилагала недвижимость как обеспечение возврата долга — свидетельство на наследство квартиры. Нет денег — пусть отдает квартирой.

Должница со своей стороны стала оспаривать заключение договора залога. По ее словам, из буквального содержания расписки о получении займа совсем не следует, что деньги она брала под залог «объекта недвижимого имущества». По мнению гражданки, там ведь не указан предмет ипотеки, его оценка, не проводилась и предусмотренная законом государственная регистрация залога.

Иск, расcтроенного таким поворотом дела кредитора, рассматривал Прикубанский районный суд Краснодара. И он кредитору в иске отказал. Суд в своем отказном решении исходил из того, что спорное жилье «является единственным пригодным для проживания», а значит, на него не может быть обращено взыскание.

  • Краснодарский краевой суд, куда пожаловался проигравший, отменил решение суда первой инстанции и пошел навстречу требованиям гражданина.
  • Залогодержатель в случае неисполнения обязательства приобретает не предмет залога (в нашем случае квартиру), а право получить свое из стоимости предмета залога, который для этого продается
  • Судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда не просто постановила передать квартиру взыскателю и признать за ним право собственности на нее.

Апелляция еще и взыскала с гражданина в пользу должницы 1 140 974 рублей разницы между суммой взысканной задолженности и стоимостью квартиры, определенной на основании товароведческой экспертизы. При этом судебная коллегия исходила из того, что дама-должница в расписке сама подтвердила заем своим наследственным имуществом, то есть фактически указала это жилое помещение как залог.

На этот раз обжаловать решение суда кинулась проигравшая сторона. И пожаловалась в Верховный суд. Когда дело дошло до Судебной коллегии по гражданcким делам Верховного суда РФ, куда пожаловалась должница, то его Судебная коллегия по гражданским делам обратила внимание на следующее важное обстоятельство.

Оно звучит следующим образом. Сам залогодержатель в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обеспеченного залогом обязательства приобретает не предмет залога (в нашем случае это оказалась квартира), а право получить удовлетворение из стоимости предмета залога, который с этой целью реализуется.

Следовательно, подчеркнула Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, по закону обращение взыскания на жилье должно «осуществляться путем его продажи с публичных торгов с определением начальной продажной цены».

Но коллеги судей Верховного суда — судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда не учла этого важнейшего обстоятельства и вынесла решение о передаче квартиры в собственность гражданина-кредитора, минуя публичные торги.

А это по закону недопустимо. Конечно, в некоторых случаях удовлетворение требования кредитора по обеспеченному залогом обязательству может «осуществляться путем передачи предмета залога в собственность залогодержателя». Верховный суд напомнил, что об этом говорит пункт 1 статьи 334 Гражданского кодекса РФ. Но в нашем случае апелляция — Краснодарский краевой суд — не указала на это.

Еще один серьезный момент, который был подчеркнут Верховным судом РФ в этом деле.

Апелляция в своем решении также не привела закон, которым руководствовалась, когда передавала предмет залога, то есть квартиру должницы нашему кредитору.

Кроме того, по мнению Судебной коллегии Верховного суда РФ, апелляция должна была установить характер возникших между сторонами этого спора правоотношений и разобраться с характером взятых на себя сторонами обязательств. Проще говоря, посмотреть, что было предложено в залог получения кредита и могла ли наследственная квартира быть таким залогом. А если могла, то какие условия должны быть соблюдены.

  1. Не менее важен и главный момент — что получает в таких случаях кредитор, настоящее жилье в виде готовой квартиры или только компенсацию от проданной на торгах жилплощади.
  2. Разъяснение таких тонких моментов может оказаться полезно гражданам, которые дают деньги под залог или сами ищут нужные им суммы, предлагая в качестве того же залога разнообразные варианты недвижимости.
  3. Поэтому Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ отменила апелляционное определение и направила дело на новое рассмотрение.
  4.  Наталья Козлова
  5. Российская газета — Федеральный выпуск № 284(8042)

В гд раскритиковали решение кс об изъятии единственного жилья у должников — газета.ru

Решение Конституционного суда (КС) разрешить взыскание единственного жилья должника может привести к злоупотреблениям в судах, сообщили «Газете.Ru» в Госдуме.

Квартиру задолжавшего могут продать на аукционе по цене ниже рыночной, чтобы взыскать долг, а на остаток купить ему некачественное жилье, пояснили депутаты.

Юристы тем временем призвали законодательно определить пределы «имущественного иммунитета» и алгоритмы по замене одного жилья на другое.

Прежде чем ввести нормы преодоления «имущественного иммунитета» в отношении единственного жилья, необходимо собрать комиссию и оценить правоприменительную практику по этому вопросу. Об этом «Газете.Ru» заявил член комитета ГД по конституционному законодательству и госстроительству Алексей Диденко.

«Нельзя просто взять и единственное жилье изъять. Нужен поиск баланса, чтобы человек не лишился единственного жилища. Много вопросов в механизмах. Нужно создать комиссию, обсудить, посмотреть правоприменение и только потом думать, нужен ли закон», — сказал депутат.

По его мнению, с учетом уровня закредитованности россиян подобные рекомендации КС могут привести к необратимым социальным последствиям. «Здесь торопиться не нужно. Потому что могут выселить из жилья и поселить в бараке с крысами. Формально жилье будет предоставлено, но насколько оно пригодно для проживания?», — отметил Диденко.

Постановление КС также может породить злоупотребления в судопроизводстве, отмечает в свою очередь первый зампред комитета ГД по конституционному законодательству и госстроительству Михаил Емельянов.

«Это очень опасное решение. Обещание предоставить жилье взамен в рамках закона — это лукавство, потому что такого жилья может и не быть в наличии. Людей будут выгонять на улицу. Это решение в пользу риэлторов, коллекторов, банков.

КС на себя много берет, начинает заниматься правотворчеством. Такое давление просто неуместно», — пояснил Емельянов «Газете.Ru».

26 апреля 2021 года Конституционный суд России постановил, что российские суды при определенных условиях могут изымать единственное жилье у граждан, признанных банкротами, если взамен им предоставят помещение, пригодное для жизни.

В постановлении КС напомнил, что еще в 2012 году требовал законодательно определить пределы действия «имущественного иммунитета». Минюстом были разработаны два законопроекта в 2016 и 2018 годах — последний даже поступил на первое чтение в ГД. Но дальше не продвинулся.

«Помимо многолетнего недопустимого законодательного бездействия, указанный длящийся риск причинения вреда конституционно значимым ценностям отягощается самим по себе неисполнением акта конституционного правосудия», — подчеркнули в КС.

Постановление от 26 апреля — результат рассмотрения жалобы Ивана Ревкова, который на протяжении 20 лет добивается возврата долга от знакомой — в 1999 году он дал ей 753 тыс. рублей.

Исполнительное производство по возврату средств было заведено в 2007 году, но решение должница так и не исполнила. Зато в 2009 году она приобрела квартиру площадью 110 кв. метров.

К 2019 году сумма долга в результате индексации увеличилась до 3,9 млн рублей — вскоре женщина объявила себя банкротом.

В дальнейших судах мужчине, который требовал продажи квартиры должницы и возврата средств, отказывали на основании статьи 446 ГПК РФ, которая запрещает обращать взыскание на единственное жилье должника и членов его семьи.

После этого он обратился в КС, который и постановил пересмотреть дело, а заодно дал разъяснение нижестоящим судам. Теперь при определенных условиях они могут преодолевать «имущественный иммунитет» — до тех пор, пока не появится законодательная позиция, пояснили в КС.

При этом площадь жилья, приобретенного на остаток от суммы с продажи недвижимости, не может быть меньше 18 кв. метров, напоминает юрист, генеральный директор ООО «Юридическая компания Орион» Дмитрий Пушкарский.

«Законодателю необходимо определить, каковы пределы «имущественного иммунитета», и дать понять, что значит «роскошное жилье», а что значит «необходимое для проживания». И, конечно, это не должны быть 18 кв.

метров, норматив по которым установлен еще с советских времен.

Должна быть проведена полная ревизия жилищных нормативов и жилищных прав граждан», — отмечает в свою очередь юрист, основатель и СЕО консалтинговой группы vvCube Вадим Ткаченко.

Чтобы обезопасить добросовестных должников, законодателю следует выработать минимальные требования к единственному жилью, а также алгоритмы по замене одного жилья на другое, соглашается управляющий партнер юридической компании «КМК» Максим Морозов.

«Только при наличии ясности по вышеуказанным вопросам, возможно ограничение «имущественного иммунитета» без серьезных нарушений прав гражданина-должника», — заключил он.

Читайте также:  Что делать если нечем платить микрозаймы в 2022?

Жилье за долги. У кого государство собирается отнимать единственное жилье? | Капитал страны

Минюст России подготовил проект поправок в закон об исполнительном производстве, согласно которому у должников станет возможным изымать единственное жилье. Как будет работать этот закон в случае его принятия, в чьих интересах он продвигается и кого коснется?

  • Что предлагает Минюст
  • В опубликованном Министерством юстиции проекте предлагается внести ряд поправок в Гражданский процессуальный кодекс РФ, в Семейный кодекс РФ и в ФЗ «Об исполнительном производстве», которые отменяют запрет на изъятие за долги единственного жилья должника.
  • По действующему на сегодняшний день законодательству, должника нельзя лишать жилья (кроме ипотечного), если оно у него единственное.

Попытки «прижать» должников Минюст предпринимает не впервые – осенью прошлого года разрабатывал законодательную норму, которая позволяла бы продавать часть жилья, занимаемого должником, то есть начать плодить коммунальные квартиры, от которых в нашей стране пытаются избавиться почитай уже сотню лет. Теперь же министерство предлагает изымать жилье целиком, правда, вводит некоторые ограничения .

Не может быть изъято жилье, если его площадь «не превышает двукратную норму предоставления площади жилого помещения». Жилищная норма для разных регионов различна и колеблется в пределах 14–18 кв. м на человека.

Есть и другие ограничения на изъятие единственного жилья.

Например, «обращение взыскания … не допускается, если размер требований в исполнительном производстве явно несоразмерен стоимости имущества, на которое обращается взыскание».

Нельзя изымать жилье, если сумма требований к должнику, включая расходы по совершению исполнительных действий и исполнительский сбор, составляют менее 5% от стоимости жилья или же сумма, которую должны передать должнику после реализации имущества, составит более 50% от стоимости этого имущества.

  1. Говоря проще, нельзя изымать у гражданина квартиру, если требования кредитора слишком малы по сравнению со стоимостью квартиры, либо слишком велики, чтобы на оставшуюся после ее реализации сумму можно было приобрести другое жилье.
  2. Минюст предлагает также внести дополнительные ограничения при реализации изъятого за долги жилья.
  3. На торги жилье может быть выставлено только по цене, не ниже «указанной в определении суда об обращении взыскания на имущество».
  4. Если же торги не состоялись, то на повторных допускается снижение цены на 5%, и если квартира не будет продана и в этом случае, то она возвращается должнику и повторное обращение на взыскание его имущества возможно не ранее, чем через один год.

Если же имущество реализовано, то должник получает на руки сумму, которая «не может составлять менее стоимости жилой площади, рассчитанной на основании нормы предоставления площади жилого помещения…с учетом членов семьи должника-гражданина, проживающих совместно с ним, а также с учетом среднего удельного показателя кадастровой стоимости».

Если же гражданин-должник по каким-либо причинам в течение трех месяцев не приобрел на эти средства другое жилье (рассчитали, например, неправильно и денег не хватило), то он перечисляет полученные от реализации квартиры деньги в муниципальный бюджет, а местные власти обязаны в течение двух месяцев предоставить этому гражданину «иное пригодное для проживания жилое помещение». Где муниципальные власти будут брать необходимое для этого жилье, какого качества и в какой мере оно будет «пригодно для проживания», законопроект не информирует.

С чем связаны инициативы Минюста

Законопроект министерства ссылается на постановление Конституционного суда РФ от 2012 года, когда суд, проявив удивительную оперативность, удовлетворил иски двух частных лиц-кредиторов в вопросе взыскания долгов и обязал парламент ограничить имущественный иммунитет должника в части неприкосновенности единственного жилья и внести необходимые изменения в законодательство. В том же году была предпринята попытка протащить через Госдуму соответствующие поправки в Гражданский процессуальный кодекс РФ, но успехом эта затея тогда не увенчалась. В 2013 году Минрегионразвития создало проект поправок в законодательство, которые позволяли реализовать упрощенный порядок взыскания недвижимого имущества за долги ЖКХ, если сумма задолженности за коммуналку превышает 5% от рыночной стоимости жилья. Автором этого проекта был Андрей Чибис, являющийся ныне замглавы Минстроя и ЖКХ.

О том, что оплата услуг ЖКХ населением держится на уровне 95%, наш журнал уже писал ранее. Из 5% неплательщиков злостными являются менее половины, и коммунальщики давно уже освоили методы борьбы с ними, отключая жилье от всех коммуникаций вплоть до канализации.

Иными словами, проблема злостных должников, по вине которых добросовестные плательщики-соседи вынуждены «отдуваться» за весь дом, явно «высосана из пальца», точнее она существует, но ее масштабы, заявляемые чиновниками, не соответствуют реальному положению дел.

Из 1,3 трлн рублей просроченной задолженности россиян к ЖКХ относится менее 20%, основная масса долгов приходится на банковские кредиты. Вероятнее всего этим и объясняется такая настойчивость чиновников различных министерств и ведомств в вопросе взыскания задолженности с граждан. Банки обижать нельзя.

  • Кто выиграет и кто пострадает
  • Когда Конституционный суд в 2012 году обязал парламент принять поправки в законодательство в части неприкосновенности единственного жилья должника, то поводом для этого послужили дела, где частные лица одалживали друг другу миллионы рублей и потом не могли их вернуть.
  • Также некоторые юристы, приветствуя инициативы Минюста, говорят о том, что некоторые граждане берут в банках кредиты, на которые покупают жилье, а после оставляют банк «с носом», ссылаясь на законы, запрещающие продавать единственное жилье.

И тут возникает ряд вопросов. Во-первых, совершенно не известна статистика таких схем, насколько они распространены, чтобы ради них проводить столь серьезные изменения в законодательстве, которые затронут миллионы россиян.

Во-вторых, удивляет доверчивость кредиторов, которые раздают многомиллионные кредиты под «честное слово», а потом требуют через Конституционный суд изъять у должника единственное жилье.

Еще больше удивляют банки, которые дают немалый кредит гражданину, не озаботившись залогом, не поинтересовавшись доходами клиента, совершенно не любопытствуя, на что и как будет потрачен этот кредит. Как будто нет у банка соответствующих юридических и информационных служб, отсутствует служба безопасности.

А после эти кредиторы приходят к государству и жалуются, что их бессовестно обманули. Вполне допустимо, что иногда и обманывают, подделывая некоторые документы. Тогда это является обыкновенным мошенничеством и должно рассматриваться в рамках УК РФ.  

В прессе сообщается, что, по мнению авторов законопроекта, нововведения эти позволят защитить права несовершеннолетних детей, а также обеспечат их жильем при разводе родителей. Мнение это слишком оптимистично – ничего существенного на сей счет в законопроекте не содержится.

Некий источник в финансово-экономическом блоке правительства сообщил прессе, что появление законопроекта обусловлено в том числе реализацией концепции государственной семейной политики в России на период до 2025 года (такой документ был утвержден правительством в 2015 году).

Об этом в законопроекте также нет ничего конкретного.

Более того, многие юристы отмечают расплывчатость формулировок в этом предложении Минюста, что может оказаться неплохим полем для «маневра» для нечистых на руку чиновников. Сюда следует еще добавить выдающуюся компетентность судейского корпуса, о которой президент Путин на заседании в прошлом году высказался следующим образом: «У меня просто волосы дыбом оставшиеся встают.

Я не знаю насчет предвзятости, но насчет квалификации точно вопросы возникают». И дело с изъятием жилья у должников обещает выглядеть довольно грустно. Некоторые юристы говорят об этом более определенно: «Никому не выгодно «плодить» бомжей, но такой риск есть.

На любую статью можно посмотреть под разными углами, и кто-то наверняка захочет воспользоваться своим служебным положением».

По мнению экспертов, под прицел кредиторов и судебных приставов первым делом попадут малоимущие граждане, которых «угораздило» иметь дорогое жилье в престижных районах городов.

Некоторые специалисты полагают, что в силу специфики способа, с помощью которого наши сограждане стали собственниками жилья, они теперь недостаточно ответственно относятся к своей собственности и поэтому площади квартир часто не соответствуют доходам граждан. Вот так: еще несколько лет назад, до того как ЦБ обвалил рубль и инфляция стала выражаться двузначными цифрами, все было вполне «ответственно». А теперь «недостаточно ответственно».

Экономист Делягин объясняет суть законопроекта следующим образом: «У нас очень много людей, которые не могут расплатиться по кредитам и которые, более того, залезают все дальше в кредитную кабалу, потому что физически невозможно жить, не беря все новые и новые кредиты.

И государство вместе с банковским сообществом с большой охотой их туда загоняет…человек живет не на улице, не на помойке, когда его довели до нищеты и до бедности, а у него еще можно отобрать квартиру. Почему не отобрать? Нормальный либеральный подход.

Социал-дарвинизм, он же социал-фашизм в чистом виде».

А в Кремле пока нет определенной позиции по отношению к инициативам Минюста. Там еще не решили – хорошо это или плохо лишать граждан за долги единственного жилья.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *